• USD 67.03 +0.19
  • EUR 76.70 +0.73
  • BRENT 71.86 +0.60%

Правозащитница рассказала, как вести себя на допросе в спецслужбах Латвии

Елизавета Кривцова. Фото: gensep.eu.

В последнее время многие политически активные жители Латвии (главным образом, русскоязычные) столкнулись с необходимостью общения с сотрудниками местных спецслужб. Юрист и правозащитник Елизавета Кривцова (депутат муниципалитета Юрмалы от партии «Согласие») рассказала порталу BaltNews.lv об основных правах, которые есть у человека, с которым хочет пообщаться Полиция безопасности (ПБ).

«Во-первых, не надо общаться с полицейским как с другом. Пытаться ему что-то доказать, в чём-то убедить, — говорит Елизавета Кривцова. — У него другая задача — получить от вас как можно больше необходимой ему информации». По словам правозащитницы, нередки ситуации, когда человеку присваивается статус свидетеля, но в ходе общения со следствием он постепенно переходит в разряд подозреваемых. Причем, зачастую это происходит в результате неправильного поведения самого этого человека в ПБ. Кривцова подчеркнула, что если вдруг в телефонной трубке раздаётся звонок, и кто-то от лица Полиции безопасности приглашает на беседу, то важно выяснить, какой статус присвоен человеку, которого вызывают на разговор. При этом, поскольку никто не может гарантировать, что звонящий действительно тот, за кого себя выдаёт, имеет смысл запросить письменное приглашение. Статуса может быть два — обвиняемый и свидетель. Также полиция может пригласить человека для профилактической беседы.

Если человеку не присвоен статус и его приглашают для профилактики, то на беседу, по словам Кривцовой, он ходить вовсе не обязан. А если всё же пошел, то не обязан отвечать на вопросы и может проигнорировать любой из них. Если человеку присвоен статус свидетеля, то он обязан ответить на все вопросы, кроме тех, которые свидетельствуют против него самого. Как отмечает правозащитница, у людей есть право не оговаривать самих себя, о чем не все знают. Если же свидетель откажется давать показания, то против него может быть начат процесс по соответствующей статье. Если человек является обвиняемым, то, по словам Кривцовой, он вообще не обязан что-либо говорить следствию. Это следствие должно доказать, что он виновен, а не наоборот. Также в ситуации, когда у правоохранительных органов возникают вопросы к человеку, есть смысл проконсультироваться с адвокатом.

Сама Елизавета Кривцова тоже имеет опыт общения с Полицией безопасности Латвии. Сейчас она судится с ПБ, дошла до Верховного суда. «Меня обвиняют в том, что я защищаю права неграждан и таким образом угрожаю безопасности Латвии, лью воду на мельницу России. Американские, европейские и латвийские институции, среди которых — Латвийский университет, Консультативный совет нацменьшинств при президенте, говорят о том, что проблему с негражданами надо решать, а я почему-то об этом говорить не могу», — рассказывала Елизавета Кривцова на радио Baltkom. По мнению правозащитницы, критерии Полиции безопасности абсолютно произвольны. «Я сделала вывод, что судебного контроля над спецслужбами в Латвии не существует, а значит, они могут делать все, что угодно. Если в моих действиях отсутствуют признаки преступности, значит это находится за рамками полномочий полиции. Полиция должна заниматься преступлениями, предотвращением терроризма, защитой государственной тайны и высших должностных лиц. У нас нет политической полиции, которая оценивала бы мнения людей и производила бы цензуру», — отмечает Кривцова.

Как рассказала Елизавета Кривцова, если Верховный суд не станет на ее сторону, она обратится в Европейский суд по правам человека, где надеется на выигрыш в деле против Полиции безопасности Латвии. Кривцова уверена, что жители Латвии не должны бояться сотрудников Полиции безопасности, которые содержатся на их налоги и обязаны следовать латвийским законам: они не имеют права превышать своих полномочий, в том числе оказывая давление на людей. Юрист считает, что и в Латвии, и в Евросоюзе найдутся возможности защитить свободы, которые гарантированы и конституцией страны, и международными обязательствами государства. Также, по ее мнению, найдутся профессионалы, которые помогут в защите прав человека в Латвии.

Напомним, что в последнее время в Латвии были брошены за решетку оппозиционные активисты Владимир Линдерман и Александр Гапоненко, выступавшие против окончательной ликвидации обучения на русском языке в школах нацменьшинств. Уголовные дела заведены на политика Татьяну Жданок и журналиста Юрия Алексеева, но они пока на свободе. Кроме того, ряд активистов Штаба защиты русских школ и представителей партии «Русский союз Латвии» получили приглашения «на беседу» в ПБ. Вот как описывает свои ощущения от такого визита на портала Imhoclub.lv журналистка Алла Березовская: «Приглашение на беседу в ПБ я получила по телефону. В кошки-мышки играть не стала, ибо нам скрывать нечего, что видим — то и пишем. Работа у нас такая. Я шла утром 9 мая на встречу с неведомым мне инспектором ПБ, взяв с собой блокнот и ручку. И пыталась представить, что чувствовал мой отец, тоже журналист, в 1937 году, когда его из редакции газеты везли на допрос в похожую организацию… Но вот и я в ПБ. В кабинете у инспектора Булса было жарко и душно. Из пояснений следователя узнаю, что против меня возбужден уголовный процесс».

«Меня знакомят с правами и обязанностями лица, против которого возбужден уголовный процесс. И уточняют, что моя статья — 78-я, ч. 1 — разжигание межнациональной розни. До трех лет, между прочим… Ну, здравствуй, Берия! Сказать, что удивлена — мало. Поэтому промолчу. От адвоката отказываюсь. Смотрим вместе с Булсом фрагмент моего выступления на „Вселатвийском родительском собрании“ (31 марта — EADaily) — освежить мою память. Запись хорошая, качественная… Привожу краткое изложение собственной речи: В середине марта вместе с главой Русской общины Латвии мы отправили Обращения, под которыми были собраны около 4 тысяч подписей — в различные департаменты и комитеты ООН, ПАСЕ, ЕК и ЮНЕСКО. На сегодня получены четыре ответа. Один из них — от Верховного комиссара ОБСЕ по делам нацменьшинств, сотрудники офиса которого просили нас и впредь информировать их о развитии ситуации в Латвии. Россия тоже целенаправленно поднимает на международной арене вопрос о правах русских жителей в странах Прибалтики. Кроме того, по нашему призыву представители русского зарубежья в 35 странах мира провели флэшмоб в поддержку русских школ Латвии. В конце выступления я призвала родителей и всех, кого волнует судьба русского образования, принять участие 4 апреля в официально заявленном шествии к Президентскому замку», — рассказывает Березовская.

«И вот здесь, я единственный раз коснулась условно национальной темы, сказав, что мы пойдем к президенту: „Мы напомним ему, что он — президент всех народов Латвии, а не только латышей. Мы напомним, что у него русская мама. И сейчас, предавая ее, он предает и свою страну тоже. Это очень плохо, мы попросим его этого не делать…“ Как я понимаю, именно за эти мои слова мне сейчас светит 78-я статья? Сложно удержаться, чтобы не передать привет Шноре — депутату Сейма Латвии, в прошлом году в газетке сравнившему русских в Латвии со вшами, которых никак не вывести из шубы. Более ста заявлений было направлено в Генпрокуратуру от граждан Латвии с просьбой возбудить против политика-ксенофоба уголовное дело — за разжигание межнациональной розни. Но это ж не Линдерман! Шноре по определению, не может быть лицом, против которого в Латвии открывается уголовный процесс. Но что-то я сильно отвлеклась, и совсем забыла про следователя Булса. А он уже готов записать в протокол мое мнение о прошедшем 31 марта мероприятии. Скрывать от органов я ничего не стала. Мое мнение, занесенное в протокол: „Вселатвийское Родительское собрание“ проходило в рамках Конституции ЛР, предусматривающей свободу собраний и свободу слова. Никаких противоправных действий при этом не происходило», — подчеркивает журналистка.

«Дальше были довольно нудные расспросы, типа — адреса-пароли-явки, на что следовали искренние ответы — не знаю, не помню, не в курсе. Уже слегка раздраженный однообразием нашей беседы, следователь спросил, с какого перепугу я в своем выступлении упомянула Россию. Не для того ли, чтобы просить ее помощи, как на Украине? Да Боже упаси! Под мою диктовку в протоколе было записано: „Как только что мы с вами вместе прослушали в записи, на собрании я упомянула Россию, как страну, которая на международной арене привлекает внимание к проблемам русского меньшинства Латвии“. Очень удивился следователь моим словам про русские школы как культурно-историческом наследии Латвии, которое необходимо сохранять. Спросил, с какой стати — наследие? Ведь через Латвию многие проходили — и шведы, и поляки, и литовцы. Что ж теперь — это наследие? И школы теперь всем открывай — русским, полякам, евреям? Но, все же, недоверчиво крутя головой, в протоколе с моих слов инспектор Булс записал и год открытия первой русской школы в Риге и имя императрицы, по чьему указу это было сделано. Через час меня вывели на свободу. Про мой дальнейший статус инспектор обещал еще подумать и посоветоваться с Уголовным кодексом. Как говорится, был бы человек…», — отмечает Алла Березовская.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2018/05/14/pravozashchitnica-rasskazala-kak-vesti-sebya-na-doprose-v-specsluzhbah-latvii
Опубликовано 14 мая 2018 в 13:19
Все новости
Загрузить ещё
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами