• USD 67.17 +0.14
  • EUR 76.98 +0.28
  • BRENT 72.34 +0.71%

Китай и Тайвань: искусство воровать союзников

Си Цзиньпин и Цай Инвэнь. Иллюстрация: fb.ru

Пекину не придется захватывать Тайвань силой. Он задушит мятежный остров дипломатической блокадой, переманивая одного за другим его союзников. В искусстве воровства союзников материковый Китай явно превзошел Китай островной.

Их осталось меньше 20

Впервые число стран, поддерживающих дипломатические отношения с Тайванем или Китайской Республикой (КР), как официально называется это частично признанное островное государство в восточной Азии, отделенное от Китайской Народной Республики (КНР) Тайваньским проливом, ширина которого колеблется от 130 до 220 километров, стало менее двух десятков. 19 стран, признающих Тайвань, в основном находятся в Латинской Америке и Тихом океане. У него есть союзники и в Африке и с Европой. Всех их объединяет слабое экономическое развитие, бедность и совсем незначительный вес в международных делах. Никакой осязаемой помощи Тайбэю (столице КР), кроме «правильного» голосования в нужный момент и престижа, они предложить не могут. Тем не менее, за эти и другие такие же незначительные страны между двумя Китаями — материковым, «основным», так сказать, второй экономикой планеты и постоянным членом Совета Безопасности ООН, кстати, сменившем в этом качестве в 1971 году именно КР, представлявшую интересы всего миллиардного китайского народа в главной международной организации планеты; и островным Китаем, площадь которого составляет всего лишь 36 тыс. км², а население немногим превышает 23 млн человек — уже не один десяток лет идет самая настоящая дипломатическая война.

Кстати, в том же 71-м году прошлого века Тайвань был исключен решением Генеральной ассамблеи под давлением Пекина и социалистических стран во главе с СССР не только из СБ ООН, но и из самой международной организации.

Тем не менее, сбрасывать Тайвань со счетов так же, как, к примеру, частично признанные Косово или Южную Осетию с Абхазией и Приднестровьем, было бы неправильно. Хотя бы потому, что мятежный остров, несмотря на то, что его население по численности уступает населению Шанхая и лишь совсем немного превосходит население Пекина, является 22-й экономикой мира. Причем, это высокотехнологическая экономика, которая играет немалую роль в глобальной экономике. КР неизменно занимает высокие места в самых разных рейтингах, отражающих развитие и состояние системы здравоохранения и образования, экономических свобод, условий для полноценного развития личности, свободы прессы и т. д. На Тайване высокий уровень жизни. Не удивительно, что лишь немногие тайванцы поддерживают идею объединения с материковым Китаем.

Пекин всеми доступными способами пытается помешать Тайбэю участвовать в деятельности международных организаций. Одновременно он пытается «подточить» Тайвань изнутри. Впрочем, в этом отношении, по крайней мере, сейчас похвастаться особыми успехами Поднебесная не может. Согласно недавнему опросу Тайваньского фонда за демократию (TFD), 70% тайванцев готовы взяться за оружие в случае нападения Народно-освободительной армии Китая.

Мирным или насильственным путем

Дипломатическое признание, конечно, является больше морально-психологической, чем экономической категорией. Хотя бы потому что множество стран неофициально признают Китайскую Республику, торгуют с ней и поддерживают экономические и иные отношения. И все же за дипломатическое признание, несмотря на его кажущуюся незначительность, между Пекином и Тайбэем уже много лет идет яростная борьба, перевес в которой с каждым годом все больше и больше переходит на сторону материкового Китая. В Пекине так же, как без малого семь десятилетий назад, когда образовалась КР, считают Прекрасный остров, как переводится с португальского языка историческое название Тайваня — Формоза, своей 23-й провинцией. В Тайбэе, к слову, тоже все семь десятилетий после поражения гоминьдана во главе с Чан Кай Ши в гражданской войне и его бегства в 1949 г. на Тайвань, заявляют территориальные притязания на всю необъятную материковую Поднебесной. Тем не менее, и Пекин, и Тайбэй, особенно в последние годы, хотя и регулярно бряцают оружием, в чем особенно преуспела КНР, все же стараются поддерживать более-менее добрососедские отношения.

Пекину действительно нет особой нужды захватывать мятежную провинцию-остров силой и портить отношения со всем международным сообществом и всеми без исключения международными организациями. Особенно имея перед собой пример мирного воссоединения двух Германий и наметившееся в последние недели явное сближение двух Корей. Борьба сейчас идет больше на экономическом и дипломатическом поприще и все дальше отдаляется от военного решения проблемы. Однако это вовсе не означает, что в Пекине готовы бесконечно ждать, когда тайванцы созреют для возвращения. Высшее руководство КНР разместило ракеты на побережье Тайваньского пролива и в любой момент готово начать операцию по насильственному присоединению острова. Военной составляющей как средству давления на Тайбэй в Пекине по-прежнему уделяют достаточно много внимания. Достаточно сказать, что в прошлом году участились военные учения вокруг мятежного острова, американские войска с которого были выведены еще в 1979 г.

Не клюнули на джипы и вертолеты

В дипломатической войне с КНР Тайбэй на днях потерпел очередное поражение. Утром 1 мая КР официально объявила о разрыве дипломатических отношений с Доминиканской Республикой. Поводом к столь радикальному шагу стало официальное сообщение о том, что делегация ДР прилетела в Пекин с целью установления дипотношений с КНР на уровне посольств. Представители президента Доминиканской Республики Данило Медины заявили, что поддерживают пекинский принцип «одного Китая», подразумевающий, что Тайвань является неотделимой частью Китайской Народной Республики. Именно после того, как на сайте правительства ДР появилось официальное сообщение о признании принципа «одного Китая» Тайбэй официально разорвал дипломатические отношения с этим островным государством в Карибском море.

Слухи о том, что Доминиканская Республика собирается установить официальные отношения с КНР ходили не один месяц. Конечно, все это время в Тайбэе не сидели, сложа руки, и пытались сохранить лояльность союзника, дипломатические отношения с которым у него были установлены еще 77 лет назад. Так, например, в марте этого года тайванцы подарили Министерству обороны ДР 50 джипов, два вертолета и несколько мотоциклов.

После разрыва отношений между Тайбэем и Санто-Доминго количество стран, сохраняющих дипотношения с Китайской Республикой, впервые опустилось ниже 20. Их сейчас осталось так мало, что можно перечислить все поименно. В Африке отношения с КР по состоянию на 12 мая 2018 года поддерживали Буркина-Фасо и Свазиленд, в Латинской Америке — Гаити, Белиз, Сальвадор, Гватемала, Гондурас, Никарагуа, Парагвай, Сент-Китс и Невис, Сент-Люсия и Сент-Винсент и Гренадины; в Океании — Кирибати, Маршалловы острова, Соломоновы острова, Науру, Палау, Тувалу. Еще одно государство, признающее Тайвань, находится в Европе. Это Ватикан. Кстати, после исключения КР из ООН именно папское государство без малого полвека представляет интересы мятежного острова в этой международной организации.

Чековая дипломатия

Несмотря на то, что как минимум половину из перечисленных выше стран, поддерживающих с Тайбэем дипломатические отношения, едва ли сумеет найти на карте мира даже человек, считающий, что он разбирается в географии, между двумя Китаями за каждую из них, даже самую маленькую и незначительную, идет яростная борьба.

Пример с ДР показывает, что по финансовым и иным ресурсам, главному орудию в дипломатической войне между Пекином и Тайбэем, материковый Китай все больше вырывается вперед. Все упирается в конечном счете в финансы. Философия здесь предельно циничная и простая: кто больше заплатит, с тем мы и будем дружить, намекают или открыто говорят во всех этих странах.

Наиболее серьезные потери КР понесла в два последних года, после того, как к власти на Тайване пришла Цай Инвэнь. Доминиканская Республика последовала примеру островного государства Сан-Томе и Принсипи в Гвинейском заливе у берегов Африки и Панамы. Сан-Томе оценило свою верность в 200 млн долларов. Эта африканская страна разорвала дипломатические отношения с Тайванем после того, как новый президент отказалась подчиняться шантажу. Иначе это назвать трудно, потому что требование денег было составлено в ультимативной форме и доставлено в Тайбэй в письменном виде.

В Тайбэе африканскую страну, испытывающую серьезные финансовые трудности, обвинили в чрезмерной жадности и «астрономических» требованиях. Однако в Сан-Томе считают иначе. Премьер-министр Патрис Тровоада оправдывал разрыв 19-летних отношений с Тайванем тем, что его правительство должно повышать жизненный уровень народа, но категорически отвергал, что просил у Тайбэя деньги.

Благодаря таким государствам, как Сан-Томе и Принсипи, в политологии появился термин «чековая дипломатия», который подразумевает торговлю дипломатическим признанием. Особенно активно ей пользуются в последнее время крошечные страны Океании, которым больше особенно и нечем торговать. Они постоянно меняют буквы в обозначении Китая, с которым поддерживают дипломатические отношения, разрывая их с одним и бросаясь в объятия другого.

За примерами далеко ходить не нужно. Вануату, островное государство в Меланезии площадью 13 тыс. км² и населением менее трети миллиона человек, в 2004 году признало Китайскую Республику, но через месяц, не выдержав давления и не устояв перед финансовыми посулами Пекина, изменило свое решение.
Еще одна тихоокеанская страна — Науру установила дипотношения с Тайванем еще в 1980 г. Через 22 года она их разорвала, получив 130-миллионный кредит от КНР, но в 2005 г. вновь сделала поворот на 180 градусов. Науру разорвало отношения с Пекином и вновь, надо думать, не безвозмездно установило их с Тайбэем. Такие зигзаги заставили даже выдержанных китайских дипломатов обвинить островитян в стяжательстве.

Жители Кирибати, крошечного полинезийского государства, состоящего из 16 островков и атоллов, в отличие от наурцев, наверное, считают себя образцами высокой морали. Кирибати в 2003 году тоже поменяло Пекин на Тайбэй, но в отличие от Науру до сих пор сохраняет верность КР несмотря на то, что КНР построила им за 5,5 млн долларов крупный спортивный комплекс.

Конечно, к чековой дипломатии прибегают не только в Тихом океане, но и в других частях света. В Африке «рекордсменом», например, является Либерия, которая в 1989 году перешла от Пекина к Тайбэю, а через 14 лет, в октябре 2003 года вновь установила дипломатические отношения с КНР. Есть подобные примеры и в Европе: в 1999 году Македония признала Тайвань, но в 2001 году начала дружить с материковым Китаем, который наложил на нее экономические санкции и использовал вето в Совбезе, чтобы блокировать миротворческие усилия на Балканах.

Потеря лица не самое главное?

У Пекина и Тайбэя в дипломатической войне разные стратегии. Тайвань уже много лет успешно помогает своим союзникам развивать, главным образом, экономику и улучшать здравоохранение и образование. Поднебесная же делает упор на инвестиции в крупные инфраструктурные проекты. Приманка Пекина для маленьких стран, испытывающих хронические финансовые трудности, с одной стороны, «вкуснее», но с другой стороны, выше риск оказаться у разбитого корыта. Пекин не всегда выполняет обещания в области инвестиций. В этом на собственном опыте например убедилась, например, Коста-Рика, переметнувшаяся летом 2007 г. после многих лет дружбы с Тайванем к Китаю.

Конечно, маленькие страны не прочь получать деньги с обоих Китаев, но Пекин не устанавливает дипломатические отношения с теми государствами, которые поддерживают принцип «двух Китаев», т. е. готовы иметь посольства и в Пекине, и в Тайбэе. Поэтому им и приходится делать нелегкий выбор.
Конечно, не стоит преувеличивать значение поражений и побед в дипломатической войне между Китаем и Тайванем. По крайней мере, такой подход преобладает сейчас на острове. Большинство тайванцев поддерживают прагматичный подход своего правительства в вопросе с союзниками, которые имеют очень незначительный вес в глобальной экономике и играют такую же незаметную роль в международных делах.

Когда речь заходит о выборе между потерей лица и миллиардами долларов, в которые обходится верность так называемых союзников, то как тайванские власти, так и большинство простых тайванцев в последние годы все чаще отдают предпочтение деньгам. Сэкономленные на Сан-Томе, Панаме и Доминиканской Республике сотни миллионов Тайбэй может потратить на укрепление неофициальных связей с другими странами.
Экономические, культурные и другие отношения с Тайванем, хотя и не имея на острове своих посольств, поддерживают как минимум полсотни стран, в т. ч. и такие, как Австралия, Индия, Япония, Южная Корея, Сингапур, Турция, Израиль, Саудовская Аравия, Южная Африка, Нигерия, Канада, США, Бразилия и треть государств Европы, включая Россию, ФРГ, Францию, Италию, Испанию и Великобританию.

Что касается экономики, то и здесь последствия разрыва дипотношений с «предателями» ограничены. Отношения в экономической обрасти не прерываются даже с теми странами, которые сейчас дружат с Пекином. Просто на смену посольствам приходят торговые, экономические и культурные представительства, ассоциации и т. д.

Потеря дипломатических союзников заставляет Тайвань диверсифицировать, углублять и расширять связи с теми странами, с которыми у него неофициальные отношения. В Тайбэе не посыпают головы пеплом и считают, что неофициальные отношения мало в чем уступают официальным и что в этом отношении положение КР несмотря на потерю трех официальных союзников в последние два года не ослабло, а только окрепло.

Тайвань, например, в начале этого года пригласили участвовать в работе саммита Quad, который прошел в Токио. В качестве примера тайванцы приводят, скажем, быстро развивающиеся в последние месяцы пусть и неофициальные отношения с Индией, третьей экономией Азии. В Тайбэй каждую неделю приезжают делегации чиновников и законодателей из самых разных стран договариваться о сотрудничестве. Причем, их количество в последние месяцы тоже выросло.

Впрочем, у такого легкого отношения к потере союзников может быть и иное объяснение. Тайбэй, конечно, не может сравниться по материальным возможностям с Пекином и ничего не может противостоять мягкой и особенно финансовой силе конкурентов. Он уже давно потерял инициативу в необъявленной дипломатической войне и постепенно теряет союзников.

Конечно, совсем не обращать внимания на потерю союзников в Тайбэе не могут, потому что речь идет о Востоке, где внешней стороне дела уделяется повышенное внимание и где очень боятся потерять лицо. Очевидно, что Пекин будет и дальше теснить Тайбэй в дипломатической сфере, продолжая «воровать» у него союзников. Сейчас, например, ходят слухи, в которых, наверняка, есть доля истины, о том, что следующей победой КНР в дипломатической войне и соответственно поражением КР станет Гаити, еще одна страна в бассейне Карибского моря. Слухи выглядят вполне логичными и правдоподобными, хотя бы потому что Гаити и Доминиканская Республика — соседи: Гаити занимает западную часть одноименного острова, а ДР — восточную.

Сергей Мануков, специально для EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2018/05/13/kitay-i-tayvan-iskusstvo-vorovat-soyuznikov
Опубликовано 13 мая 2018 в 13:00
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами