• USD 65.82 +0.32
  • EUR 75.42 +0.14
  • BRENT 79.51 +0.28%

Деиндустриализация Украины идет по прибалтийскому сценарию: мнение

Блошиный рынок в Киеве. Фото: inosmi.ru

24 апреля пресс-служба Министерства юстиции Украины сообщила, что 21 мая должен состояться аукцион по продаже здания и земли некогда градообразующего Николаевского судостроительного завода по причине накопленных многомиллионных долгов по заработной плате в размере 30,2 млн гривен ($ 1,15 млн).

Стартовая цена объекта составляет всего 52,3 млн гривен ($ 2 млн) — на фоне неимоверно раздутых в последние годы расходов на госаппарат и силовой блок эта сумма выглядит откровенно мизерной. Фактически, это конец истории завода, основанного в 1787 году. Судьба предприятия, объективно стагнировавшего все годы независимости, после прихода в 2014 году к власти «европейских реформаторов», при которых завод в рамках декоммунизации избавился от приставки «имени 61-го коммунара» в названии, была предрешена. Финансовое состояние завода существенно ухудшилось в 2014 году, когда государством не были выделены средства на содержание недостроенного крейсера «Украина» (его, к слову, также планируют «пустить с молотка»; в 2013 году Россия предлагала его выкупить за 1 млрд рублей), а осенью того же года завод, ранее имевший стратегическую значимость, в рамках конверсии перешел на выпуск переносных печек-«буржуек» для потребностей ВСУ.

Анализируя сложившуюся ситуацию с украинской промышленностью, закрадываются мысли, что все действия киевской власти по ее уничтожению совершаются абсолютно целенаправленно. Речь в данном случае идет не только о выполнении заказа внешних сил, по задумкам которых Украина должна поставлять на зарубежные рынки сырье и продукцию исключительно низкого передела, но и о том, что идет зачистка экономической базы по восстановлению пророссийских настроений со стороны занятых на ориентированных на российский рынок предприятиях. Трудовые коллективы соответствующих предприятий пускай и теоретически, но могли бы стать серьезным подспорьем для формирования оппозиционного движения, выступающего за восстановление как минимум экономических связей с РФ. Ныне же, когда такие предприятия, как Сумское НПО им. М.В. Фрунзе, Харьковский авиационный завод, «Южмаш», «Антонов», Николаевский судостроительный завод, «Зоря-Машпроект», «Азовмаш» и многие другие, ориентированные на российский рынок, фактически прекратили свою работу, их трудовые коллективы не могут стать сколько-нибудь политически субъектными. На первый взгляд парадокс, но получается, что нанеся мощнейший удар по собственной экономике, украинские компрадорские элиты так или иначе, но минимизировали риски утраты власти.

▼ читать продолжение новости ▼

Правда, нельзя однозначно сказать, что действия киевских «верхов» идут вразрез с настроениями в обществе, ведь по информации социологической группы «Рейтинг», 43% украинцев, проживающих преимущественно в западной и центральной части страны, действительно считают, что Украина должна стать «большим аграрным государством». Собственно, трансформация в «аграрную супердержаву» особенно заметна по южным регионам Украины, где крупная промышленность по сути отправлена под нож декоммунизации (стагнируют Одесский припортовый завод, «Зоря-Машпроект», судостроительные и судоремонтные заводы, простаивает Одесский НПЗ), а единственным развивающимся бизнесом являются зерноперевалочные комплексы вкупе с растениеводством.

Притом строительство подобных комплексов осуществляется прежде всего крупным западным и транснациональным капиталом вроде Bunge и Cargill. Нет, конечно, с точки зрения идеологии экономического неолиберализма, на Украине после Евромайдана действительно осуществляются успешные реформы, облегчающие инвазию западного капитала в привлекательные отрасли украинской экономики и лишающие необходимости государство осуществлять социальную поддержку населения, которое массово подалось в трудовую миграцию, в конечном счете уменьшая тем самым издержки крупного капитала на заработную плату в Европе.

Примечательно, что нечто подобное происходило в постсоветских прибалтийских государствах, где уничтожали крупную промышленность, опасаясь кристаллизации на ее базе просоветских, левых и пророссийских настроений. Тем более, большинство занятых в прибалтийской промышленности было именно русским и русскоязычным, представляя собой потенциальную политическую силу, способную бросить вызов новым политическим режимам. В Латвии и Эстонии для них ввели правовой статус неграждан, поэтому в случае сохранения большой индустрии в этих странах, с большой долей вероятности возникло бы сильное профсоюзное движение (существовавшее, заметим, в довоенной Прибалтике), которое переросло бы в массовое движение за гражданские права и стало бы основой для политической самоорганизации. Постсоветская Прибалтика характеризуется исключительно правым общественно-политическим строем, в том числе по причине уничтожения там крупной промышленности, которая несла угрозу этому самому строю. Учитывая, что прибалтийские элиты долгое время были учителями элит украинских и остаются последними союзниками Киева на международной арене, нет ничего удивительного в том, что Украина копирует прибалтийские социально-политические практики.

В этой парадигме страна продолжит двигаться и далее, если по итогам плановых парламентских и президентских выборов в 2019 году к власти не придут значительно более субъектные и прагматичные политсилы. Но, кстати, их может ожидать «литовский сценарий» 2003−2005 годов, когда литовский истеблишмент отправил на обочину истории пришедших к власти условно пророссийских прагматиков Роландаса Паксаса и Виктора Успасских.

Денис Гаевский, Киев

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2018/04/25/deindustrializaciya-ukrainy-idet-po-pribaltiyskomu-scenariyu-mnenie
Опубликовано 25 апреля 2018 в 18:07
Все новости

18.10.2018

Загрузить ещё
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами