• USD 59.14 -0.15
  • EUR 69.45 -0.20
  • BRENT 64.19 +1.32%

Антон Кривенюк: Абхазские НПО гонят в подполье

Неправительственные организации Абхазии в этом году как никогда часто критикуют. Давление, и это делает сюжет абсолютно особым, оказывают не власти или политическая среда, а общественное мнение.

В этом году было две крупные информационные атаки на абхазские НПО, точнее на ту их часть, которая вовлечена в проекты, финансируемые из зарубежных источников, и в которых принимают участие неправительственные организации из Грузии.

В одном случае «бомбили» крупный проект содействия возрождению абхазского языка, в котором принимают участие активисты и писатели из Грузии.

Совсем недавно раскритиковали встречу на Северном Кипре, судя по всему, абсолютно типовую, какие на протяжении четверти века после грузино-абхазской войны происходят регулярно и без особых последствий для кого-бы то ни было.

Особенность ситуации в том, что предводительствовали в организации атак сетевые анонимы, но хорошо явно подготовленные. Они обеспечили слив в сеть бумаг, проектных документов, финансовой отчетности. Первая атака была действительно разработана на уровне. Обычно такие вещи делаются из тех или иных политических соображений.

Эти атаки получили довольно солидную общественную поддержку. НПО пришлось обороняться и организовывать долгосрочные кампании информационной поддержки. Это действительно достаточно необычная ситуация. Как правило, в странах постсоветского пространства, неправительственный сектор в разных обстоятельствах, бывает, оказывается под прессом властей, проправительственной прессы, либо различных политических кругов.

Абхазская ситуация иная. Властям безразлично, что делают НПО. Нельзя сказать, что жестко негативно к их деятельности относятся и многочисленные политические группы.

Критики, обычные люди, завсегдатаи соцсетей, далеко не всегда анонимы. Совместные с грузинской стороной проекты раздражают многих.

И здесь есть, о чем поговорить. Верхушка айсберга — претензии политико-идеологического плана, в каком-то смысле естественные для общества страны, которая не так давно пережила войну.

Тесные человеческие связи с Грузией никуда не делись, но всякого рода общественная активность может вызывать неоднозначную реакцию.

Но если шире, то идеологические атаки на абхазские НПО — это фиксация основных ценностей мировоззрения, которое основано на черно-белом взгляде на мир, со свойственной этому взгляду примитивизацией сложных процессов, происходящих в окружающем мире.

А далее идут чисто абхазские нюансы, которые трудно прочесть, не имея понимания о сложных узлах межличностных отношений, которые есть основа любых других процессов в абхазской жизни.

Здесь можно поговорить о многом, но хотелось бы остановиться на некоторых моментах.

НПО, работающие за счет западных грантов, будь то в Абхазии, будь то в любой другой кавказской стране, никогда не обеспечивали процветания в материальном плане для своих сотрудников. Но создавали нормальную обеспеченность, не только в узком финансовом плане. Поездки, впечатления, общение с коллегами, иногда, возможно, какие-то полезные в профессиональном плане проекты — это все то, чего так не хватает истосковавшейся по нормальной жизни абхазской интеллигенции. Стабильность и осмысленность существования.

Но неправительственный сектор устроен в некотором смысле как секта — это узкий круг людей, исповедующих одни и те же ценности и, естественно, в условиях ограниченности ресурсов стремящихся не распылять возможности на вовлечение более широкого круга людей.

А это в свою очередь вызывает обычную человеческую зависть и к конкретным персонам, и в целом к этому кругу людей. А есть еще и социальная зависть по отношению к кругу более успешных, более реализованных людей.

Оформить эти претензии прямо, показать свою уязвимость, люди не могут. Они ищут политическую и идеологическую обложку, благо тут ее легко найти.

Тем более, что многолетний опыт работы южнокавказских НПО показывает, что в независимости от своих «базовых» ценностей люди, вовлеченные в проекты, достаточно быстро адаптируются, усваивают правила игры, и естественно, заводят личную дружбу с представителями той или иной страны, с которой их государство находится в состоянии конфликта. Это на самом деле абсолютно нормально.

К сегодняшнему времени среда международных неправительственных организаций — это индустрия потрясающей профанации. Все по настоящему — карьеры, проекты, передвижения по миру. Но с точки зрения реализации содержательной части тех НПО, которые так или иначе реализуют идеологические установки, абсолютно нулевой КПД. Эти организации, либо доноры, либо имеющие доступ к более крупным игрокам рынка, тоже уже давно оформились как «цеховые конструкции», состоящие из близкого круга людей. Сами идеологические установки, модели работы устарели еще позавчера. Очевидно, что давно никто не занимается анализом, сами концепты работы по продвижению основных ценностных установок формируются в отрыве от академической науки — в широком смысле демонстрируемые подходы к решению таких проблем как гендерное равенство, легитимация в общественном сознании ЛГБТ и т. д. — это дилетантство.

Одним словом, система работает по накатанной, осваивает грантовую помощь, формирует заказ на новые направления для роста бюджета и обслуживает в конечном итоге частные интересы людей, давно в нее вовлеченных.

Повторюсь, что речь в большей степени идет о международных НПО, оперирующих в своей работе идеологизированной повесткой. В разное время были и сейчас есть действительно полезные проекты в сфере образования, культуры, поддержки конкретных гражданских инициатив, медиа и многое другое. И всегда была возможность у местных активистов НПО работать «адапторами маразма», перенаправляя содержательную повестку в нужное местным сообществам направление. В конце концов, важно то, что за многие прошедшие годы, грантовая поддержка дала возможность быть на плаву очень многим ценным идеям и активистам.

Но в целом это закрытый круг давно и хорошо знакомых друг с другом людей, которым нечего скрывать от общества, потому что, как правило, на самом деле в содержательном плане никакой деятельности и нет.

Но в это очень трудно поверить тем людям, кто никогда, никаким образом не соприкасался с этой индустрией. Они ищут подвох. Но на самом деле не важно, хорошие или не очень делаются проекты, путешествуют активисты НПО не на деньги налогоплательщиков. Никаких далеко идущих политических последствий эта деятельность иметь не может. Активисты НПО не представляют никого, кроме самих себя. И своим участием в проектах поддерживают лишь обоснование нужности индустрии для доноров. Почему это кого-то должно волновать?

Политическая конъюнктура применительно к Абхазии складывается таким образом, что без участия грузинских неправительственных организаций практически невозможно продвинуть те или иные проекты абхазских НПО. В этой связи взаимосвязь грузинских и абхазских НПО выглядит естественно и рационально.

Но в Абхазии НПО воспринимаются как одна из отраслей, жизнь которых финансируется из-за рубежа, что дает возможность жить полной жизнью в условиях крайней скудости ресурсов и развала системы государственной поддержки национальной интеллигенции.

И соответственно, в условиях углубляющихся всевозможных кризисов неизбежны попытки, если рассматривать сектор как отрасль, переделить пирог и добиться вовлечения в работу тех, кто отчаянно нуждается в средствах и самореализации.

Но поскольку сделать на практике это почти невозможно, общественное мнение периодически будет восставать против более успешной в плане самореализации группы интеллигенции. И опять таки, политическая и идеологическая обложка для этой борьбы всегда есть.

Антон Кривенюк, специально для EADaily



Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2017/11/29/anton-krivenyuk-abhazskie-npo-gonyat-v-podpole
Опубликовано 29 ноября 2017 в 20:21
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
ВКонтакте
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами