• USD 66.41 -1.39
  • EUR 75.30 -2.03
  • BRENT 72.47

Угроза существованию ЕС: о мигрантах и тех, кто не хочет их принимать

Участники неформального саммита в Брюсселе. Фото: svoboda.org

28−29 июня в Брюсселе пройдет очередной, июньский саммит ЕС. Однако лидерам 16 европейских стран пришлось приехать в бельгийскую столицу на неделю раньше. В воскресенье, 24 июня, состоялся минисаммит ЕС, своего рода репетиция большого саммита.

Несбывшееся чудо

Европейские лидеры собрались на внеочередную встречу, чтобы попытаться выработать единое решение по мигрантам. Проблема, уже едва не вызвавшая раскол ЕС в 2015 году, неожиданно обострилась этим летом до масштабов трехлетней давности.

Встреча в Брюсселе закончилась безрезультатно. Хотя полным провалом ее назвать все же нельзя. Европейские лидеры, по крайней мере, договорились дальше работать над самой сложной проблемой в нынешнем Евросоюзе. Обсуждение путей выхода из нового миграционного кризиса продолжится уже в четверг и пятницу.

Больше всех, если можно так сказать, не получила дивидендов от минисаммита федеральный канцлер ФРГ Ангела Меркель, которая и была его непосредственным организатором. Г-жа Меркель находится сейчас дома под беспрецедентным давлением. Баварские партнеры по правящей коалиции требуют от нее ужесточить позицию по беженцам.

Ангела Меркель прибыла в штаб-квартиру Еврокомиссии в Брюсселе с очевидным намерением решать проблему мигрантов при помощи «двусторонних или трехсторонних» соглашений, поскольку невозможность достижения согласия между всеми 28 членами Евросоюза сейчас очевидна даже для самых больших оптимистов.

Конечно, у канцлера теплилась надежда на чудо, но после четырехчасового обсуждения она была вынуждена признать, что оно не произошло. Под чудом, конечно, предполагалось какое-нибудь, пусть даже и расплывчатое соглашение с общей позицией, похожее на то, что она заключила за несколько дней до минисаммита с президентом Франции Эмманюэлем Макроном. Скрепя сердце, французский лидер все же согласился принимать беженцев, зарегистрировавшихся во Франции и уехавших затем в Германию.

В отличие от коллег, например, австрийского канцлера Себастьяна Курца, без обиняков заявившего журналистам, что встреча закончилась безрезультатно, немецкий лидер была дипломатична. «Там, где это возможно, — заявила она, покидая Брюссель, — мы хотим найти общеевропейские решения. Где это невозможно, мы хотим собрать вместе тех, кто желает искать решение, и попытаться составить план действий».

И все же дипломатичность Ангелы Меркель не смогла заслонить очевидный провал встречи в верхах, посвященной мигрантам. «Сегодня мы не приняли никаких решений», — поделился с журналистами премьер-министр Греции Алексис Ципрас, выходя из зала заседаний. Такого же мнения придерживаются и остальные участники минисаммита, многие из которых, не исключено, пожалели о потраченном времени. Встреча закончилась пресной декларацией, из которой следует, что, как и ожидалось ранее, решения будут приняты на саммите в четверг и пятницу. Наверняка, какие-то решения будут приняты, потому что проблема не терпит отлагательств, но будут ли они соответствовать накалу страстей, кипящих сейчас вокруг мигрантов, большой вопрос…

Спасение Меркель — дело рук самой Меркель

«Мы все согласны с тем, что поток нелегальных мигрантов необходимо остановить, — подчеркнула Ангела Меркель перед тем, как покинуть Брюссель. — Мы согласны, что необходимо обезопасить наши границы и что мы несем ответственность за положение дел. Но мы понимаем, что не может и не должно быть, чтобы одни страны беспокоила первичная миграция, а другие — вторичная».

Эти слова являются печальной констатацией горького факта, который невозможно скрывать — в объединенной Европе уже давно нет содержащегося в самом ее названии единства. Этого единства нет по многим вопросам, включая и мигрантов. Проблема с мигрантами временами, как сейчас, к примеру, явно затмевает все остальные проблемы, в т. ч. и тягучий и чем-то похожий на нескончаемую мыльную оперу брексит.

На брюссельском минисаммите разногласия между европейскими странами вновь проявились во всей красе. Для начала следует напомнить о существующем уже несколько лет центре оппозиции Брюсселю внутри Евросоюза. Речь идет, конечно, о Вышеградской четверке, неформальном объединении четырех центрально- и восточноевропейских стран, состоящем из Венгрии, Польши, Чехии и Словакии. За примерами несогласия четверки с политикой Брюсселя далеко ходить не нужно. Вышеградцы, например, категорически отказывались и отказываются сейчас принимать беженцев, которых направляла им Еврокомиссия.

Накануне минисаммита премьер-министр Венгрии Виктор Орбан провел саммит Вышеградской четверки. Венгрия, Польша, Чехия и Словакия заявили в Будапеште о бойкоте минисаммита, куда их, кстати, похоже, никто и не приглашал, и в очередной раз подтвердили отказ принимать беженцев по квотам. Лидеры четверки отказались тратить время и ехать на встречу, целью которой является решение внутренних проблем отдельных ее участников. Намек, конечно, на Ангелу Меркель. Не случайно, что по этой же, естественно, причине острословы назвали минисаммит «саммит по спасению Меркель».

В минувшее воскресенье и в предшествующие встрече в Брюсселе дни возмутителем спокойствия выступила Италия. Судя по всему, с приходом к власти на Апеннинах популистского правительства Джузеппе Конте, фактическим главой которого является глава МВД Италии и лидер ультраправой Лиги Маттео Сальвини, Польша и Венгрия уступили Риму титул главного европейского ньюсмейкера, если говорить о негативных, с точки зрения Брюсселя, новостях. Итальянская правящая коалиция, придя к власти, засучила рукава и сразу взялась за дело. Во время переговоров по созданию правящей коалиции много говорили о разногласиях между лидерами победивших на выборах партий: Лиги и Пяти звезд. И Сальвини, и Луиджи Ди Майо мечтали возглавить правительство, но у них хватило ума пойти на компромисс и отдать пост премьера мало кому известному даже на полуострове профессору права Джузеппе Конте. Взамен они, естественно, получили важные министерские посты в новом правительстве. Больше всего доволен Маттео Сальвини, которому достался портфель министра внутренних дел. Пост главного полицейского Италии позволил ему показать себя во всей красе. Решение не пустить в Италию судно Aquarius с 629 беженцами из Ливии на борту и закрыть итальянские порты для беженцев, прибывающих на кораблях неправительственных организаций, вызвало в Европе настоящий фурор. У главных европейских «смутьянов» — польского «серого кардинала» Ярослава Качиньского, возглавляющего правящую партию «Право и справедливость», и Виктора Орбана появился достойный конкурент и одновременно союзник. Маттео Сальвини сейчас, вне всяких сомнений, — самый популярный политик в Италии и один из наиболее известных и цитируемых на всем континенте.

«Цель (наших действий) заключается в защите внешних границ, — заявил он на днях. — Мы хотим не делиться проблемой с мигрантами с другими европейскими странами, а решать ее в зародыше. Если кто-то думает, что Италия будет и дальше безропотно оставаться местом высадки мигрантов и лагерем для них, то они ошибаются».

Геополитическая геометрия

«Герой дня» Конте привез в Брюссель план борьбы с миграционным кризисом из 10 пунктов. В отличие от коллег, он покинул бельгийскую столицу без заявлений для прессы, хотя по возвращении домой и заявил, что остался встречей доволен. Вместо него итальянский план, суть которого, если коротко, заключается в облегчении бремени пограничных стран (Италия, Греция, Испания) и отмене Дублинской системы, регламентирующей прием беженцев, комментируют другие европейские лидеры.

«Премьер-министр представил на встрече план, — сообщил журналистам премьер-министр Испании Педро Санчес, — по которому состоялась оживленная дискуссия. Мы, конечно, намерены внимательно его изучить. Все сходятся в необходимости выработать европейский подход к проблеме».

С необходимостью выработать «европейский подход» никто не спорит. Никто не спорит и с тем, что, пожалуй, невозможно выработать единую позицию по вопросу мигрантов между Францией и ФРГ, с одной стороны, и центрально- и восточноевропейскими странами, с другой. Отличие нынешнего миграционного кризиса от предыдущего (2015) состоит в том, что соотношение сил на континенте изменилось. Причем, изменилось не в пользу старой Европы.

Италия, которая устами главы МВД объявила, что она теперь будет часто говорить: «Нет!» требованиям Брюсселя, которые идут вразрез с ее интересами, была на минисаммите не одна. Джузеппе Конте, например, поддержал «коллега по несчастью», если понимать под этим словом мигрантов — Алексис Ципрас. Он призвал других европейских лидеров признать так называемую «вторичную» миграцию, когда мигранты, зарегистрировавшись в стране прибытия, как того требует Дублинская система, отмены которой сейчас добивается Рим, уезжают в другие европейские страны. Ципрас по вторичной миграции полностью солидарен с Конте и Сальвини.

«Наши северные границы закрыты для вторичных мигрантов, — подчеркнул он. — В этом ни у кого не должно быть ни малейших сомнений».

Сейчас в Старом Свете возникло некое подобие антибрюссельской дуги, протянувшейся с северо-востока Европы, от Польши, в юго-западном направлении до Италии. Пока входящие в нее страны объединяет более-менее общая позиция по вопросу мигрантов. Однако можно предположить, что Вышеградская четверка, а также Австрия, предложившая Хорсту Зеехоферу и Маттео Сальвини создать треугольник для борьбы с миграционной политикой Брюсселя, и Италия при необходимости и желании сумеют найти и другие точки соприкосновения. К этой сложной геометрической фигуре вполне могут присоединиться и другие европейские страны: Греция, например, Болгария, Хорватия и т. д., которые тоже не хотят принимать мигрантов. В общем, как говорится, покой и единство им (Брюсселю и Еврокомиссии) отныне будут только сниться.

Тревожный звонок

Минисаммит в Брюсселе стал очередным тревожным звонком для Ангелы Меркель. Об остром политическом кризисе в Германии между Меркель и главой МВД ФРГ Хорстом Зеехофером в последние недели не писал разве что ленивый. Г-жа Меркель сумела получить двухнедельную передышку. Зеехофер согласился с ее предложением, больше похожим на просьбу или даже мольбу, и отложил «разборки» до окончания саммита ЕС. Канцлер созвала минисаммит в надежде укрепить свои позиции перед большим саммитом. Конечно, она понимала, что кризис ослабил ее позиции не только в стране, но и на континенте, но все же надеялась, что огромный авторитет поможет ей, как обычно, «продавить» противников и приехать в Брюссель 28 июня не с пустыми руками. Увы, ее попытка провалилась.

«В этот раз Меркель была не в том положении, как в 2015 году, когда она приехала с решением по мигрантам для всей Европы, — рассказал один из высокопоставленных еврочиновников, участвовавших в минисаммите, — потому что сейчас ей нужно для начала разобраться с домашними делами».

По мнению многих наблюдателей, Ангела Меркель столкнулась в Германии с самым сильным кризисом за все 13 лет пребывания у власти. Кризис может ей стоить даже поста канцлера. Об ее отношениях с Зеехофером, от которых в большой степени зависит его разрешение или углубление, много говорит фраза лидера ХСС «Я не могу работать с этой женщиной».

В надежде на благоприятный результат Ангела Меркель подготовила заключительную декларацию через президента Еврокомиссии Жан-Клода Юнкера, формального хозяина минисаммита. Однако она вызвала категорические протесты Джузеппе Конте, пригрозившего бойкотом, и Сальвини. Больше всего итальянцев вывело из себя то, что Меркель и Юнкер в заключительной декларации фактически уравняли в правах вторичных и первичных мигрантов.

«Если мы поедем в Брюссель играть по сценарию, уже написанному Францией и Германий, — заявил Сальвини после того, как ознакомился с документами, подготовленными к минисаммиту, — если они рассчитывают присылать нам новых мигрантов вместо того, чтобы помогать, то нам даже не стоит ехать на эту встречу. Лучше сэкономить время и деньги».

Юнкеру и Меркель пришлось срочно переписывать декларацию. С Грецией, Польшей, Венгрией и другими европейскими легковесами Меркель, наверное, справилась бы, но сейчас к ним прибавилась Италия, с которой так же, как, скажем, с Грецией не поступишь. Да и позиция Австрии которая, кстати, с 1 июля начинает председательствовать в Евросовете на ротационной основе повышает шансы противников политики открытых дверей. Антигерманскую и антибрюссельскую позицию Вены в вопросе с мигрантами трудно назвать ударом ножом в спину, потому что Австрия, где традиционно сильны правые и популисты, уже давно не скрывает критического отношения к Брюсселю по многим вопросам, включая и миграционный.

Себастьян Курц не только предложил Зеехоферу и Сальвини вместе бороться против политики открытых дверей, но и пригрозил вернуть пограничников на перевал Бреннер, расположенный на границе между Северным (австрийским) и Южным (итальянским) Тиролем. Это один из главных маршрутов, соединяющих юг и север Европы. «Мы должны быть готовы сделать все необходимое для защиты наших границ, — заявил он в интервью немецкому изданию Bild. — Это означает укрепление границы в районе Бреннера и в других местах».

Начало конца?

Со стороны может показаться, что нынешний кризис с беженцами возник на пустом месте. Усилия европейских политиков привели к тому, что в этом году численность прибывших в Европу беженцев снизилась до 40 с небольшим тысяч человек. Напомним, что в 2015 году, по данным ООН, их было более 1 млн.

Численность мигрантов, переправляющихся через Средиземное море, по данным Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев, более чем вдвое уменьшилась по сравнению с тем же 2017 годом и более чем в пять раз по сравнению с 2016. В том году, напомним, Брюссель заключил соглашение с Анкарой, по которому Турция резко сократила поток беженцев, переправляющихся через нее в Грецию. По состоянию на середину июня было зарегистрировано 40 944 мигранта. Примерно, 16 тыс. приняла Италия и по 12 тыс. с небольшим Испания и Греция.

Собственно, гуманитарный кризис действительно «рассосался», но на смену ему пришел кризис политический, связанный все с теми же беженцами из стран Африки и Азии. Политические последствия «страшного» 2015 года ощущаются по-прежнему и, судя по всему, будут ощущаться еще долго.

Говорить о спорах и проблемах, связанных с мигрантами, можно бесконечно. Очевидно, теперь будет предпринята попытка решать проблему путем двух- и трехсторонних соглашений по конкретным вопросам. Если примеру Ангелы Меркель последуют и другие члены ЕС, то формально, как минимум, можно будет говорить о начале конца объединенной Европы.

Сейчас все внимание опять приковано к Брюсселю, в котором завтра и послезавтра в очередной раз будет обсуждаться проблема с мигрантами. В общих деталях предложения Евросовета и Еврокомиссии известны. В частности, предлагается дальнейшее укрепление внешних границ Евросоюза, оказание дополнительной поддержки Ливии, через которую в Европу сейчас идет основной поток мигрантов; создание центров для беженцев, причем не столько в Европе (предложение Макрона), сколько за ее пределами. В таких центрах беженцев будут делить на политических, т. е. тех, кто по разным причинам не может оставаться на родине без риска для жизни, экономических, отправившихся в дальний и опасный путь для улучшения условий жизни.

Маттео Сальвини летал 25 июня в Триполи договариваться о создании таких центров на южной границе Ливии, с которой Италия в прошлом году тоже подписала соглашение по мигрантам. Пока, судя по всему, Риму не удалось добиться одобрения африканских государств. Тем не менее, по возвращению домой Сальвини заявил, что в ближайшем будущем идею с центрами для мигрантов будут обсуждать эксперты из Италии, Чада, Нигера и Мали. Что же касается Ливии, то она собирается провести в сентябре свой саммит по мигрантам.

ЕС попытается ускорить процесс депортации тех беженцев, которым отказано в просьбе находится в Европе, и увеличит финансирование программы добровольного возвращения африканцев из Ливии на юг, к себе на родину. Брюссель попытается заключить сделку по беженцам с Марокко, очевидно, по примеру сделки с Турцией. Кстати, Анкаре Брюссель, скорее всего, выделит по этому соглашению еще 3 млрд евро. По просьбе Ангелы Меркель, участники саммита наверняка займутся «вторичной» миграцией, которая так волнует Хорста Зеехофера.

В общем, планов, как всегда, много, но далеко не факт, что они сбудутся. По крайней мере, глава МИД Венгрии Петер Сийярто сильно сомневается, что результатом обсуждения миграционного вопроса 28−29 июня будет какое-то серьезное соглашение.

Действительно, особых надежд на прорыв нет, если вспомнить, насколько сильны и глубоки разногласия. Скорее всего, и в этот раз будут созданы очередные комиссии, которым поручат найти решение, устраивающее если не всех, то хотя бы как можно больше членов ЕС.

Наиболее вероятным результатом предстоящего саммита в вопросе с мигрантами будет отсутствие реального результата. Впрочем, Европе к такому положению дел не привыкать. Она живет в таком подвешенном состоянии уже три года и, кажется, уже начала к нему привыкать. Миграционный кризис давно перешел в вялотекущую стадию, изредка, как сейчас, например, прерываемую вспышками кризиса. Однако такие вспышки имеют обыкновение затухать. Пройдет лето, ослабнет и эта вспышка, после чего вновь наступит полусонное состояние и обреченные на провал поиски решений и компромиссов.

Сергей Мануков

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2018/06/27/ugroza-sushchestvovaniyu-es-o-migrantah-i-teh-kto-ne-hochet-ih-prinimat
Опубликовано 27 июня 2018 в 16:17
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами