• USD 66.39 +0.03
  • EUR 75.22 +0.07
  • BRENT 61.26 +1.73%

Абхазия делится на «туристические агломерации» и «зоны отчуждения»

Фото: photocentra.ru

Туристический сезон этого года в Абхазии, по предварительным оценкам участников рынка, пройдет на уровне показателей прошлого года. Этого мало для туриндустрии, привыкшей к высоким сезонам каждого лета в этом десятилетии. Но, возможно, дно кризисного падения посещаемости пройдено — туристы все-таки едут.

В каждом из отелей Гагры и Пицунды, менеджеров которых мы попросили ответить на вопросы о посещаемости, на июль-август забронированы 7−8 мест из десяти. Это очень плохо, если сравнивать со статистикой даже 2016 года, когда многие гостиницы показывали стопроцентную посещаемость. Но не так плохо, если сравнивать со статистикой прошлого года, примерно на том же уровне, и в целом эти данные определенным образом свидетельствуют о стабилизации ситуации в туристической отрасли Абхазии.

Впрочем, если сравнивать статистику посещаемости абхазских курортов с курортами российского Причерноморья, то видим, что в Сочи, Геленджике и т. д. после однозначно кризисного для всех прошлого года, пошел рост, при самом оптимистичном раскладе к показателям 2016 года. В Абхазии этого нет. В России работают при этом факторы, усиливающие позитивные тенденции — проведение отдельных матчей Чемпионата мира по футболу в Сочи, открытие моста через Керченский пролив в Крым и т. д.

В Абхазии же, по отзывам отельеров, по-прежнему негативное влияние оказывают плохой информационный фон, обилие негативных отзывов об отдыхе и положение дел на границе, где бывают очереди и пробки.

В прошлом году рынок черноморских курортов обвалила Турция, вернувшаяся на российский рынок после краткосрочного политического кризиса в отношениях Москвы и Анкары.

Но относительно абхазских курортов сейчас самый важный перспективный вопрос, останутся ли курорты этой страны местом массового отдыха россиян в том же формате, как это и было, когда все курорты востока Черного моря представляли из себя фактически единую цепь рекреационных центров с очень высокой посещаемостью. Либо Абхазия останется одной из самых посещаемых россиянами стран постсоветского пространства. Разница большая, и она в экономике. Формат места массового отдыха создает всеобщую зависимость инфраструктур и рынков от туристической индустрии и питает денежной массой широкие слои населения. В ином случае туризм кормит лишь ограниченное число людей, работающих в индустрии. До 2017 года сезонные доходы, так или иначе связанные с высокими туристическими сезонами, обеспечивали достаток большинства домохозяйств в Гагре, Пицунде, Новом Афоне и других отдельных точках массового туристического потока. Существует сезонная миграция в места высокого посещения туристами из других регионов республики, удаленных от рекреационных центров.

Но сейчас статистика показывает тенденции, которые изменят позиции Абхазии на туристическом рынке России. Номинально страна остается однозначным лидером по числу посещений россиян, в 2017 году в нее въехало почти 4,5 миллиона человек. Более того, был отмечен небольшой рост посещений по сравнению с 2016 годом. Однако на деле собственно туристический поток упал на треть в прошлом году по сравнению с тем же 2016-м. Причина в том, что статистика учитывает вообще всех россиян, пересекающих границу, и в этом потоке, естественно, преобладают местные жители, в большинстве своем граждане РФ, многие из которых пересекают границу иногда по несколько раз в день.

Эксперты российской туристической индустрии считают более обоснованной цифру до 1,5 миллионов посещений Абхазии собственно туристами, то есть людьми, остающимися хотя бы на одну ночь в местах размещения туристов. Плюс к этому максимум до полумиллиона участников однодневных экскурсий из Сочи.

Сегодня эти цифры уже не столь значительно превышают показатели въездного туризма россиян в ряд других стран постсоветского пространства, в первую очередь, это Грузия, куда по оценкам российских туроператоров, в 2017 году въехало в качестве туристов более 700 тысяч человек (оценки грузинской стороны еще оптимистичнее, до 1,4 миллиона туристов). При этом Грузия, несмотря на наличие черноморских курортов, для россиян — не страна пляжного отдыха, большинство из них посещают в первую очередь Тбилиси.

Здесь нет такой, как в Абхазии весомой доли однодневных экскурсантов. Соответственно, каждый турист из этих сотен тысяч тратит в Грузии денег больше, чем такой же турист в Абхазии.

▼ читать продолжение новости ▼

Одним словом, снижение посещаемости абхазских курортов примерно на треть в прошлом году, может быть не временным кризисом, а новой постоянной реальностью туриндустрии, предварительные данные этого года показывают сохранение тренда. Соответственно, из бизнеса выпадут многие из тех, чей достаток сегодня зависит от высоких сезонов. К тому же, есть чисто абхазские особенности ситуации — узкий рынок. В более крупных странах потребительский рынок не столь зависим от туризма, в Абхазии же есть места, как, например, город Новый Афон, где вся экономическая жизнь строится на туристическом потоке, местного населения слишком мало для того, чтобы поддерживать малый и средний бизнес.

В столице страны Сухуме та же ситуация. Весь гостиничный комплекс ориентирован на пляжный туризм, в общей доле потока не слишком значительно число людей, приезжающих с бизнес-целями, командировочных и т. д.

С другой стороны, несомненный плюс сокращения туристического потока в неизбежной, если мы знаем законы рынка, «профессионализации» индустрии. Из отрасли выпадут многие домохозяйства, работавшие за счет низких ставок для небогатых постояльцев, приехавших загореть на море. И это повлияет на социальную стабильность в приморской стране. Но в значительной степени именно такие объекты не могли гарантировать постояльцам безопасность, люди часто жаловались на низкий уровень сервиса, хамство персонала.

В течение каждого из последних десяти лет в Абхазии открывалось не менее двух десятков новых, как правило, небольших гостиниц. С приличным сервисом и не очень высокими, особенно в этом сезоне, ценами. Индустрия гостеприимства сложилась, уровень конкуренции высокий. Можно сказать, что туризм вообще единственная отрасль экономики, которая в Абхазии сложилась. Но сейчас отельеры теряют доходы не столько из-за конкуренции с российскими или турецкими направлениями, а из-за качества окружающей среды. В гостинице может быть все хорошо — уютные номера, хорошая кухня, чистый пляж и ухоженная территория. Но люди выходят за забор, а там обилие полуразрушенных зданий, не обустроенные набережные, отвязные молодые люди, совершенно ненормальное движение на дорогах и уйма карманников на пляжах.

Чудовищная коррупция, безденежье и крайне низкий порог профессиональной компетенции существующей в Абхазии управленческой системы превращают курортные города в мусорную свалку. Счастливым исключением стал лишь Новый Афон, ухоженный и интересный курорт с обилием достопримечательностей.

Таким образом, в дальнейшем замедления в развитии туристической индустрии будут связаны с неспособностью государства обеспечить благоприятные условия окружающей среды. Хотя именно в этом году есть некоторые позитивные изменения. Правоохранительные органы в очень короткие сроки раскрыли угон автомобиля отдыхающего из Екатеринбурга, инцидент случился в Сухуме. В целом есть надежда на то, что уровень безопасности туристов будет гарантирован эффективной работой местной милиции.

Однако существующие внутренние условия неблагоприятны для развития туристического комплекса. Политическая турбулентность, фактически экономическое банкротство государства, его слабость, высокий уровень преступности — все это, если мы посмотрим на примеры из опыта других стран, например, Латинской Америки, будут создавать специфические условия работы индустрии.

Уже сейчас мы видим тенденцию «автономизации» жизни крупных гостиничных объектов, где обеспечиваются несколько более высокие стандарты среды и уровень безопасности, нежели за пределами периметра ограды объектов. Дальнейшее будущее понятно: возникновение туристических агломераций, где лучше жизнь, где больше безопасности, где жизнь для туристов.

Соответственно, оформится понимание о «зонах отчуждения», где нежелательно бывать туристу. Кстати, угон автомобиля, о котором мы выше писали, произошел в сухумском окраинном районе Маяк, где объективно высокий уровень преступности, это как раз формирующееся «гетто», в некотором смысле. Туристы будут знать, по каким дорогам и в каком составе ездить, в каких ресторанах можно отдыхать, а куда заходить не стоит, у кого можно покупать алкоголь, а кто травит фальсификатом.

Антон Кривенюк, специально для EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2018/06/25/abhaziya-delitsya-na-turisticheskie-aglomeracii-i-zony-otchuzhdeniya
Опубликовано 25 июня 2018 в 18:14
Все новости
Загрузить ещё
Актуальные сюжеты
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами