• USD 56.52 -0.24
  • EUR 69.64 -0.09
  • BRENT 66.21 +1.19%

«США и ЕС воспринимают Балканы как недоразвитую территорию»

От проекта «Южный поток», который должен был сделать Сербию важной транзитной страной на пути российского газа в ЕС, не осталось даже названия. Как сообщила на прошлой неделе премьер-министр Сербии Ана Брнабич, предприятие «Южный поток» переименовано в «Сербский поток», и оно будет заниматься строительством сербского газопровода, который соединит сербскую и болгарскую газотранспортные системы. Газовопровод-интерконнектор длиной в 150 километров (примерно 100 с сербской и 50 с болгарской стороны) в будущем должен обеспечить энергетическую безопасность Сербии. По словам премьер-министра, его планируется снабжать сырьём из Южного газового коридора и СПГ-терминалов, которые должны быть построены в Греции. Средства на строительство газопровода предоставит ЕС. «Сербский поток» также станет подрядчиком строительства второй линии проекта «Турецкий поток», по которому с 2019 года в Сербию должен поступить газ. Как эти два проекта сочетаются между собой, EADaily объяснили сербские эксперты.

Бывший посол Сербии в Белоруссии (с 2004 по 2011 год), публицист, автор книги «Российский газ в Европе — от разрядки до „Южного потока“» (2011) доктор экономических наук Сречко Джукич отметил, что в Сербии газовый вопрос воспринимается иначе, нежели на Западе, в России и в мировой политике как таковой. «В сознании сербских чиновников, включая главу правительства, понятие „газопровод“ не соответствует реальной величине и значению этого ресурса. В Сербии бытует мнение, что газопровод можно построить за одну ночь. И вы легко найдете такие заявления у сербских политиков. Слова премьера Брнабич о строительстве интерконнектора с Болгарией и о строительстве „Сербского потока“ тоже находятся в ряду таких высказываний», — сказал Джукич корреспонденту EADaily.

По словам эксперта, история строительства газопроводной сети, которая должна соединить сербские трубы с болгарскими, очень старая. «Мы это обсуждали в конце 80-х. Был разработан и соответствующий проект. Даже в 90-е годы мы несколько раз возвращались к обсуждению этого вопроса с болгарской стороной, я лично участвовал в этих переговорах, будучи дипломатом, работающим в Софии», — уточнил он.

«Премьер-министр озвучила идею газопровода „Сербский поток“. Мало кто в Сербии понимает, что это значит на самом деле. Строительство газопровода — не то же самое, что строительство детской площадки или школы. Это серьезный и дорогостоящий проект. Нужно привлечь больше средств, необходимы инвесторы и источник обеспечения проекта газом. „Южный поток“ провалился, и теперь вместо предприятия, которое было зарегистрировано под этим названием сербским Агентством по регистрации хозяйственных субъектов, несколько дней назад появилось предприятие „Трансгаз“, которое должно заниматься строительством будущих газопроводов. В этом смысле оно должно стать подрядчиком и этого интерконнектора между Сербией и Болгарией. Я это так понял», — сообщил сербский эксперт.

Как отметил Джукич, премьер-министр Сербии не уточнила, откуда и с какого направления «Сербский поток» будет снабжаться газом. Теоретически он должен продлить трубу, идущую из одной из соседних стран, по всей видимости, Болгарии, предположил эксперт. «Сложно сказать, велись ли переговоры с Болгарией на эту тему. Примерно месяц или два назад, после встречи президента Сербии Александра Вучича и премьер-министра Болгарии Бойко Борисова, были сделаны некоторые заявления в этом направлении. Но помня многие высказывания балканских политиков, связанные с газом и газопроводами, я воспринимаю их с большой долей скептицизма. Болгарские власти потопили все самые значимые энергетические проекты, которые должны были сделать из Болгарии энергетический узел для распределения нефти и газа дальше в Европу», — заявил эксперт.

По мнению Сречко Джукича, все соседи Болгарии выиграли бы от реализации проекта «Южный поток», но в итоге вместо Болгарии энергетическим узлом стала Турция. «И теперь Турция может направлять газ в Болгарию, в Грецию или в какую-то третью страну. Так что когда речь идет о строительстве сербского газопровода, я поддерживаю предыдущие договоренности Болгарии с тем единственным государством, которое может обеспечить его газом через „Турецкий поток“, и это Россия», — подчеркнул собеседник EADaily, отметив, что пока нет точной информации, ведутся ли переговоры с Москвой на эту тему. Также эксперт считает особенно важными договоренности с Европейской комиссией, которая до сих пор лишь препятствовала реализации всех газовых проектов на Балканах.

«Нам известна позиция США. Ее примерно два месяца назад озвучил один из высоких чиновников, который заявил, что Вашингтон выступает против „Турецкого потока“ и его продления в сторону Болгарии и дальше на Балканы и в Европу. Я слежу за развитием газовой темы между СССР, а потом РФ, с одной стороны, и Европы и США — с другой, и для меня это не новость. Я не ожидал от Вашингтона иной позиции. США всегда негативно относились к советскому, а потом и к российскому газу, это не изменилось по сей день и не изменится в будущем. Вашингтон останется при своем мнении из-за собственных геополитических соображений и покровительственного отношения к Европе и Балканам. Позиция США как раз понятна», — констатировал Джукич.

Тем не менее, отметил он, Европа, прежде всего Германия, никогда не уступала требованиям Америки отказаться от голубого топлива из России. «Ни один немецкий канцлер, включая Ангелу Меркель, не поддался давлению и не отказался от российского газа, так как все они хорошо знали, что немецкая промышленность и сельское хозяйство должны получать газ, и другого сырья, кроме российского, нет. Хотел бы напомнить, что когда обсуждалось строительство „Северного потока-1“ (это заслуга Шредера и Путина), в Германии шла предвыборная кампания, в ходе которой Меркель выступала против газопровода. Но как только она села в кресло канцлера, то поменяла эту линию, зная, что промышленность Германии нуждается в газе, и что она должна её им обеспечить», — пояснил эксперт.

Недавно была опубликована новость о том, что немецкое правительство одобрило строительство «Северного потока-2», напомнил он. «Этот же американский чиновник, который выступал против продления „Турецкого потока“ в Европу через Балканы, ранее выступал и против строительства „Северного потока-2“. США были против и „Северного потока-1“. Так обстоят дела на международной арене, когда речь идет о газовой сфере. А у нас на Балканах считают, что все дела можно решить за одну встречу, одним шагом. Это ошибочный подход к чувствительной и тонкой проблеме стратегического значения как для Балкан, так и для больших игроков, таких, как ЕС, Россия, США. Среди сербского истеблишмента существует значительная доля непонимания и бессистемности в отношении газового вопроса», — заявил Джукич.

Эксперт отметил, что на данный момент неясно, к какому газопроводу подключится «Сербский поток». Перед ним должен идти «Болгарский поток», а перед ним, соответственно «Турецкий поток», потому что других источников газа для сербского проекта нет, сообщил Джукич. «Потом „Сербский поток“ должен тянутся в направлении Венгрии, Хорватии, Боснии и Герцеговины, Македонии, Албании. Строить его только для сербских нужд — слишком дорогостоящая инвестиция. С другой стороны, чтобы оговорить всю схему, необходимо много времени. Нужно сформировать инвестиционный пакет, включив в него все эти страны, найти источник газа и конкретного инвестора», — пояснил он.

Отвечая на вопрос, чьи интересы определяют ситуацию вокруг балканского газа, если с одной стороны есть давно работающий «Северный поток», а с другой — провалившийся «Южный поток», собеседник EADaily заявил, что «хотим мы этого или нет, США и ЕС рассматривают Балканы как задний двор». По его словам, все данные указывают на то, что по потреблению газа балканские страны далеко отстают от Западной Европы и не могут быть ей равноправными партнерами. «В Европе газификация проведена на сто процентов. Там газ проведен в каждый дом, в каждую квартиру, в каждое предприятие. Уровень газификации на Балканах достигает примерно 20%. ЕС и США воспринимают Балканы как недоразвитую территорию и не позволяют им догнать Европу по уровню развития, о чем грезят все балканские страны. Возможно ли этим странам стать равноправными партнерами ЕС с таким скромным потреблением газа?» — задался вопросом Джукич.

Как полагает эксперт, в Сербии и на Балканах в целом газовый вопрос стал тормозом промышленного развития и повышения уровня жизни. Сербские города зимой задыхаются от смога, потому что главными энергоресурсами в стране все еще являются дерево и уголь, сказал он. «Не говоря уже про иностранных инвесторов, которые смотрят на предлагаемую инфраструктуру и спрашивают: где подключение к газопроводу? Для них это важнее водопровода, электрической сети и прочего. Это слабое место, которое тормозит экономическое развитие Сербии и ее соседей. ЕС не понимает, что где тонко — там рвется. А самое тонкое место — это Балканы. Если нужно проводить „принципиальную“ политику США по отношению к России, тогда это нельзя делать за счет Германии, потому что немецкая промышленность этого не позволит. Но это позволяет Сербия, которая расходует 2 миллиарда кубометров газа в год, что по европейским масштабам незначительная цифра. Мы жертвы глобальной газовой политики», — считает Сречко Джукич.

Тем не менее, сербский эксперт полагает, что Европа в долгосрочной перспективе не сможет найти замену российскому газу. «Когда я говорю „Европа“, то имею в виду, в первую очередь, самые развитые западноевропейские страны. Что же касается „Европы в расширенном составе“, то есть востока, то этот регион также не может обойтись без российского газа, несмотря на большое влияние политических факторов. Были разговоры о том, что прибудет СПГ из США, и прочее. Но мы видим, что Россия первые танкеры с СПГ уже продает в Америку. Это абсурд», — напомнил Джукич.

По его словам, на этот раз он настроен оптимистично и считает, что Европейская комиссия наконец-то найдет в себе силы и разрешит «Турецкому потоку» на определенных условиях пройти через территорию балканских стран. «Европу все больше тяготит ситуация вокруг Западных Балкан. Прежде всего потому, что мы на Балканах не можем совершить существенный прорыв в развитии нашей экономики и общества. И среди причин этого выделяется нерешенный газовый вопрос. Вы видели, что США выразили свое негативное отношение к российскому газу, и они это всегда готовы повторить, но Европейская комиссия пока не сказала свое слово», — подчеркнул Джукич, указав на один интересный момент. Россия начала прокладку второй линии газопровода «Турецкий поток», хотя еще полгода назад она заявляла, что не начнет прокладывать вторую трубу, пока Европейская комиссия не подаст соответствующий сигнал. «Примерно две недели назад глава „Газпрома“ Алексей Миллер сообщил, что Россия начала строительство второй линии по дну Черного моря, и что строительство этих двух линий будет окончено 20 декабря 2019 года. На основании этого можно сделать вывод, что Европейская комиссия проявит понимание в плане того, что для Балкан тоже нет замены российскому газу в обозримом будущем. Мне кажется, что тут существует какое-то движение, и что Европейская комиссия пустит российский газ на Балканы при выполнении определенных условий, соблюдая положения пресловутого Третьего энергетического пакета, из-за которого провалился „Южный поток“», — допустил эксперт. Но, по его словам, в этом случае Европа должна «раскошелиться», потому что балканские страны не располагают средствами на строительство такого газопровода. «Считаю, что какое-то решение будет найдено, хотя пока нет официальных намеков на то, что переговоры ведутся. Но эти несколько фактов, а также тот момент, что ЕС понимает положение Западных Балкан, свидетельствуют о том, что Брюссель планирует новую повестку дня ради сближения со странами этого региона. Евросоюз фокусируется на этой проблеме и не может игнорировать газовую тему, которая для нас стала ключевой», — сказал Сречко Джукич.

По его мнению, этот раз шанс ни в коем случае нельзя упустить — тем более, что существует другой проект, реализация которого планируется с тех пор, как началось проектирование «Южного потока». Это Южный газовый коридор, идущий из Азербайджана через Грузию, Турцию, Грецию, Италию, уточнил Джукич.

«Но у него весьма ограниченная мощность — 20 миллиардов кубометров газа, из которых 10 остается Турции, а остальные 10 надо распределить на все балканские страны и Италию. Это незначительное количество, которое не может решить вопрос снабжения Балкан газом. Говорят, что российский газ тоже должен войти в этот Южный газовый коридор, который Европа строит вместе с Азербайджаном, так как у Баку нет газа, чтобы наполнить газопровод», — сказал он.

Сречко Джукич подчеркнул, что в мире существует потенциальный источник снабжения Европы газом — Персидский бассейн и Ближний Восток. Но геополитические условия таковы, что на ближневосточный газ рассчитывать нельзя. «С Ираном и у США, и у всей Европы проблемы, а газовый бизнес требует надежности и постоянства. Это как раз то, что предлагает Россия. Во-вторых, невозможно привезти газ с Ближнего Востока в условиях войны и нестабильности. Третий бассейн — Северная Африка. Но там нет того объема, который мог бы заменить российский газ», — пояснил Джукич.

Также он напомнил, что давно ведутся разговоры об американском СПГ, который может заменить российский газ для Европы. Но США должны обеспечить 200 миллиардов кубометров, которые Россия поставляет в страны ЕС, сказал Джукич. «Можете ли вы представить, сколько танкеров необходимо, чтобы перевезти весь этот газ из Америки в Европу? Это была бы двойная сплошная колона через весь Атлантический океан. И сколько нужно построить СПГ-терминалов? Насколько такой газ дороже трубопроводного? Так что и Хорватия отказала США в строительстве СПГ-терминала на острове Крк, потому что его никто не может себе позволить. Это не значит, что СПГ останется невостребованным, но он не сможет заменить трубопроводный газ. Это и экономически, и геополитически нереально», — подытожил Сречко Джукич.

Руководитель отдела по вопросам энергетики Центра геостратегических исследовании (Белград) Милош Здравкович разделяет скептицизм своего коллеги, когда речь идет о газопроводе, о строительстве которого объявила Ана Брнабич.

«Газопровод длиной 150 километров между Сербией и Болгарией все еще является воображаемым проектом. О нём говорят, но его строительство не началось. Снабжение этого газопровода основывается на воображаемом проекте ЕС, идущем в обход России. Брюссельская администрация желает реализовать этот проект, у нее есть средства, но тут возникает вопрос, имеется ли газ для наполнения такого газопровода, и насколько этот проект реализуем в техническом смысле», — отметил эксперт.

По мнению Здравковича, такой газопровод физически возможно построить. Его должен наполнить газ с месторождения Шахдениз-2 в Азербайджане, которым предполагается снабжать Южный газовый коридор, как администрация в Брюсселе называет данный проект, рассказал эксперт. Но тут возникает ряд проблем, предупредил он. «Месторождение Шахдениз-2 большое и мощное, но там нет столько газа, сколько нужно Европе. Кроме того, на пути реализации этого проекта стоит несколько геополитических проблем. Мне кажется, что в настоящий момент невозможно обойти Россию и протянуть трубу не только для газа из Азербайджана, но и из Средней Азии», — предположил эксперт, допустив, что геополитическая картина выглядела бы по-другому, если бы война в Сирии разрешилась в пользу союзников США и если бы физически можно было соединить Турцию, Сирию и страны Ближнего Востока.

«Также существуют сказки о СПГ, которые, в первую очередь, подогревала администрация бывшего президента США Барака Обамы. Теперь оказалось, что Россия стала большим игроком на этом поприще, и вместо того, чтобы американцы экспортировали газ в Европу, первые танкеры с СПГ в январе 2018 года прибыли в США», — напомнил Здравкович.

Россия планировала построить «Южный поток» длиной в 1480 километров и мощностью в 60 миллиардов кубометров газа, сказал эксперт. «Южный поток» был бы мощнее «Северного потока» и газопроводов через территорию Украины и Белоруссии. Но Болгария приостановила проект. Ее решению предшествовал визит американского сенатора Джона Маккейна и его встреча с премьером Болгарии Бойко Борисовым, напомнил Здравкович.

«Болгария тогда отказалась не только от „Южного потока“, но и от ядерной электростанции Белене. Мы знаем, что Росатом взыскивает с Болгарии более $ 800 млн неустойки. „Южный поток“ был заморожен, и все последующие геополитические изменения привели к тому, что теперь строится „Турецкий поток“. Он должен быть значительно меньше Южного. Но в любом случае Болгария тут проиграла вдвойне. Вместо того, чтобы стать первой транзитной страной и сорвать большой куш с транзитных пошлин, она по факту отдала всё это Турции. Не надо забывать, что Болгария и Турция находятся с разных сторон в геополитическом смысле, так как в Болгарии проживает значительное турецкое меньшинство. Болгария должны была продавать газ Турции, но теперь будет все наоборот», — сообщил Здравкович EADaily.

Отвечая на вопрос, означает ли строительство интерконнектора между Сербией и Болгарией на европейские деньги то, что Россия окончательно отказалась от Сербии в качестве транзитной страны для своего газа, Милош Здравкович отметил, что газ — вопрос не только политики, но и бизнеса.

«Россия поняла в конце 90-ых годов, что газ — это бизнес, с помощью которого можно продвигать свою политику. Она начала диверсификацию экспортных маршрутов. Сначала был построен „Голубой поток“ в Турцию, затем „Северный поток“, пока канцлером Германии был Герхард Шредер. Газ стали поставлять и на Дальний Восток. Теперь строится газопровод в Китай, который нынче потребляет больше энергоресурсов, чем США. У России есть стремление производить как можно больше газа и поставлять его на разные рынки. Сомневаюсь, что Москва отказалась от какого бы то ни было направления. Это для неё прежде всего бизнес, а потом политика», — полагает эксперт.

В ответ на просьбу оценить шансы «Турецкого потока» все-таки дойти до Балкан, Здравкович заявил, что, по его мнению, для «Газпрома» и Российской Федерации самое главное сейчас — поставить газ турецкому потребителю. «России нуждается в новых потребителях. Конечно, есть перспектива построить трубопровод, который снабжал бы в первую очередь Балканы, а потом и другие страны российским газом. Неважно, кто будет сидеть в будущем в Киеве, Россия не позволит себе быть зависимой от кого бы то ни было из политиков. У нее есть все возможности для этого, и, наверное, она постарается свести к минимуму транзит газа через Украину», — полагает сербский эксперт.

При этом, по его мнению, украинское направление Россия сохранит. «Если Турция или какая-то другая страна прибегнет к шантажу, газ всегда можно направить через Украину. Но больше всех здесь проиграли как раз Украина и Болгария», — предположил Здравкович.

«Я никогда не видел, чтобы кто-то так навредил своей стране, как это сделал премьер-министр Болгарии Бойко Борисов, когда отказался от „Южного потока“ и от АЭС в Белене. География неумолима. Газ из Средней Азии не может миновать территорию России на своем пути в Европу. Все проекты такого рода планировались с учетом слабой экономической и политической позиции России в начале 90-х годов. Это время не вернется», — заявил Милош Здравкович в интервью EADaily.

Сербский эксперт не считает газопровод между Сербией и Болгарией перспективным проектом. Целью брюссельской администрации, по его мнению, является строительство трубы в обход России, которая соединила бы территории Турции, Болгарии, Азербайджана и Албании. «Это жест брюссельской администрации, направленный против России. По моему мнению, этот газопровод всего лишь пускает пыль в глаза, так же, как и истории про СПГ, который в 2016 году должен был прибыть из США в Европу. Прибыл один танкер, это хорошо освещали CNN и BBC, но сам СПГ не дошёл до Европы, потому что он несравнимо дороже российского сырья», — напомнил он.

Как считает Здравкович, насколько нереальной была история вокруг СПГ, настолько же нереальна и история вокруг Южного газового коридора, потому что другого газа, кроме российского, в Европе нет. «Все другие проекты базируются на газе из Центральной Азии. Газ из Туркмении и Казахстана надо транспортировать через Каспийское море, а трубы или флота, с помощью которого это можно было бы сделать, нет. Остаётся газ из Азербайджана или Ирана. Сотрудничество Европы с Ираном в данный момент находится в сфере научной фантастики, а у Азербайджана просто нет достаточного количества сырья. Мне кажется, эта история растворится в эфире, как истории про СПГ и про снабжение Прибалтики и Польши газом из США или других источников», — считает Здравкович.

Рассматривая перспективы Сербии на газовом рынке Европы, Милош Здравкович указал на момент, который не касается непосредственно строительства «Сербского потока». «Когда Сербия продала компанию „Нефтяная индустрия Сербии“ (НИС) российскому „Газпрому“ (в 2008 году), она продала и определенные концессии на добычу нефти и газа на сербской территории, вернее, те концессии, которыми располагал НИС. Было продано и подземное хранилище газа Банатский Двор. Меня удивляет то, что сербское руководство не думает о расширении мощностей этого подземного хранилища», — сообщил Здравкович. Он напомнил, что цена газа зависит от цены на нефть, но при этом можно покупать газ летом, когда он дешевле, и продавать его зимой, когда цена увеличивается. «Не знаю точно, сколько стоит хранение 1000 кубометров газа, но это очень хороший бизнес. Если у вас есть возможность покупать газ по выгодной цене и продавать по более высокой — это очень хорошая сделка. Если бы спросили специалистов, Сербия бы занялась таким бизнесом. Для неё это хорошая возможность заработать определенные деньги», — предположил эксперт.

По его мнению, договор, на основании которого Россия разрешила Сербии реэкспортировать ее газ, подписанный в декабре 2017 года во время визита президента Сербии Александра Вучича в Москву, направлен, скорее всего, на развитие подземного газового хранилища Банатский Двор и на торговлю газом. «Если бы Болгария стала первой транзитной страной она зарабатывала бы 300 миллионов евро в год только от транзитных такс. Какое государство отказывается от такого? Сербия не имеет такого географического положения, как Болгария, но после всех событий у Белграда появляется шанс. Будем ли мы в состоянии воспользоваться этим шансом, и в какой степени, покажет время», — резюмировал Милош Здравкович.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2018/02/08/ssha-i-es-vosprinimayut-balkany-kak-nedorazvituyu-territoriyu
Опубликовано 8 февраля 2018 в 02:19
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами