• USD 67.03 +0.19
  • EUR 76.70 +0.73
  • BRENT 71.86 +0.60%

Имитация «мощной поддержки»: как Порошенко в Брюсселе гостил

Петр Порошенко. Фото: novorosinform.org

Те, кто наблюдали хотя бы за двумя-тремя зарубежными визитами Петра Порошенко, могут считать, что наблюдали за всеми. Фактически программа президента Украины в ходе зарубежных поездок не меняется: благодарность за поддержку территориальной целостности и суверенитета Украины, символические заявления о приверженности курсу европейской/евроатлантической интеграции и курсу реформ, просьба ужесточить антироссийские санкции и предоставить финансовую помощь /вооружение/"безвиз", приглашение компаний соответствующих стран к приватизационным процессам на Украине.

Собственно, никакого прорыва на саммите Украина-Евросоюз, который состоялся 9 июня в Брюсселе, не случилось. Вопрос Украины по состоянию на сегодняшний день находится на периферии внешней политики ЕС, а сама Украина, заполучив «безвиз», пиар-эффект от которого для властей оказался исчерпан через год, достигла предела евроинтеграции. Напомним, что по-прежнему действует поправка от декабря 2016 года в Соглашение об ассоциации Украина-Евросоюз о невозможности Украины претендовать на членство в ЕС, принятая по инициативе Нидерландов.

В очередной раз брюссельские чиновники в ходе саммита похвалили Киев за проведение реформ. Что подразумевать под реформами в их понимании — вопрос неоднозначный. Если снижение уровня и качества жизни на Украине, что вынуждает украинцев превращаться в трудовых мигрантов и, как следствие, снижать издержки крупного капитала на заработную плату на общеевропейском рынке труда — тогда, действительно, реформы следует считать успешными. В действительности, какие-либо реальные реформы, направленные на повышение благосостояния общества, нынешние власти могли проводить лишь в первые полтора года своего правления (и этого срока было вполне достаточно) — до тех пор, пока в обществе сохранялся относительно высокий уровень поддержки, Запад был максимально благосклонен к Киеву, а в парламенте существовала устойчивая коалиция. Утратив все вышеперечисленное, власть имущие уже и не думали ни о каких реформах, сконцентрировавшись на консервации правящего режима с целью политического выживания и крупномасштабного присвоения коррупционной ренты.

По итогам саммита в украинском инфромпространстве особый упор делается на то, что ЕС осуждает действия РФ против Украины и подтверждает необходимость сохранения за Украиной статуса страны-транзитера российского газа. Впрочем, данные пункты в итоговой декларации сугубо декларативны и едва ли воплотятся в конкретные действия ЕС, способствующие восстановлению территориальной целостности Украины и сохранению статуса транзитера энергоносителей.

В ходе саммита Киев не сумел добиться увеличения финансовой поддержки от ЕС. ЕС хоть и подтвердил возможность выделения 1 млрд евро двумя траншами в течение ближайших двух лет, однако к Киеву предъявляется целый перечень требований, включая запуск работы Антикоррупционного суда, ротации состава ЦИК, выполнения меморандума с МВФ. Но в условиях де-факто начавшейся избирательной кампании совершенно не факт, что вышеуказанные требования будут выполнены.

На саммите было подписано соглашение между Украиной и Европейским инвестиционным банком на 75 млн евро на реконструкцию украинских дорог. Однако вероятно, что украинские чиновники не получат доступ к этим деньгам, а соответствующие работы будут выполнять европейские подрядчики. Да и по сравнению с необходимыми капиталовложениями в ремонт украинских дорог 75 млн евро — капля в море.

Несмотря на рукопожатия, улыбки, многочисленные заверения в евроинтеграционных перспективах Украины, состоявшийся саммит Петр Порошенко едва ли сможет занести себе в актив, поскольку не было получено главного — сигналов персональной поддержки, которые свидетельствовали бы о том, что европейские чиновники рассматривают политические перспективы Петра Алексеевича в президентском кресле после 2019 года. Быть может, ближайшие президентские выборы на Украине станут уникальными в том смысле, что ни один из кандидатов не сумеет заручиться однозначной западной поддержкой.

Если говорить о евроинтеграционных перспективах Украины, то как не вспомнить, что по состоянию на 2013 год Украина соответствовала куда большему количеству Копенгагенских критериев (критериев членства в ЕС), чем по итогам «реформ» 2014−2018. Представляется, что с течением времени идея евроинтеграции в украинском обществе (ныне ее поддерживают около двух третей общества) будет снижаться ввиду отсутствия реальных социальных и экономических достижений, связанных с выбранным курсом на евроинтеграцию. Кроме того, с 2021 года начинается новый бюджетный цикл в ЕС, когда дотации для стран «Новой Европы», вероятнее всего, будут урезаны, что негативно отобразится на восприятии украинцами ЕС. Загадывать на более длительную перспективу не приходится, как минимум по причине того, что политическая и экономическая турбулентность внутри ЕС усиливается, и будет ли этот союз существовать в своем нынешнем виде — большой вопрос.

Без каких-либо существенных результатов завершился для Украины саммит НАТО в Брюсселе. Еще накануне глава представительства Украины при НАТО Вадим Пристайко заявил, что Альянс не рассматривает возможность распространения на Украину программы под названием Enhance Opportunity Program (Расширение возможностей). Этот же тезис повторил генсек НАТО Йенс Столтенберг в ходе самого саммита.

На самом-то деле, было заранее очевидно, что в ходе саммита Альянс не готов повысить уровень взаимодействия с Украиной в силу целого ряда причин. Прежде всего, это создало бы негативный фон накануне встречи Дональда Трампа и Владимира Путина в Хельсинки 16 июля и сузило бы пространство для маневра в ходе их переговоров. Во-вторых, это было бы четким сигналом о персональной поддержке западным сообществом Порошенко накануне официального старта предвыборной кампании — но, как было сказано выше, у западных элит покамест нет явных фаворитов на ближайший политический цикл на Украине. В-третьих, Будапешт по-прежнему блокирует любые шаги по сближению Украины с НАТО из-за языковой статьи закона Украины «Об образовании»; работа комиссии Украины-НАТО по-прежнему заблокирована из-за позиции Венгрии.

Акцент по итогам саммита НАТО в украинском информационном пространстве делается на встрече Порошенко с Трампом. Правда, длительность ее не превышала 20 минут — очевидно, что никакие серьезные вопросы в подобном формате не обсуждаются, и ни о какой «сверке часов» накануне встречи президентов США и РФ говорить не приходится. Тем не менее, для Порошенко важно продемонстрировать своим внутриполитическим оппонентам, что он обладает персональным расположением 45-го президента США. Характерно, что в англоязычных источниках (помимо английских версий украинских сайтов) нет упоминаний о том, что в ходе саммита Трамп провел встречу с Порошенко.

В сущности, в ходе саммита НАТО оказало Киеву лишь символическую поддержку. В подписанной декларации участники НАТО осудили действия РФ против Украины, призвали РФ выполнить Минские договоренности, а также признали стремление Украины вступить в Альянс наряду с территориальной целостностью и суверенитетом Украины. Правда, подобных заявлений за последние четыре года можно насчитать десятки, если не сотни.

Опять-таки говорить о долгосрочных евроатлантических перспективах Украины не приходится, ведь, как минимум, непонятна судьба самого НАТО. Вашингтон давит на своих европейских партнеров, требуя увеличить оборонные расходы, ответом на что является начало формирования общеевропейского оборонного союза PESCO. Сумеет ли найти Киев свое место в новой системе европейской безопасности, покажет лишь время.

Денис Гаевский, Киев

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2018/07/16/imitaciya-moshchnoy-podderzhki-kak-poroshenko-v-bryussele-gostil
Опубликовано 16 июля 2018 в 10:02
Все новости

18.08.2018

Загрузить ещё
Актуальные сюжеты
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами