• USD 67.43 -0.63
  • EUR 78.67 -0.83
  • BRENT 78.96 +1.15%

Белоруссия: «Столетие БНР» как фактор раскола и идеологического банкротства

Фото: «Наша Нива»

В марте власти и прозападная оппозиция в Белоруссии провели серию мероприятий по празднованию 100-летнего юбилея образования Белорусской народной республики — квазигосударственного образования, провозглашенного группой местных общественников в 1918 году. БНР как государство не состоялось, не было признано ни одной страной мира, но самое главное — даже белорусами, отказавшимися защищать то, что до недавнего времени белорусские учёные не рассматривали как государство даже в «марионеточной форме» (например, Вадим Круталевич). Из этого и исходили авторы пособий по «Основам идеологии белорусского государства» — учебной дисциплины, которую преподают во всех вузах республики, несмотря на то, что государственная идеология как таковая ещё даже не «выкристализовалась» (по словам Александра Лукашенко).

Заказ на создание государственной идеологии был принят людьми, которые оказались не способны выполнить поручение Лукашенко, проявив куда больше таланта в освоении бюджетных денег, удовлетворении своих амбиций за счёт пресловутого административного ресурса, получении различных почестей и т. д. В качестве своих наработок они выдали на-гора плагиат идей находящихся в оппозиции националистов, уверяя Лукашенко в том, что именно на эти идеи и стоит опираться при реализации государственной политики во всех сферах. Доходило до нелепостей: в эфире государственного телевидения пожилые люди, позиционировавшиеся как «идеологи», раздевались и демонстрировали майки с литовским гербом «Погоня», проговаривая лозунг национал-радикалов «Жыве Беларусь!».

Видимо, после марта 2018 года учебники придётся в очередной раз переписывать. Попытки провести через них некую интегральную формулу государственной идеологии, которая сейчас якобы существует в неких своих «основах», кооптировав в себя «всё лучшее» от разных идейных течений и практик, продемонстрировали отрыв от реальности. Март 2018 года наглядно показал: и власти, и поддерживаемая Западом оппозиция видят в качестве основы государственной идеологии национализм, наглядно представленный активом БНР под германской оккупацией в годы Перовой мировой войны, а затем и в годы Великой Отечественной войны в формате «Белорусской Центральной Рады» (которую создавали такие активисты БНР, как Радослав Островский). Русофобскую закваску проектов БНР и БЦР невозможно скрыть, как невозможно утаить шило в мешке — поэтому нынешняя вузовская и академическая бюрократия, чиновники и общественники занимаются не столько этим, сколько объяснением того, почему не стоит эту закваску так однозначно плохо воспринимать, а лучше сделать акцент на непростое время и искренний порыв представителей «национального движения», в котором белорусы почему-то так и не приняли массового участия. На данные обстоятельства неоднократно обращали внимание ныне оказавшиеся в опале белорусские учёные, в том числе совсем недавно — доктор философских наук, профессор Лев Криштапович в статье «БНР как антисоветская и русофобская затея «белорусизаторов».

Март 2018 года продемонстрировал не только переход чиновничьей «идеологической вертикали» на позиции национализма, но и её готовность совместно с национал-радикалами проводить официальные мероприятия в государственных учреждениях. Именно так и выглядело участие по приглашению властей лидеров крайне правой партии «Белорусский народный фронт» и других националистических организаций в серии организованных властями мероприятий — выставке в Национальном историческом музее «1918: БНР — Идея. Край. Государство (Шаг к Независимости)», конференции «Белорусская Народная Республика в истории белорусской национальной государственности» на базе Института истории Национальной академии наук, а также в других мероприятиях.

Кульминацией сотрудничества стал масштабный митинг с концертом 25 марта 2018 года у ступеней минского театра оперы и балета. Столь массовых акций местные национал-радикалы не проводили с 90-х годов. По оценкам самих организаторов, на которые ссылаются белорусские, польские и российские СМИ (например, telegraf.by, «Гродно24», «Белнавiны», «Хартия 97», «Интерфакс-Запад», Interfax.ru), в акции приняло участие около 50 тысяч человек. Даже если считать эту цифру завышенной в два, три, пять раз — всё равно ничего подобного за последние два десятилетия минчане припомнить не могут.

Акция готовилась более года и прошла легально. Более того, в ней приняли участие представители властей, религиозных конфессий, дипкорпуса, не говоря уж о лидерах незарегистрированных оппозиционных партий и организаций, не так давно находившихся в «чёрных списках» музыкантах и многих других персонажах, одно упоминание о которых ещё недавно вызывало у чиновников крайне нервную реакцию. Чиновники тоже были на этом мероприятии (правда, не выступали со сцены), они освободили организаторов от уплаты услуг коммунальных служб, милиции и медиков — то есть создали им привилегированные условия. Излишне говорить о том, что само место проведения акции — в самом центре Минска, всегда было запретной территорией для оппозиционеров: для их собраний ранее постоянно предлагался пустырь, где кроме немногочисленных собаководов мало кого можно встретить.

Активное участие в праздновании 100-летия БНР приняли не только Мингорисполком, но и МИД, Минкультуры, другие министерства и ведомства, спецслужбы. Не остались в стороне Академия наук и её институты, вузы и школы. На «100-летие БНР» работали не только идейные наследники националистов начала XX века, но и власти — к искреннему недоумению наблюдавших происходящее «официальных» коммунистов и многих организаций, поддерживавших Александра Лукашенко в первую очередь потому, что видели в нём государственного деятеля, способного сдержать агрессию носителей идеологии этнического национализма. Поэтому состоявшиеся юбилейные акции, включая масштабное мероприятие в Минске — результат объединения усилий и властей, и оппозиции.

▼ читать продолжение новости ▼

Странным образом такой эффект не смогли спрогнозировать «адекватные государственники», обслуживающие местные силовые и пропагандистские структуры. Таким «политологам» гораздо лучше удаётся осваивать российские и белорусские бюджетные деньги на разные проекты, параллельно участвуя в травле сторонников Русского мира в Белоруссии. И даже контакты с Jamestown foundation и другими фондами, неонацистами Западной Европы и неоязычниками Восточной, а также силовиками разных стран не помогли этим деятелям, считающим себя экспертами, предугадать хотя бы приблизительно то, что произошло на самом деле. Вплоть до окончания митинга в Минске они уверяли, что мероприятие у Оперного будет малочисленным, не состоится вовсе, не будет иметь заявленного эффекта. До этого они же с такой же серьёзностью рассказывали в государственных и негосударственных СМИ невероятные истории о формировании некоей «союзной идентичности», о прорывах джипов с оружием через украинско-белорусскую границу, задавали язвительные вопросы арестованным и обвинённым в экстремизме «пророссийским публицистам», клеймили «российских олигархов», обосновывали ненужность отстаивания Россией своих национальных интересов — в общем, всячески помогали властям на пропагандистском фронте, в том числе в российском информационном поле, на российских телеканалах. Не признав своей экспертной несостоятельности, они переключились на комментирование итогов выборов в России, трагедии в Хатыни, перспектив торговли с Грузией и, конечно же, никчёмности идей БНР — после всего того, что произошло в Белоруссии до 25 марта и в этот день включительно в Минске, Гродно, по всей республике.

Невероятный провал в идеологической работе чиновничьей вертикали Белоруссии, государственных экспертных структур и окологосударственных псевдоэкспертных групп при полном триумфе националистов — лишь часть картины. Её дополняют другие фрагменты эпической интеллектуальной катастрофы. Среди них один из самых значимых — российский, а именно полная несостоятельность «ответственных за белорусское направление» в России. Похоже, не только в РАН и других научных учреждениях, но и в негосударственных специализированных экспертных центрах откровенно не понимают, что происходит в Белоруссии. Так происходит потому, что люди не видят и даже не хотят видеть глубинных процессов отнюдь не стихийной трансформации белорусского общества, её элит, Белоруссии в целом.

Когда критикуют внешнюю политику России, указывают на кровоточащую рану «украинского кризиса», обращают внимание на неэффективность российских чиновников и государственных экспертов-международников, то, как правило, камни бросают в огород МИД РФ. На самом деле МИД России не сам формирует повестку дня, формулирует приоритеты и стратегии — он не столько мозговой центр, сколько механизм реализации во внешней политике принятых высшим руководством решений. МИД необходимо критиковать за то, что лежит в сфере его компетенций — как и любую другую государственную структуру. Однако, видимо, 25 марта в Минске был поставлен вопрос не столько перед МИД или подчинённым ему «Россотрудничеством», увлёкшимся хохломой и сомнительными «соотечественниками» с балалайками, сколько перед российскими элитами: нормально ли то, что происходит в Белоруссии? Если руководство России устраивает всё то, что происходит по периметру границ России, в так называемом ближнем зарубежье, если поведение официального Минска в последние годы — это норма, то не пора ли пересмотреть критерии нормы? Может быть, следует тогда переоценить и смысл «украинского опыта» (включая «Одесскую Хатынь», воссоединение с Крымом, сопротивление Донбасса)?

Официальный Минск и прозападная оппозиция в Белоруссии поставили 25 марта ряд вопросов не только перед Москвой, но и перед Русским миром, о котором, как выяснилось, ничего не знает ни только Александр Лукашенко, но и посол РФ в РБ Александр Суриков. Интересный посол — не столько тем, что проиграл выборы юмористу Михаилу Евдокимову, сколько тем, что представляя государство Российское в Белоруссии никак не способствовал формированию противовеса прозападным, откровенно русофобским силам, созданием и оформлением которых были заняты его коллеги из других стран, немало в этом преуспевшие.

Сегодня наблюдателям из России «понятно, что Александр Лукашенко собирается использовать 100-летие БНР не для дальнейшего раскола, а, напротив, для консолидации активной части белорусского общества» — именно такую точку зрения пропагандирует российское официальное информагентство. Естественно, возникают вопросы о формах и методах, а главное — о платформе консолидации в условиях жестоких политических репрессий и преследования любого инакомыслия (в первую очередь, того, которое представляют носители пророссийских, общерусских убеждений), но на эти темы в Белоруссии сегодня опасно говорить даже вполголоса. На эти вопросы пока нет однозначных ответов не только у официозных и полуофициозных белорусских политологов. В свою очередь, национал-радикалы в Белоруссии, выходя за рамки собственно белорусской повестки, так оценивают значение проекта БНР: «Если бы не та работа, мы были бы сегодня в положении бурят, в положении чувашей». Иначе говоря, белорусские националисты бросили вызов — и не только они, и не только народам многонациональной России, слишком хорошо знающей, чем оборачивается сепаратизм, подогреваемый этническим национализмом.

Максим Самойлов

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2018/03/27/belorussiya-stoletie-bnr-kak-faktor-raskola-i-ideologicheskogo-bankrotstva
Опубликовано 27 марта 2018 в 11:35
Все новости
Загрузить ещё
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами