• USD 59.08 -0.60
  • EUR 69.65 -0.59
  • BRENT 62.62

Автор «Украины в огне»: не исключаю, что придётся снять продолжение

Продюсер и режиссёр Игорь Лопатёнок.

Мы общаемся с представителем независимого американского кинематографа — собеседником EADaily является продюсер и режиссёр Игорь Лопатёнок. Состоя в гильдии режиссёров США, Игорь, как продюсер, имеет на своем счету уже двадцать законченных картин. В начале этого года большое внимание привлёк снятый им вместе с Оливером Стоуном и показанный в том числе и на российском телевидении документальный фильм «Украина в огне». Для западного зрителя этот фильм тоже стал откровением: многие именно из него узнали о подноготной событий, перевернувших жизнь Украины без малого четыре года назад…

-Прошло уже достаточное количество времени после премьеры вашего фильма «Украина в огне». Пытались ли киевские власти как-то насолить вам, рассчитаться за выход столь невыгодной для них ленты?

-Они, быть может, и хотели бы — да руки коротки (смеётся). Что они могут сделать гражданину США, живущему и работающему в этой стране и Украину не посещающему? Как говорится, в моё отсутствие вы меня можете даже бить, я не возражаю. Да, мне говорили, что моё имя заносили на какие-то украинские сайты со списками «врагов народа» — но мне эта возня не интересна. Тем более, что я в этих списках оказался в достаточно неплохой компании известных деятелей искусства, причём отнюдь не только российских. Например, мой друг и коллега, всемирно известный режиссер Оливер Стоун, с которым мы делали фильмы «Украина в огне» и «Сноуден», тоже считается нынешними киевскими властями «врагом нации». А если бы Киев даже и попытался как-то навредить нам в США — хотя такие попытки абсолютно бессмысленны — то мы бы просто использовали это, как дополнительное паблисити для нашей картины. Впрочем, она и так привлекла достаточно большое внимание, присутствует на всех цифровых аутлетах, продаётся хорошими тиражами на Blu-Ray и DVD, была показана телеканалами Германии, Франции, Италии, России, Бразилии, Израиля, Японии, Канады, а также здесь в США. Поэтому, как я считаю, мы свою задачу с «Украиной в огне» выполнили полностью. Её до сих пор активно смотрят, картина имеет зрительский спрос. Ну, а украинские власти в этом нам активно «помогают». Они своими действиями раз за разом доказывают, что мы были правы — к власти их привела не воля массового избирателя, а вооружённый переворот.

-То есть, вы по-прежнему отслеживаете события на Украине?

-Конечно, отслеживаю. Кстати, нынешние события в Киеве, весь этот пресловутый «михомайдан», воспринимаются очень забавно. Недаром говорится, что исторические события имеют обыкновение повторяться, но уже несколько в ином виде — за трагедией следует фарс. Я смеялся, наблюдая в теленовостях, как нынешние майданщики несут плакат с надписью: «Пришли козлы вас выносить». Действительно, какая-то «революция козлов», иначе не скажешь… Невольно вспомнился старый советский мультфильм «Страна невыученных уроков». Отсутствие общей культуры, элементарной грамотности приводит к тем трагикомическим феноменам, которыми нас не устает «радовать» сегодняшняя Украина. Не дай Бог жить в стране, где попытки переворотов, уличные беспорядки и беспощадное насилие повторяются с такой регулярностью. Нынешние украинские власти начинали с того, что обещали людям «свободу». На деле же они отняли у населения сколько-нибудь приемлемый уровень жизни, чувство стабильности и защищённости и, собственно, сами гражданские свободы.

-Не собираетесь ли вы когда-нибудь со временем вновь вернуться к украинской теме в своём творчестве? События там происходят с калейдоскопической быстротой, постоянно появляется много новой колоритной фактуры…

-Да, там происходит много всякого — но это теперь интересно, главным образом, лишь самим украинцам. Тема Украины, если честно, уже давно вызывает у среднего обывателя оскомину. Но я не собираюсь полностью распрощаться с этой темой: продолжаем фиксировать факты, что-то собираем, понемногу снимаем… Конкретных планов по созданию «Украины в огне-2» пока нет, но никогда не говори никогда. Если там всерьёз полыхнет опять, то я и вся моя команда готовы взяться за дело. Впрочем, мы и так уже много сделали для того, чтобы западная аудитория поняла, что именно произошло в этой несчастной стране. Думаю, что как и любой другой фильм, к которому приложил руку Оливер Стоун, «Украина в огне» ещё долгие годы будет служить «учебником» определённых политических процессов.

-Можете ли вы сказать, что ваш фильм по-настоящему открыл глаза людям на украинскую ситуацию?

-Вообще-то, прогрессивная, думающая часть аудитории догадывалась об этом и без нас — но людям просто не хватало знания фактов. Поэтому, быть может, мы помогли многим составить более чёткое понимание, ознакомив их с бесспорными фактами. Для некоторых же «Украина в огне» стала настоящим откровением. Хотя, конечно, полностью поменять мировоззрение, посмотрев один-единственный фильм — это, по-моему, всё же невозможно. Да, нас, конечно, пытались обвинить в том, что «Украина в огне», мол, похожа на российский информационный мейнстрим. Но это не значит, будто мы потворствуем пресловутой «российской пропаганде» — это означает лишь, что пресса РФ отражает картину ближе к истине, чем западная. Мы же, в отличие от западных СМИ, не собираемся манипулировать информацией и не желаем, к примеру, называть радикальные нацистские группировки «борцами за свободу».

-Давайте перейдём к меркантильному вопросу: насколько прибыльным является производство кино? Какой процент затрат «отбивается» в прокате?

-Это очень рискованный бизнес, на самом-то деле. Возьмём, например, США, где кинобизнес является наиболее масштабным во всем мире. Так вот, как подсчитано, здесь вероятность возврата вложений составляет всего двадцать процентов. Это, как говорится, средняя температура по больнице. Возможность же не просто выйти в ноль, а получить какую-то прибыль — она и того меньше. Порою, в этой лотерее приходится участвовать очень-очень долго, прежде чем удастся вытащить счастливый лотерейный билет — если это вообще когда-либо получится. Успешным может оказаться даже не второй-третий, а седьмой-восьмой фильм. Вот мы и играем в эту лотерею, пытаясь угадать, чего же на самом деле желает зритель.

-Как же кинокомпаниям удается удерживаться на плаву в столь суровых условиях?

-Мне проще говорить о секторе так называемого «независимого кино», где работаю я сам. Структура кинопроизводства здесь такова, что предполагает использование средств, возвращать которые не требуется. Поэтому, даже если фильм не собирает больших денег, особого риска не существует. Например, мы сейчас работаем в достаточно рискованном жанре лирической комедии — готовим ремейк знаменитого советского фильма «Подкидыш». Мы, конечно, надеемся, что наша картина понравится зрителю, но, разумеется, полной гарантии нет и быть не может. Поскольку картина делается с участием студии Горького, мы имеем за собою бэкап российского Минкульта в размере семисот тысяч долларов. Не так уж много для производства фильма, но достаточно для того, чтобы захеджировать риски — дабы инвесторы могли спокойно вкладываться в проект. Такого рода деньги называются soft money или sentences (льготы). Подобные льготы, в частности, предоставляют разные страны — если ты снимаешь на их территории — свою поддержку оказывают и различные фонды. Нередко подобная поддержка оказывается на невозвратной основе и это помогает независимому кино существовать, производить штучный продукт.

-Да, это, конечно, является немалым подспорьем…

-Любая картина — это годы работы, масса затраченных усилий. Вот, например, насчет «Подкидыша». Эту идею мы придумали с известными писателями Мариной и Сергеем Дяченко ещё в 2010 году — именно тогда они написали мне первый драфт сценария. Саму картину мы сняли уже только в августе-сентябре 2017-го. Семь лет — тут ничего выходящего за рамки, в принципе нормальный цикл кинопроизводства. Никакой гарантии, повторяю, крупного зрительского успеха нет, хоть мы на него и надеемся. Это будет ведь лирическая комедия, а зритель в последние годы привык исключительно к комедии положений. Отчасти, комедийный кинематограф вернулся к временам Чарли Чаплина: герой споткнулся, ударили по голове — зрителю смешно. Но мы стараемся идти другим путем: чтобы у нас зритель не ржал, извиняюсь, как лошадь, а улыбался, иногда с грустью. Послевкусие от картины остаётся в таком случае совсем другое. Посмотрим, угадали ли мы в предположении, что зритель соскучился по такому жанру.

-На ваш, как профессионала, взгляд — почему российский кинематограф в значительной степени не окупается, его фильмы не находят признания у массового зрителя?

-Это достаточно сложная комплексная ситуация, здесь есть факторы как объективные, так и субъективные. В первую очередь, хочется указать на недоразвитость системы кинопоказов в России. В стране попросту недостаток киномест, кинотеатров, куда можно было бы продать билеты. России нужно, чтобы иметь окупаемый кинематограф, как минимум, пятнадцать тысяч кинотеатров — сейчас же их насчитывается немногим более четырёх тысяч. Кроме того, на индустрии негативно отразилось то, что за последние годы заметно упали цены на билеты — примерно с восьми до четырех с половиной долларов. Третья проблема: недостаточная продуманность, проработанность многих проектов. Но в России даже сейчас выходят картины, которые «выстреливают», собирая хорошую кассу. Например, мой хороший знакомый Марюс Вайсберг снял в этом году, имея незначительный производственный бюджет, «Бабушку легкого поведения» — принёсшую более миллиона долларов чистой прибыли. При этом, снимал он, не имея государственного финансирования! Можно вспомнить и очень успешные «Притяжение», «Салют-7» — доказывающие, что российский зритель, так же как и американский, интересуется сай-фаем, темой освоения космоса. А ведь качественная научная фантастика до недавнего времени была на российских киноэкранах в полнейшем загоне.

-А как вы считаете, госфинансирование российского кино — это добро или зло?

-Государство финансирует российский кинематограф достаточно мощно — и без этих вливаний он бы, наверное, не выжил. Но у этой медали есть обратная сторона: выросло поколение режиссёров и продюсеров, которые заранее не мыслят никакой работы, не получив предварительно денег от «Фонда кино». В итоге, они настраиваются на запросы и предпочтения чиновников, а не на желания массового зрителя. Чиновники, в свою очередь, готовы идти навстречу «авторскому видению» — считая, что таким образом они поощряют «настоящее искусство». Возникает поистине губительная ситуация, поскольку творец привыкает исходить из правила «я так вижу», а не из «это интересно зрителю». Иначе говоря, российскому кинематографу нужно перестать быть авторским и следует превратиться в зрительский. А это идёт вразрез с мировоззрением российских кинодеятелей, со всем, чему их учили. Те люди, что находят в себе силы отойти от этой парадигмы — тот же Тимур Бекмамбетов — совершенно спокойно делают окупаемое кино. Обратный пример — Кирилл Серебренников. Те, кто видели его фильмы, согласятся, что зрительскими их назвать невозможно. Человек достаточно посредственно экспериментирует — и не будь государственных денег, он бы просто не имел возможности этим заниматься. Из-за обилия «неповторимых творцов» с раздутым самомнением российский кинематограф не очень интересует частных инвесторов — они не верят, что на нём можно заработать и поэтому не желают рисковать деньгами.

ВЯЧЕСЛАВ САМОЙЛОВ

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2017/11/11/avtor-ukrainy-v-ogne-ne-isklyuchayu-chto-pridyotsya-snyat-prodolzhenie
Опубликовано 11 ноября 2017 в 13:04
Все новости

19.11.2017

18.11.2017

Загрузить ещё
Аналитика
Ноябрь 2017
303112345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930123
Facebook
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами