• USD 63.52 -0.15
  • EUR 74.45 +0.31
  • BRENT 73.00 +0.58%

Татьяна Шабаева: Нелюбовь к татарскому в Татарстане культивировали 25 лет

Татьяна Шабаева. Фото: facebook.com/tatiana.shabaeva

Я жила в Татарской АССР ещё в то время, когда людей там не делили на русских и татар. Или, может быть, делили, но ребёнку это было незаметно. Татарский я учила дома, с отцом, по самоучителю — просто потому, что это было занимательно. Сотня бытовых слов и десяток общих фраз, выученные к семи годам, навсегда так и остались моим татарским активом. А ещё я читала стихи Габдуллы Тукая (в переводе) и патриотические истории про храброго Мусу Джалиля. Не скажу, что это было любимое чтение, но чем-то плохим, нелюбимым оно тоже не было. Самое главное, Тукай и Джалиль осознавались как свои. Что они мне не свои — меня научили позднее, и научили татары-националисты.

Мне неприятно наблюдать нелюбовь к татарскому языку, нелюбовь к татарской культуре — не потому, что «так нельзя никогда», а потому, что я помню время, когда этого не было. Нелюбовь к татарскому необязательна. И в норме — лучше бы её не было.

Но мы живём за пределами нормы. Сначала татарский стал обязательным в школах. Учителям татарского тогда ещё было неловко, они понимали, что занимаются профанацией. Наши оценки тоже были профанацией. Тогда же я, наконец, твёрдо усвоила, что русские и татары — это разные народы, и что это важно. Потом в педвузах Татарстана началась массовая подготовка учителей татарского. Появились книжки, повествующие о том, что русские писатели и вообще знаменитые русские люди с тюркскими корнями в фамилиях — это «люди татарского происхождения». Тюркский корень в фамилии внезапно стал значить больше, чем русские корни, и русский язык, и русское воспитание. А самыми популярными филологическими исследованиями стали сравнения татарского языка и английского. Вы думаете, это притянуто за уши? А вот и нет: во-первых, в татарском языке есть звуки, которые больше похожи на английские, чем на русские. Во-вторых, латиница же. Можно исписать гору бумаги на тему, почему она больше подходит татарскому языку, чем кириллица. И писали. И уличные указатели уже переводили на латиницу. Всё это происходило десятилетиями, и ровно никого в Москве не волновало.

Но лишь в прошлом году, вернувшись в Татарстан после долгого проживания «в России» (так это с некоторых пор стало называться в Татарстане), я заметила концентрированную, выношенную, настоянную на годах суверенитета нелюбовь к татарскому. Что самое неприятное — заметила в школах. Обязательное изучение татарского, оставшись профанацией по сути, закостенело в формах, обросло административным панцирем, обрело оружие массового поражения в виде экзамена — и стало вызывать ненависть и страх.

Подросли и поколения учителей татарского, которых делали так много, что их в школах Татарстана стало в разы больше, чем учителей русского. И сегодня они говорят: «А нам куда деваться? Мы не хотим терять работу!». Их можно понять, но также нужно понять, что они сознательно давят на жалость.

Давайте-ка по порядку. Прежде всего: татарская администрация (и крепко связанная с ней национальная интеллигенция) никогда не хотела, чтобы русские знали татарский язык. Понятно, что применительно к массовому изучению речь с самого начала могла идти лишь о поверхностном бытовом знании, умении объясниться — но русских учили не поверхностному бытовому знанию, их учили принципиально «в объёме, равном изучению русского языка и литературы», учили читать татарскую литературу. И в итоге не выучили ничему. Это не ошибка — это намерение. Русские, объективно, не могут помочь сбережению татарского языка. Русские не считаются нужными в управлении Татарстаном. Русские не являются членами татарских управленческих кланов. И сегодня всегда можно сказать, что русские, в отличие от татар, «не знают двух государственных языков Республики Татарстан».

Это по сей день остаётся главной логической связкой, фундаментом, на который надстраивается всё остальное. «Татарстан — государство», «в Татарстане — Конституция», «в Конституции Татарстана — два государственных языка». Да, татары знают русский. Знают потому и до тех пор, пока Татарстан — не настоящее государство, пока он — Россия, а в России, несмотря на все профанации, государственный язык один. Да, русские, в массе, не знают татарский. Потому что они живут в России, и лозунг «Татарстан — татарская земля» не доходит до их понимания. Если доходит — они стремятся уехать или чувствуют себя подавленными. В том числе и потому, что не хотят жить на земле, где русский язык не может считаться родным языком. Заметьте: не может считаться, хотя русские на этой земле — с XVI века. Татары, ко времени завоевания Казанского ханства русскими, жили здесь не на много больше. Почему же они — коренные, а русские — нет? Загадка, унизительная загадка.

И вот теперь депутаты стремятся внести поправки в федеральный закон «Об образовании в РФ». Смысл поправок: русский тоже может считаться родным языком («из числа языков народов Российской Федерации»); «преподавание и изучение государственных языков республик Российской Федерации осуществляется на добровольной основе и не может осуществляться в ущерб преподаванию и изучению государственного языка Российской Федерации». Законопроект рассматривается в Государственной Думе.

Помогут ли эти поправки — если они будут приняты, что на сегодня не очевидно, тем более что столичная интеллигенция продолжает старательно смотреть в другую сторону.

Они помогут так, как поможет косметический ремонт в ветхом общежитии. Жить в нём станет поприятнее — бесспорно. Нелюбовь к татарскому поутихнет — наверняка. И на какое-то время межнациональное согласие обретёт второе дыхание. Но останется масса мелких проблем — трещин, индикаторов неустроенности. Например: может ли татарин изучать русский как родной? А полукровка? Тоже мне проблема, — скажет тот, кто не знает, как в Татарстане психологически давят на татар, осознающих русский родным языком — и даже на полукровок («нельзя забывать о своих корнях!»). Как их стыдят, как прорабатывают родителей на родительских собраниях, как совестят и пробивают на жалость к учителям татарского, как составляют классы с татарским языком и ставят их в пример, и тащат наверх, в старшие классы, которых в Татарстане намного меньше, чем средних…

Всё это делается, разумеется, в рамках «защиты родного языка» — будет делаться и впредь, так как никаких механизмов «защиты от защиты» не предусмотрено. И программа для русских, изучающих «русский как государственный» и «русский как родной», будет выглядеть странно. А если русские откажутся изучать русский как родной и будут требовать, например, изучать в это время английский? Велика вероятность столкнуться с этим в ближайшие же годы. Как это будет выглядеть с этической точки зрения?

И трещины в фундаменте останутся, и евангельская мысль о «доме, разделившемся в самом себе» будет нашей реальностью.

«Вот вы всё критикуете, а как же надо?» — спросит читатель.

Во-первых, на всей территории России должен быть только один государственный язык (тот, который является им по факту, для всей России) — и только он должен быть обязателен для изучения.

Во-вторых, такого предмета как «родной язык» в принципе не должно быть: уже в самом названии заложена ненужная эмоциональная окраска и ненужная — на раннем этапе даже вредная — ультимативность выбора. Татарин при желании может изучать предмет «татарский язык». И русский при желании может изучать предмет «татарский язык» — разумно, конечно, чтобы уровень курсов был разный.

А как же, скажут мне, вот, например, украинец в Башкирии хочет изучать родной украинский язык, как это организовать? Или если удмурт в Воронеже хочет изучать удмуртский? А никак, отвечу я. Государство не обязано этим заниматься. Если есть поблизости украинская (удмуртская) община — пусть они этим занимаются, это их дела. Кроме того, наверняка найдутся энтузиасты, которые бесплатно или за символические деньги смогут организовать такое обучение по интернету.

Заявления в духе «мы сейчас организуем равные условия для всех-всех-всех» — заведомо невыполнимы, и заявителей будут раз за разом уличать во лжи. Государство никогда не сможет быть равно хорошим для всех-всех-всех. И оно не обязано. Что оно обязано сделать — так это расставить приоритеты.

Татьяна Шабаева, публицист, специально для EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2018/06/26/tatyana-shabaeva-nelyubov-k-tatarskomu-v-tatarstane-kultivirovali-25-let
Опубликовано 26 июня 2018 в 12:57
Все новости

21.07.2018

Загрузить ещё
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами