• USD 59.08 -0.60
  • EUR 69.65 -0.59
  • BRENT 62.72 +2.17%

Андрей Ганжа: Китай идет домой. В Европу.

Иллюстрация: Rbc.ru

XIX съезду Компартии Китая посвящается…

Высокоинтеллектуальные европейские эксперты спорят о будущей катастрофе Китая из-за снижения роста ВВП до семи процентов и ниже. И это при том, что суммарный ВВП самого Евросоюза в 2015 году вырос на целых 1,9%. Китайцы внимательно выслушивают апокалиптические прогнозы своего будущего и продолжают выполнение грандиозного политического проекта «Один пояс — один путь» (Новый Шелковый путь, НШП).

НШП тоже не нравится многим европейцам, поскольку он «не служит решением многочисленных ежедневных проблем и препятствий, с которыми европейский бизнес сталкивается в Китае». А еще точнее — потому, что Китай «стремится развивать цепочку создания стоимости в целом ряде видов промышленности» (Йорг Вуттке, председатель Торговой палаты Евросоюза по Китайской Народной Республике). Иными словами, Пекин не гонит в Европу природные ресурсы, как Россия или Африка. Он создает высокую прибавочную стоимость и оставляет этот доход себе, а не передает его европейскому или иному бизнесу. Вот Йорг Вуттке и жалуется: «Каждую неделю из Чунцина в Германию выходит пять полностью нагруженных поездов, и только один полностью груженый поезд возвращается в обратном направлении… Европа открыта, она закупает китайские товары на сумму в 1 миллиард евро каждый день. Но Китай покупает в Европе половину этого количества товаров».

Европейский бизнес, похоже, сообразил, что им не только затрудняют доступ на китайские рынки, но и на родных торговых площадках Старого Света обдирают, как липку. Хотя, кто сказал, что эти площадки до сих пор чисто европейские?

Китайцы скупают Европу в розницу…

Европейские компании в 2016 году вложили в Китай унылые 8 миллиардов евро.

Это не означает, что европейцы потеряли интерес к вкладыванию денег: в те же США они за год «залили» около 200 миллиардов евро. Правда, в основном — в рынки деривативов (производных ценных бумаг), которые не имеют никакого отношения к реальной экономике. Ведь номинальная стоимость финансовых бумаг, обращающихся на мировом рынке деривативов, уже превышает 100 триллионов долларов, тогда как стоимость заключенных на нем сделок едва приближается к 500 миллиардам долларов за год. Иными словами, уже при рождении одного доллара реальной товарной сделки на него уже давят двести долларов биржевых бумаг.

Разухабистые и богатые китайцы в отношении только ведущих западных брендов реальной экономики и сервиса уже осуществили сделок (по данным портала MSN) на 161 миллиард английских фунтов, или на 181,6 миллиарда евро. А куда вкладывают китайцы в Европе?

— «VOLVO» — китайская Zhejiang Geely Holding Group инвестировала 1,3 миллиарда долларов в 2010 году;

— «GIEVES & HWKES» (обшивала еще адмирала Нельсона) — выкуплена в 2012 году за 115 миллионов долларов гонконгской компанией Trinity.

- «CERRUTI» (бренд с 1881 года) — выкуплен той же Trinity Ltd. за $ 70 миллионов в 2010 году;

— футбольный клуб «INTER», Милан — 69% акций за 289 миллионов долларов выкупила группа Suning Holdings, Нанкин;

— «HAMLEYS», известнейший английский бренд в мире игрушек — куплен компанией C. banner (Нанкин) в 2016 году за в $ 124 миллиона;

— «HOUSE OF FRASER», известнейшая британская сеть универмагов продана китайскому Sanpower за 560 миллионов.

Или вот, из совсем свежего: Китайский интернет-холдинг Tencent приобрел контрольный пакет акций (73%) компании «SUPERCELL» — крупнейшего производителя видеоигр в Финляндии. Стоимость сделки — 7,4 миллиарда евро.

И этот список можно продолжать очень долго. Да что там говорить! Даже неукротимый итальянец Сильвио Берлускони продал свой футбольный клуб «MILAN» консорциуму китайских инвесторов за 792 миллиона долларов.

и оптом.

Но все эти покупки гостиниц да футболов — это так, розница. Куда интереснее периодически прорывающаяся информация о крупных вложениях Пекина. Уже не в «Черрути» или «Дом Фрезера», а бери куда выше — в Брюссель, напрямую в топ-менеджмент Евросоюза.

Ну, например. 9 мая 2010 года семнадцать стран Евросоюза приняли решение о создании EFSF, European Financial Stability Facility (ЕФФС, Европейский фонд финансовой стабильности, который часто еще называют Стабфондом). Это почти 780 миллиардов евро, цель — борьба с последствиями кризиса 2008 года. Спустя полтора года, в январе 2012-го, для ремонта финансовой системы ЕС был создан еще один фонд, Европейский механизм стабильности (European Stability Mechanism, ESM) — 500 миллиардов евро, для кредитования проблемных стран Еврозоны. Лимит одного кредита — шестьдесят миллиардов.

А потом произошло неожиданное… На пресс-конференции по поводу начала работы ESM (Люксембург, 8 октября 2012 года) тогдашний глава ESM Жак-Клод Юнкер (ныне Председатель Европейской Комиссии) сообщил, что фонд сможет выдавать кредиты в 200 миллиардов евро, а через полтора года разовые суммы смогут быть увеличены до пятисот миллиардов. Вполне естественно возник вопрос — откуда деньги, Жан-Клод? Взявший слово Генеральный директор и EFSF, и ESM Клаус Реглинг, не мудрствуя лукаво сообщил, что 40% акций Стабфонда были приобретены странами Азии, в первую очередь Китаем. И что он, Реглинг, надеется что акции «Европейского механизма стабильности» тоже купит Китай.

Все это вызвало фурор и копания. Многие солидные издания написали, что в фонде ESM уже (!) не пятьсот миллиардов, а триллион евро, а немецкий «Шпигель» вообще заикнулся о двух триллионах. А Реглинг и не лукавил, прямо заявив, что он привлекает деньги частных инвесторов.

Для справки: что такое триллион евро? Это больше чем бюджет всего Евросоюза на текущую семилетку (2014−2020 гг.). Там в расходной части всего 960 миллиардов евро — А.Г.

Не ясно, на каких условиях были привлечены эти «азиатские деньги», но вообще-то это называется высокий уровень левериджа (соотношения заемного и собственного капитала). Везде и всегда субъекты с высоким уровнем левериджа называются «финансово зависимыми».

А потом фурор затих. Но это как раз и неудивительно: европейские контролеры СМИ уже давно наловчились не только «разгонять» сенсации, но и «тушить» скандалы. Но факт-то не исчез! И если деньги в брюссельских фондах действительно китайского происхождения, то это означает одно: китайцы даже не освоились на европейском пространстве, нет — они просто его купили. И теперь шелком «одного пояса — одного пути» выстилают дорогу «от себя до себя», от китайской экономики на полуострове «Индокитай» до китайской экономики на крайнем западе евразийского мегаконтинента, на полуострове «Европа».

Китай осваивает русскую Арктику.

Интересно, что проект НШП был провозглашен вскоре после того, как Юнкер и Реглинг «проболтались» в Люксембурге об азиатских деньгах в общеевропейских фондах. «Посещая с визитом Казахстан осенью 2013 года, я выдвинул идею совместного построения Экономического пояса Шелкового пути, а позднее в Индонезии — идею совместного построения Морского Шелкового пути XXI века. Вместе они составили инициативу «Один пояс и один путь» (Си Цзиньпин, Генеральный секретарь Компартии Китая).

Пекин предложил шесть сухопутных экономических коридоров в рамках проекта «Пояса и пути»: Новый евразийский континентальный мост, коридоры «Китай-Монголия-Россия», «Китай- Центральная Азия-Западная Азия», «Китай-полуостров Индокитай», «Китай-Пакистан» и «Бангладеш — Китай — Индия — Мьянма». «Морской путь» пока озвучен один — через Малаккский и Баб-эль-Мандебский проливы к Суэцкому каналу. Пишут об этом много…

Но практически не обращают внимания на отчетливо проявляющийся второй «морской путь» — заполярную логистику. Хотя, казалось бы, уже не менее шести торговых судов Китая прошли в этом году по российскому Северному Морскому Пути, хотя в первый раз Севморпуть до Баренцева моря и обратно еще в далеком 2012 году прошел китайский ледокол «Сюэлун» («Снежный дракон»). Оказалось выгодно: по итогам рейса китайского пионера маршрута, корабля «Тяньцзянь», экономия 15-ти дней и 383-х тонн топлива, по сравнению с традиционным маршрутом через Суэцкий канал (данные китайской транспортной компании Cosco). В этом году тот же «Снежный дракон» во время своей 8-й экспедиции не только пересек «Северный проход» (вдоль северного побережья Канады), но и прошел по Арктическому центральному фарватеру, вне экономической зоны России.

То есть, китайцы ищут. И пока наиболее ценная находка — это, все-таки, Северный Морской Путь. Это доказывают деньги. Потому что для старта проекта правительство Китая, аккурат под Новый 2014 год, создало специальный Silk Road Fund («Фонд Шелкового пути») с ожидаемым капиталом в 40 миллиардов долларов. Одними из наиболее крупных и заметных покупок «шелкового фонда» стали приобретение 9,9% акций проекта «Ямал СПГ» и 10% российского нефтехимического гиганта «Сибур Холдинг».

«Ямал СПГ» — это не только Южно-Тамбейское газоконденсатное месторождение (1,3 миллиарда кубов природного газа!), но и молодой порт Сабетта в котором уже швартуются суда.

«Сибур» — это целый клубок удовольствий для инвестора: (1) крупнейший нефтехимический холдинг России (24-е место в топ-50 крупнейших налогоплательщиков страны); (2) контролирует ресурсы Ямало-Ненецкого и Ханты-Мансийского округов; (3) имеет низкую налоговую нагрузку, 6,4%; (4) владеет терминалом по перегрузке сжиженных углеводородных газов в самом перспективном порту России, в Усть-Луге, Ленинградская область; (5) имеет прямой выход на высшие политические круги России (через акционера Геннадия Тимченко, приближенного к В. Путину) и США (через Уилбура Росса, ныне министра торговли США, совладельца клиента терминала в Усть-Луге, транспортной компании Navigator Holdings). И последнее (6) по списку, но не по существу: «Ну что вы, Андрей Иванович, хотите… СИБУР не входит в санкционный список американцев. Ведь гнали же „из Роттердама“ донбасский уголь в Украину с расчетом через Южную Осетию» — так, с ухмылкой, мне ответили из Санкт-Петербурга на вопрос о том, гоняют ли американцы российский сжиженный газ в Европу из Усть-Луги.

В заключение не могу не выразить своего восхищения профессионализмом политики Пекина. За небольшие деньги (обе инвестиции — не больше четырех миллиардов долларов) они по локоть, по плечи засунули свои руки в ресурсы, инфраструктуру и транзит российской Арктики. А заодно — уверенно создают себе еще один маршрут для движения китайских товаров на европейское торговое пространство. Которое они не просто «открыли», как жаловался вышеупомянутый Йорг Вуттке, а, похоже, еще и «немножко прикупили».

Андрей Ганжа, Киев

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2017/11/14/andrey-ganzha-kitay-idet-domoy-v-evropu
Опубликовано 14 ноября 2017 в 13:58
Все новости

18.11.2017

Загрузить ещё
Аналитика
Ноябрь 2017
303112345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930123
ВКонтакте
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами