• USD 62.28 +0.23
  • EUR 76.85 +0.30
  • BRENT 71.37

Татарстан и его президент: караул устал?

Рустам Минниханов. Фото: tatarstan.ru

Смена руководства в национальных республиках России, активно проходившая в 2017 году (в Удмуртии, Марий Эл, Дагестане), по-видимому продолжится. Об этом еще в феврале сказал пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков.

При этом отметим: ни в Марий Эл, ни в Удмуртии, ни в Дагестане при смене главы региона национальность нового главы совершенно не учитывалась. И ни к каким волнениям или недовольству населения, как предсказывали местные националисты, это не привело. Таким образом, стало очевидным, что руководствоваться этноцентризмом в кадровых вопросах — явный анахронизм советского менеджмента.

Учитывая вышесказанное, у наблюдателей в «самой благополучной республике» — Татарстане неизбежно возникает вопрос, можно ли ожидать подобного здесь? В 2020 году завершается второй срок правления президента Татарстана Рустама Минниханова. Однако прежняя, шаймиевская элита, во многом оставшаяся на ключевых постах в республике, продолжает ощущать себя на особом положении, позиционируя Татарстан своеобразным «государством внутри государства».

Этот «спящий» сепаратизм в Татарстане до сих пор холят и лелеют. В частности, на справедливое требование привести конституцию республики в соответствии с федеральным законодательством и сегодня отвечают, что менять ее не собираются. Понятно, что за этими чванливыми заявлениями кроется желание сохранить собственные капиталы и возможности обогащения. Но Россия сегодня — это не Россия периода Бориса Ельцина, больше напоминавшая тогда Русь эпохи феодальной раздробленности с удельными княжествами.

По мере того, как внешнеполитическая ситуация обостряется, внутренняя политика в России все больше требует безусловной исполнительности и жесткой субординации. Однако в данном случае Рустаму Минниханову, который за последнее время сделал немало заявлений о личной лояльности федеральному центру и неразрывной связи республики с Россией, в своей республиканской «элите» не на кого опереться. У него нет «личной гвардии», как например, у главы Чечни Рамзана Кадырова, а население Татарстана, которое с 2017 года попало под банковский кризис, особой симпатии к президенту не имеет.

В «элите» же Татарстана, которую политологи именуют емким термином «этнократия», доминируют «птенцы гнезда Шаймиева», т. е. все те, кто сделали карьеру в период правления первого президента, а ныне госсоветника Татарстана Минтимера Шаймиева, чем-то обязанные ему, а также обычные националисты, до сих пор ностальгирующие по недавним годам «суверенитета республики», либо даже о временах Казанского ханства.

Естественно, что таким кадрам все заявления «о неразрывной связи с Россией» кажутся, мягко говоря, неумными. Таким образом, нельзя исключать, что если Минниханов «уйдет на повышение» в Москву, то сохранивший свое влияние в республике Шаймиев постарается ради сохранения капиталов семьи (все дети, внуки и родственники Минтимера Шаймиева — крайне успешные бизнесмены) поставить во главе Татарстана своего человека.

Поэтому, когда завершится второй срок правления Минниханова, в Татарстане возможны несколько вариантов развития событий.

Первый вариант, на который, возможно, рассчитывает действующий глава республики, — это переизбрание на третий срок. Положения Конституции Татарстана такое позволяют: еще Минтимер Шаймиев, будучи президентом, добился отмены пункта о двух допустимых сроках правления и в 2001 году избрался президентом в третий раз. Федеральное законодательство также не ограничивает: например, губернатор Белгородской области Евгений Савченко находится в своей должности аж с 1993 года.

Второй вариант — это уход Минниханова на повышение и попытка «клана Шаймиева» выдвинуть своего человека на пост главы республики. Сейчас наиболее вероятная кандидатура — нынешний мэр Казани Ильсур Метшин. Он активно готовит почву. Например, стремится протолкнуть своих людей в республиканские ведомства — как только происходит смена какого-нибудь министра, ему в заместители приходят чиновники из исполкома Казани. Недавний пример — Министерство образования и науки Татарстана, где одним из первых заместителей министра поставили Ильсура Хадиуллина, ранее возглавлявшего Управление образования исполкома Казани.

Второй кандидат — нынешний руководитель аппарата президента Асгат Сафаров. Бывший глава МВД республики, карьерный взлет которого произошел после работы в службе охраны Минтимера Шаймиева. Конечно, скандал 2012 года с пытками в казанском ОП «Дальний», после которого Сафаров вынужден был подать в отставку, оставил неизгладимый след в послужном списке. Однако вскоре бывшего министра сделали вице-премьером. Это значит, что Сафаров остался важной частью «шаймиевской команды», а его нынешняя активность по организации различного рода структур и привлечению доверенных кадров (например, в феврале при АП Татарстана было вновь создано Информационно-аналитическое управление и даже у пресс-секретаря Минниханова появилась заместитель — прим. EADaily ) — лишнее доказательство сохранившихся карьерных амбиций.

Однако приход одного из «шаймиевских» кадров — это возврат к позавчерашнему дню: возврат к кумовству, коррупции, национализму, боданиям с федеральным центром. Насколько все это нужно Москве?

Сохранять подобный режим в одном из регионов Поволжья — стратегической зоны ответственности Центрального военного округа — крайне недальновидно. В условиях нарастания геополитических угроз из Средней Азии и политического противостояния с Западом идти на подобные риски невозможно.

И потому наиболее реалистичным может оказаться третий вариант развития событий — это назначение «варяга», т. е. человека, не связанного с местными кланами, «человека со стороны», скорее всего, из силовых структур. Тут возможны два сценария: это может быть человек, который когда-то работал в республике, но ушел на повышение, либо тот, кто вообще не имеет отношения к Татарстану.

Есть несколько наглядных примеров, как происходила смена власти в национальных республиках по «варяжскому» сценарию. Так, в 2010 году в Башкирии при всем, казалось бы, могуществе Муртазы Рахимова его безоговорочно отправили в отставку, заменив Рустэмом Хамитовым, который хоть и имел отношение к республике (в 1996—1999 годах занимал пост главы МЧС — прим. EADaily), но затем делал карьеру в Москве. Сегодня республика стабильно развивается, сообщений о межнациональных конфликтах, коррупционных скандалах (за исключением тех, что тянутся еще «от Муртазы») нет.

Возможен и более свежий пример. Это случай Дагестана, где нынешний его руководитель, генерал-полковник МВД Владимир Васильев не только никогда не работал с этой республикой, но даже по национальному признаку не принадлежит ни к аварцам, ни даргинцам, ни к одному другому из народов Дагестана. А ведь не так давно бытовало мнение, что в национальную республику следует назначать главой только того, кто принадлежит к «титульной нации»… В случае с Васильевым примечательно то, что он, не будучи связан традициями, семейными, деловыми связями с дагестанской «элитой», погрязшей в коррупции, спокойно и методично начал ее «зачищать». И эти действия нового главы Дагестана встретили положительные отклики среди широких слоев населения.

Пойдет ли федеральный центр на подобный кадровый эксперимент в Татарстане? Это вопрос недалекого будущего. Причем при нынешней стремительности развития событий может случиться так, что ждать 2020 года никто не станет.

Айдар Мубаракзянов, политолог

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2018/04/12/tatarstan-i-ego-prezident-karaul-ustal
Опубликовано 12 апреля 2018 в 21:19
Все новости
Загрузить ещё
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами