• USD 65.85 +0.35
  • EUR 75.43 +0.15
  • BRENT 79.32

Вступление в ЕС обернулось для Латвии потерей населения — интервью

Елена Куранова

Пятнадцать лет назад, 16 апреля 2003 года произошло историческое для Латвии событие — в музее афинского Акрополя её тогдашний президент Вайра Вике-Фрейберга, премьер-министр Эйнар Репше и министр иностранных дел Сандра Калниете от имени своей страны подписали договор о вступлении в Европейский союз. Годом позже, 1 мая 2004 года, Латвия стала полноправной участницей Союза.

Сейчас, спустя четырнадцать лет, можно уже подводить итоги: каких достижений добилась Латвия за годы пребывания в ЕС — в политическом, экономическом, демографическом плане?

На эту тему EADaily беседует с Еленой Курановой — человеком, прекрасно разбирающимся в обстановке, сложившейся в данном государстве. В Латвии Елена Куранова прожила большую часть жизни, занималась бизнесом и общественной деятельностью, руководила одним из крупнейших в Латгалии СМИ. Три года назад она с семьей перебралась в Россию и ныне живет в Воронеже.

— Вступление Латвии в Евросоюз — это было общенародное решение?

Давайте обратимся к цифрам. В сентябре 2003 года почти 67 процентов населения Латвии проголосовали за вступление государства в ЕС — это две трети избирателей. Конечно, в голосовании по понятным причинам не смогли участвовать многочисленные русскоязычные неграждане, но всё равно картина народных симпатий вырисовывается достаточно отчетливо.

Люди, голосовавшие за Евросоюз, возлагали надежды на то, что после вступления в него Латвии они станут жить как в самых богатых странах Европы. Многие рассчитывали, что после того, как падут границы, отделявшие нас от Западной Европы, местный бизнес получит более широкие возможности. Даже русские имели определенные позитивные ожидания — что справедливые европейские законы будут теперь распространяться и на Латвию и тот же позорный институт массового безгражданства будут уничтожен, как противоправный.

— И что имеет Латвия спустя четырнадцать лет после вступления в ЕС?

Определённые возможности вступление в Евросоюз действительно принесло. Например, появилось право свободного выезда из страны, которым воспользовалась практически половина её жителей. После того, как в 90-е была уничтожена большая часть доставшейся от СССР промышленности, в Латвии стало туго с высокооплачиваемыми рабочими местами. Неудивительно, что люди её покидают… Причем, большая часть эмигрантов уехала безвозвратно.

Официальная статистика гласит, что в стране ныне проживает 1,9 млн человек, хотя эти цифры вызывают обоснованные сомнения. Специалисты говорят, что в реальности осталось примерно 1,7 млн человек, а то и меньше — 1,5−1,6 млн человек. Должна напомнить, что по состоянию на 1991 год в Латвии насчитывалось почти 2,7 млн жителей.

Как легко догадаться, уезжают, в первую очередь молодые люди — порой целыми классами сразу после окончания школ. И этот процесс далеко не закончен, он будет продолжаться ещё долго.

Есть мнение: к 2040 году в Латвии останется всего 800 тысяч латышей, что ставит под сомнение само существование этой нации. Естественно, стремительное сокращение и старение населения страны не позволит обеспечить налогами поддержание социальной инфраструктуры. Зато военный бюджет страны неуклонно растет — надо же обеспечивать «сдерживание агрессивной России!».

— Интересная тема — кем и куда едут работать латвийцы в Западную Европу?

Во-первых, нужно упомянуть качество этой самой работы. Лишь относительно малый процент имеет достойное трудоустройство, большинство работает на тех местах, на которые на родине устраиваться бы не стали. Чаще всего это неквалифицированный труд, когда приходится вкалывать не по восемь часов в день, а гораздо больше — причём, в очень тяжёлых условиях, зачастую не имея возможности выйти на больничный.

Еще символичный нюанс — как к латвийцам относятся в Западной Европе. Приведу слова евродепутата от Латвии Роберта Зиле: «В отношении мигрантов самую большую неприязнь британцы испытывают к жителям стран Балтии и Польши».

Британская газета Express пишет о ситуации в городке Бостон в Линкольншире: «Сейчас местным не до гордости: на городок в последние годы обрушилась напасть — понаехавшие в большом количестве жители Восточной Европы, прежде всего Литвы, Латвии и Польши».

То есть, к приезжим относятся с неприязнью и раздражением, ведь они демпингуют на рынке труда. В тот же британский Бостон мигрантов привлекает обилие малоквалифицированной работы на местных сельхозпредприятиях. Заработок по местным меркам мизерный — 6,21 фунта стерлингов в час при 39-часовой рабочей неделе, но для приезжих это вполне достойная оплата труда.

«За уборку урожая и его упаковку платят 317 евро в неделю до уплаты налогов, но по сравнению с их зарплатами на родине это большие деньги. В Латвии недельная зарплата составляет только 173 евро», — пишет Express.

Тут я замечу, что это они ещё приукрашивают ситуацию: в Латвии многие сидят на «минималке», которая сейчас официально утверждена в размере 380 евро в месяц. То есть, хотя зарплаты у латвийцев значительно ниже, чем у местного населения за идентичную работу, но это всё равно больше того, что они получали бы на родине.

Естественно, англичане недовольны, они рассказывают журналистам, что «чувствуют себя как за границей» и что «доведены до ручки». Понимая эту ситуацию, не удивляешься росту евроскептицизма в Великобритании, привёдшему к тому, что на референдуме победили сторонники выхода из ЕС. Впрочем, пока что британский рынок труда для прибалтов ещё не закрылся — и в Соединенное Королевство латвийцы по прежнему едут в большом количестве.

— Что же Латвия имеет на сегодняшний день в плане экономического развития?

Количество безработных уменьшилось, это да. Сейчас оно достигает около девяти процентов трудоспособного населения — при том, что в государстве не хватает рабочей силы и приходится принимать гастарбайтеров из той же Украины.

По данным латвийской Службы госдоходов, количество предприятий на 1 апреля 2018 года за год стало меньше на 3,1%. Уже не первый год число ликвидированных фирм превышает количество созданных. К слову, многие ключевые предприятия были закрыты сразу после вступления в ЕС. Некоторые не смогли провести модернизацию в соответствии с европейскими стандартами, например, в сахарной промышленности. В рыболовстве — убила жёсткая система вводимых Брюсселем квот.

Нынче страна торгует, главным образом, природными ресурсами вроде леса и торфа, хотя этот ресурс и ограничен. Сельское хозяйство пребывает в упадке.

Хочу привести грубое, но по сути верное высказывание инвестиционного банкира Гиртса Рунгайниса: «Мы буквально зарываем огромные деньги в регионах. Но в итоге оказывается, что там никто не живёт и люди оттуда уезжают. И даже очистительные сооружения в регионах ржавеют и плесневеют, потому что, простите, дерьма для них не хватает! Людям в регионах пора сказать правду и перестать кормить их европейскими деньгами».

Если село вымирает, то можно ли говорить, что страна обеспечена сельскохозяйственной продукцией? Конечно нет, не для этого Латвию принимали в Евросоюз…

Опять же, нельзя не упомянуть, что после всплывшей скандальной информации о поставках некачественной продукции Еврокомиссия предлагает внести в законодательство ЕС особые поправки. Они запретят компаниям продавать населению Восточной Европы продукцию худшего качества, чем жителям Западной Европы. Это к вопросу, что в Европе все якобы равны.

— Выиграл ли бизнес от вступления Латвии в ЕС?

▼ читать продолжение новости ▼

И да, и нет. Кто-то, бесспорно, выиграл. Но проблема в том, что на основные продукты, которыми славится Латвия, на общеевропейском рынке были введены ограничения. Нарушение квот карается штрафами. При том, латвийские политики любят щеголять цифрами ВВП, которые официально выше российских — но что стоит за этими цифрами?

Согласно подсчетам местных статистиков, риску бедности в Латвии подвержены 606 тыс. жителей или 31 процент населения. В Латвии одна из самых больших разниц между доходами состоятельной и беднейшей части общества, а 322 тысяч (70 процентов) латвийских пенсионеров получают пенсии не более 300 евро в месяц.

Если говорить о латвийском ВВП, вспоминается анекдот о том, как один гость, зашедший в гостиницу, дал предоплату в сто евро. Потом эти сто евро передавались от одного должника другому и вернулись опять к гостю. Никто никому не должен, товарооборот формально произошёл, но и денег нет. На самом деле так в Латвии и есть: как только поступают деньги от еврофондов, рынок начинает оживать. Совершается долговой круг, счета выписаны, налоги уплачены, а денег нет.

Все или почти все немногочисленные известные латвийские брэнды принадлежат уже иностранцам — а значит и основные доходы от них так или иначе из страны выводятся. Большая часть земель в Латвии уже давно скуплена шведами, немцами, датчанами. Порядка тринадцати процентов лесов принадлежат всё тем же иностранцам.

— Может ли Латвия спустя четырнадцать лет похвастаться хорошей медициной?

Нет. В связи с вымиранием села в глубинке, естественно, закрываются фельдшерские пункты. Но это далеко не единственная беда. В ряде населенных пунктов ликвидировали родильные отделения, а потому рожениц приходится везти в большие города. Даже в моём родном Даугавпилсе — а это, на минуточку, второй по величине город страны! — не хватает многих важнейших медицинских специалистов. Поэтому даугавпилчанам приходится либо ждать приема по полгода либо ездить за двести с лишним километров в Ригу. Понятно, к чему это ведёт. К тому, что запущенных больных в государстве становится всё больше.

Латвия занимает третью позицию в Европе в рейтинге самоубийств — люди кончают с собой в том числе и потому, что не могут оплатить медицинские услуги. Сомнительное «достижение»…

— Может в Латвии теперь хотя бы хорошие дороги?

Не сказала бы, что тут всё идеально. Дороги приходят в негодность быстрее, чем их успевают ремонтировать. А ремонт производится лишь при условии поступления необходимых средств из структурных еврофондов.

Европейские дотации подключили латвийскую экономику к аппарату обеспечения искусственной жизнедеятельности. Стоит перекрыть эти денежные потоки и Латвию начнет лихорадить. В последнее время специалисты всё больше говорят о том, что уже в ближайшие годы государство может потерять значительную часть финансирования из структурных фондов Евросоюза. Причина — снижение общего бюджета содружества в связи с выходом из ЕС Великобритании. Называется цифра в 12 млрд евро в год — это та сумма, которой будет ежегодно не хватать при отсутствии в ЕС Соединенного Королевства. Поэтому при уменьшении доходной части общего бюджета ЕС сократится и расходная часть. И каждое государство, включая Латвию, будет получать меньше. 150−200 млн евро — это тот самый скромный минус, который прогнозируют финансисты.

Чиновники с оговорками соглашаются с такими прогнозами, хотя и успокаивают, что, возможно, потери окажутся не настолько большими, как предупреждают независимые эксперты. Но в любом случае, удар по экономике страны будет нанесен серьёзнейший. На какие средства будут ремонтировать те же дороги?

— Являются ли страны Прибалтики в ЕС по настоящему независимыми?

Вот что об этом говорит экс-президент Литвы Роландас Паксас: «Манеры руководителей ЕС и вся система их работы напоминают СССР». По его мнению, Брюссель пытается лишить входящие в ЕС страны фундаментального права вершить политику по своему желанию.

Он также заявил, что Литве стоит выставить ЕС счёт за сотни тысяч своих эмигрировавших жителей, покинувших родину из-за безработицы и социальной отчужденности.

А после входа в еврозону государства Прибалтики стали ещё более зависимыми. Цены же при этом значительно выросли. Впрочем, некоторые сферы, где они могут распоряжаться по своему усмотрению, властям этих стран оставили.

Допустим, что стало с негражданами? Руководство ЕС с самого начала говорило, что это «внутреннее дело» стран Прибалтики. Правда, Брюссель рекомендуют решить эту проблему, но дальше рекомендаций дело не пошло. Более того, ЕС наплевать, что в Латвии тридцать пять процентов населения лишили права обучать своих детей на родном языке.

В целом же, если и говорить о том, кто получил наибольшие дивиденды от вступления в ЕС, так это латвийские политики, сдавшие страну на откуп Брюсселю. Для них открылась возможность продолжить карьеру в структурах Евросоюза.

Например, возглавлявший правительство Латвии в течение почти пяти лет Валдис Домбровскис так усердно «боролся с кризисом», что почти полностью загубил систему социальных услуг в стране. «За заслуги перед Латвией» он был награждён высшим государственным орденом «Трёх звезд» и повышением — креслом вице-председателя Европейской комиссии и еврокомиссара по вопросам евро и социального диалога.

В выигрыше оказалась и старая Европа, получившая дешёвую рабочую силу, спокойных и легкоуправляемых иммигрантов, в образование которых уже не надо вкладываться. Получили молодых людей, что для них очень важно, поскольку коренное население этих стран стареет. Им достались и рынки сбыта для своих товаров, которые, как видим, далеко не всегда лучшего качества.

Подвести итог хочется словами известного латвийского композитора Иманта Калниньша: «„Подарками“ западной культуры для Латвии стали волна эмиграции, нищета и нравственный упадок».

— А почему сами Вы решили уехать из Латвии?

Стремление переехать вызревало постепенно. Надоела политика государства, при которой со страниц латышских СМИ льётся пропаганда о несостоятельности местных русских, о желании их ассимилировать, превратить в латышей, стереть идентичность людей, говорящих не на латышском языке. И в Латвии нет ни одной влиятельной политической партии, которая бы отстаивала интересы нелатышей.

Мы с супругом были совладельцами крупнейшего в нашем регионе электронного средства массовой информации. По мере возможности, мы старались знакомить латышей с иными точками зрения, о которых они не прочтут в своих СМИ, в корне отличающимися от тех стереотипов, коими их «кормят». Мы пребывали под постоянным наблюдением служб безопасности, нас называли «рукой Кремля», обвиняли в том, что мы состоим «на содержании Москвы». Это в Прибалтике называется «свобода слова», «демократия».

К сожалению, даже при определённом влиянии нашей деятельности на общественное сознание, изменить ситуацию мы не могли — большой паровоз под названием «Система» сносит всё на своем пути. А сама страна Латвия с каждым годом всё успешнее устремляется к пропасти: ситуация, в плане экономического и демографических кризисов, ухудшается.

И вот в один прекрасный день, в ходе семейного совета, мы решили, что всё, надо думать о себе, своём развитии. Нашему ребенку необходимо качественное образование, да и сами мы с супругом ещё хотели бы сделать в жизни что-то полезное, пока возраст позволяет… уехали, в общем.

Сомнений, куда именно, даже не возникало — Россия. Хотелось жить там, где к нам будут относиться как к равным, а не как к дешёвым гастарбайтерам из отсталого региона.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2018/04/30/vstuplenie-v-es-obernulos-dlya-latvii-poterey-naseleniya-intervyu
Опубликовано 30 апреля 2018 в 14:39
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами