• USD 66.41 +0.15
  • EUR 78.06 +0.02
  • BRENT 78.77

Как «Моссад» искал, ловил и ликвидировал нацистов: Израиль в фокусе

Портал mignews.com опубликовал аналитическую статью публициста Иры Коган под заголовком «Между политикой и армией»

На прошлой неделе в Израиле был обнародован отчет комиссии Шелаха — точнее, его публичная версия. Доклад касается гражданского контроля над армией и содержит такие резкие выводы, что некоторые депутаты отказались его подписывать.

Вкратце речь идет о том, что командование ЦАХАЛа само, без участия правительства, определяет военную стратегию государства, включая расходы на оборону. Так, к примеру, пятилетний план развития вооруженных сил составлен в 2015 году генштабом и согласован лишь с министрами обороны и финансов. Тогдашний глава миноброны Моше Яалон утверждал его практически единолично, не привлекая к обсуждению членов комитета по обороне и безопасности. В план заложены «беспрецедентные» ассигнования на сумму более полмиллиарда шекелей, а новый министр обороны Авигдор Либерман не исключает, что этих денег может не хватить.

Предыдущие пять лет ЦАХАЛ функционировал и вовсе без всякого плана. Национальный совет по обороне при канцелярии премьер-министра фактически лишен полномочий по влиянию на армию. Недостаточная компетентность политического руководства сказалась на итогах всех последних военных операций, в том числе на операции «Нерушимая скала» и ходе Второй Ливанской войны. Но до сих пор из этих просчетов не было извлечено никакого урока.

Совсем коротко можно сформулировать эти выводы так: между правительством и армейским командованием отсутствует взаимодействие. Общественность и вовсе выключена из этого процесса под предлогом секретности. В вопросе подготовки ЦАХАЛа к предполагаемому военному конфликту действительно много информации, не подлежащей разглашению. Однако люди испытывают на себе результаты этого разлада, они платят налоги, львиная доля которых идет на нужды безопасности, а потому имеют право знать, что происходит в этой сфере.

Обычно в Израиле общество занимает сторону армии, когда речь идет о военных конфликтах. Еще в начале 2000-х, во время операции «Защитная стена» появился лозунг «Дайте ЦАХАЛу победить!», обращенный к правительству. Политическое руководство не раз и не два в истории обвиняли в позорной и преступной нерешительности. В книге «Эшколь, отдай приказ!» полковник в отставке Ами Глуска анализирует ситуацию накануне Шестидневной войны и приводит рассказ Ариэля Шарона, занимавшего пост завотделом по инструктажу в генштабе и командира одной из дивизий. По словам Шарона, армия была в двух шагах от военного переворота, поскольку правительство Леви Эшколя не решалось нанести превентивный удар по антиизраильской коалиции. Израиль объявил мобилизацию резервистов, ЦАХАЛ занял позиции на границах, было даже создано — впервые в нашей истории — правительство национального единства. Но руководство медлило, надеясь решить проблему дипломатическим путем. Вот тогда генерал-майор Ариэль Шарон предложил главнокомандующему Ицхаку Рабину начать наступление, не дожидаясь приказа «сверху». Как вспоминал Шарон много лет спустя, ему казалось, что само правительство «восприняло бы это с облегчением».

Свидетельство Шарона и книга Глуски дала повод для многочисленных спекуляций на тему, возможен ли в Израиле военный путч и переход власти в руки армии. Сам Шарон не раз и не два повторил, что речь шла лишь о принятии решения, а не об узурпации власти. Тем не менее, в этой истории отражен все тот же конфликт между правительством и высшим генералитетом.

Правительство действительно заслуживает упрека и в нерешительности, и в уклонении от контроля над оборонной сферой. Но и генералы — не святые. В отсутствие гражданского контроля они порой ставят во главу угла не соображения безопасности, а материальные интересы и амбиции армейской верхушки.

В Израиле, по сути, нет нужды в военном перевороте, поскольку высокопоставленному офицеру в отставке всегда открыта дверь в политику. Перефразируя известную мудрость на израильский манер, плох тот генерал, который не мечтает стать премьер-министром. Поэтому многие военные командиры, еще находясь на своих постах, начинают вести себя, как политические деятели. Грань между политикой и армией становится все тоньше, как стало ясно в прошлом году, когда министр обороны (и бывший глава генштаба) Моше Яалон провозгласил право офицеров ЦАХАЛа публично высказывать свое мнение, даже если оно противоречит позиции правительства. Поводом стало заявление генерала Яира Голана о том, что он видит сходство между современным Израилем и Германией 30-х годов.

Этот инцидент вызвал острые дискуссии, суть которых сформулировал министр Юваль Штайниц: «Государство управляет армией, а не армия — государством…». Однако, как показывает отчет Шелаха, когда государство устраняется от управления, армия, а точнее, ее руководители, берутся управлять сами. И далеко не всегда это идет на пользу государству. (mignews.com)

Газета «Еврейский Мир» опубликовала аналитическую статью израильского публициста Александра Непомнящего, под заголовком «В погоне за тенями»

Недавно был рассекречен отчет об усилиях израильской разведки «Моссад» по поиску, поимке и ликвидации нацистов. Чем руководствовалось еврейское государство, кого удалось устранить, кому покровительствовали власти латиноамериканских стран, и почему один лишь Адольф Эйхман «удостоился» открытого процесса.

Занимающий более 400 страниц и составляющий три тома отчет был написан для исторического отдела «Моссада» его сотрудником Йосефом Хеном (Хейницом). Уроженец местечка Лахва, принадлежащего сегодня Белоруссии, Хен подростком сумел бежать из нацистского гетто, а затем, накануне провозглашения Израиля, был одним из организаторов отправки к берегам страны знаменитого судна «Эксодус», ставшего символом нелегальной репатриации.

Теперь мы знаем, что поиски «Моссадом» нацистов были инициированы дважды — в конце 1950-х годов, а затем, двадцать лет спустя, в 1977-м. Оба раза это происходило не из оперативных соображений, а вследствие решений политического руководства. И в обоих случаях можно со значительной степенью уверенности утверждать, что связанные с этим поиском операции отнюдь не являлись основным приоритетом спецслужбы. В первый раз, на рубеже 50-х и 60-х годов прошлого века, это было, судя по всему, полуофициальное, устное обращение лидера государства Давида Бен-Гуриона к главе объединенного комитета руководителей всех израильских секретных служб, по совместительству возглавляющему «Моссад», легендарному Исеру Харелю.

В 1968 году возглавивший «Моссад» Цви Замир убедил премьер-министра Леви Эшколя прекратить «активный поиск» нацистских преступников, влетавший государству в копеечку, ограничившись сбором информации и «доведением ее до сведения властей» тех стран, где обнаруживались убийцы еврейского народа. Однако 9 лет спустя, в 1977 году, ставший главой правительства Менахем Бегин, убежденный в необходимости возмездия над нацистскими палачами, инициировал первое в своем роде официальное правительственное решение в этой сфере.

К этому времени «Моссад», как, впрочем, и все государство в целом, уже не испытывал столь острый бюджетный дефицит. Вместе с тем, успешному выполнению правительственного решения мешали на этот раз соображения не финансового, а политического характера. По крайней мере, несколько раз «Моссад» отказывался от поимки или ликвидации нацистов, не желая на фоне продолжавшейся холодной войны усложнять отношения с той или иной страной, на территории которой находился преступник, или же опасаясь помешать разворачивающимся там же операциям против арабских террористов, устранение или нейтрализация которых была куда актуальнее. В результате, за исключением Адольфа Эйхмана, сотрудника гестапо, непосредственно ответственного за массовое уничтожение евреев, доставленного в Израиль и по решению суда казненного в 1962 году, а также «рижского вешателя» — латышского карателя Герберта Цукурса, убийцы по меньшей мере 30 тысяч евреев, ликвидированного в 1965 году в Уругвае, остальные нацисты, на которых «Мосса» вел охоту, фактически избежали возмездия.

Первоначально непосредственное исполнение миссии было возложено на особое подразделение «Моссада» «Амаль». Сформированное в 1959 году по инициативе Хареля и его преемника Меира Амита, оно же занималось составлением списка разыскиваемых нацистских военных преступников. В 1978 году эти функции взял на себя созданный с той же целью отдел «Месер». Помимо Эйхмана и Цукурса, в этом списке, который на протяжении десятилетий не раз дополнялся и уточнялся, фигурируют имена еще 15 нацистов.

▼ читать продолжение новости ▼

Личный секретарь Гитлера, глава партканцелярии НСДАП и рейхсминистр по делам партии Мартин Борман, входивший в ближний круг Гитлера, был включен уже в самый первый перечень, составленный «Амалем», хотя и на предпоследнем, пятом месте в списке, ранжированном по убыванию приоритета в поиске.

Три дня спустя после «Хрустальной ночи» — кровавого погрома, прокатившегося по Германии и части Австрии в ноябре 1938 года — именно он передал председателю Рейхстага Герману Герингу приказ Гитлера о внедрении на территории Германии «окончательного решения». Его подпись стояла и под указом от 1 июля 1943 года о передаче полномочий по решению «еврейского вопроса» гестапо и лично Адольфу Эйхману. Скорее всего, Борман покончил жизнь самоубийством еще в начале мая 1945 года. Однако, поскольку его смерть была официально подтверждена лишь в 1971 году, «Моссад» в течение нескольких лет занимался его поисками, по сути, гоняясь за мертвецом.

Генрих Мюллер

Замыкал же самый первый список группенфюрер СС, генерал-лейтенант полиции Генрих Мюллер, возглавлявший тайную государственную полицию (IV отдел РСХА) — то есть гестапо, и таким образом причастный почти ко всем преступлениям нацистского режима. Мюллер был участником Ванзейской конференции, разработавшей программу «окончательного решения еврейского народа», и фактически руководил ее реализацией, являясь непосредственным начальником Эйхмана.

Мюллер, имевший кличку «Косинус», оставался в списке «Амаля» до 1978 года. «Моссад» следил за женой Мюллера в Мюнхене, искал его в Панаме и даже схватил там некого Мюллера, но дактилоскопическая проверка показала, что это другой человек. Вероятно, Мюллер, как и Борман, погиб или покончил жизнь самоубийством еще в конце войны. Так что и в этом случае «Моссад», скорее всего, искал призрак.

Франц Радемахер

В обновленный список, составленный в 1977 году по решению министерской комиссии по вопросам безопасности, был включен глава еврейского департамента при МИДе Третьего Рейха, автор «Мадагаскарского плана» (перемещения европейских евреев на Мадагаскар) в 1940 году и участник Ванзейской конференции Франц Радемахер. Именно он нес ответственность за массовые депортации и казни сербских евреев осенью 1941 года, а также участвовал в депортации евреев из Франции, Бельгии и Нидерландов. После своей поездки в Белград, заполняя отчет о расходах, в графе «цель визита» Радемахер написал: «ликвидация евреев».

После разгрома нацистской Германии Радемахер вместе со многими другими военными преступниками нашел убежище в Сирии. По некоторым данным, еще в 1962 году израильский разведчик в Сирии Эли Коэн передал ему пакет с бомбой, но эта попытка ликвидации оказалась неудачной. Год спустя сирийские власти арестовали Радемахера, заподозрив в шпионаже. Отсидев три года, он был освобожден и добровольно вернулся в Германию, где был арестован прямо в аэропорту. Радемахера признали виновным в военных преступлениях, приговорив к пяти с половиной годам заключения, однако суд заявил, что он уже отсидел свой срок и оставил его на свободе. В 1971 году Верховный суд Германии в Карлсруэ отменил это решение против Радемахера и назначил новый судебный процесс. Но два года спустя, еще до начала разбирательства, Радемахер умер на свободе.

В «Моссаде» либо не знали о его смерти, либо считали нужным удостовериться в том, что скончавшийся человек действительно является именно им. Поэтому в течение 1977 года имя Радемахера фигурировало в обновляемом списке разыскиваемых нацистов.

Йозеф Менгеле

«Ангел смерти» из Освенцима (Аушвица-Биркенау) Йозеф Менгеле, отправивший сотни тысяч евреев в газовые камеры и проводивший преступные «медицинские» эксперименты над узниками, сумел скрыться в конце войны в Южной Америке. После поимки Эйхмана именно Менгеле возглавлял список «Моссад» на протяжении трех десятилетий, оставаясь самым разыскиваемым нацистом. Судя по всему, возможность схватить или ликвидировать Менгеле была упущена в 1962 году.

После чего все остальные многочисленные попытки разыскать его результата не принесли. Двадцать лет спустя, в 1983 году, «Моссад» даже пытался внедрить «привлекательную и умную» женщину-агента в окружение сына Менгеле, но тоже безуспешно. При этом сам нацист, скрывавшийся в Бразилии, к тому времени уже четыре года как был мертв, утонув во время купания в Атлантическом океане.

Ганс Эйзеле

Гауптштурмфюрер СС Ганс Эйзеле служил «врачом» в концентрационных лагерях Маутхаузен, Бухенвальд, Нацвейлер и Дахау, где занимался «экспериментальными операциями», подвергая заключенных изощренным пыткам.

В 1945 году он был арестован американцами, судим и приговорен к смертной казни, которая, однако, была заменена пожизненным заключением, а затем десятилетним сроком. В 1952 году Эйзеле и вовсе был освобожден и открыл медицинскую практику в Мюнхене. Шесть лет спустя, когда против него были выдвинуты новые обвинения, Эйзеле сбежал в Египет, сменил имя и поселился в престижном каирском пригороде, вновь занявшись медицинской практикой.

«Моссад» попытался ликвидировать его с помощью пакета с бомбой. К несчастью, взрыв убил египетского посыльного, Эйзеле же остался невредим. Однако спустя несколько лет, в 1967 году, он умер в своем доме при невыясненных обстоятельствах. Насколько имела к этому отношение, если вообще это было, еврейская спецслужба, не ясно. Так или иначе, имя Эйзеле было внесено в список в 1967 году, затем изъято, после чего возвращено в 1978 году буквально на месяц и вновь убрано уже окончательно. Может быть, и в этом случае Моссад хотел убедиться в том, что умерший в 1967 году человек действительно был концлагерным «врачом» Гансом Эйзеле.

Франц Штангль

Вместе с Эйзеле в список 1967 года был внесен и гауптштурмфюрер СС, служивший заместителем коменданта Треблинки, а также комендантом концлагерей Собибор и Сан-Саббах (на побережье Адриатического моря) Франц Штангль. Именно он в начале 1940-х руководил осуществлением программы умерщвления (эвтаназии), став ответственным за смерть по крайней мере 700 тысяч евреев, в том числе 300 тысяч узников Варшавского гетто. После войны Штангль был арестован в Австрии, но сумел через Италию с помощью представителя Ватикана сбежать в Сирию. А в 1951 году перебрался в Бразилию. Там в 1967 году он и был обнаружен знаменитым «охотником за нацистами» Симоном Визенталем, судя по всему, сотрудничавшим с «Моссадом» в розыске военных преступников. Штангль был выдан властям Германии, приговорившим его в 1970 году к пожизненному лишению свободы и умер спустя полгода в дюссельдорфской тюрьме.

Клаус Барбье

«Лионский палач», гауптштурмфюрер СС Клаус Барбье, возглавлявший департамент по еврейским вопросам в Гааге в начале 1940-х, а с 1942 года ставший шефом гестапо в Лионе, занимавшийся истреблением французских евреев, в том числе уничтожением приюта для еврейских детей в Изьё, был внесен в список 1977 года вместе с Радемахером. После войны заочно приговоренный во Франции к смертной казни, Барбье был завербован американской разведкой, обеспечившей ему политическую защиту от требований Франции на экстрадицию. Он был переправлен в Боливию, где жил под именем Клауса Альтмана, а в 1980 году даже стал советником по вопросам безопасности президента Гарсиа Месы. В 1979 году «Моссад» подготовил операцию по его ликвидации, но она сорвалась. Четыре года спустя попытку решили повторить. Однако буквально накануне ее проведения боливийские власти, не исключено, что с подачи американских покровителей Барбье, сами арестовали его и быстро экстрадировали во Францию. В 1987 году он был приговорен там к пожизненному заключению и четыре года спустя умер от рака в тюрьме. Окончание следует… (moscow-jerusalem.ru)

Представительство ПА в Колумбии разместило в своем аккаунте в Twitter одно из высказываний покойного лидера ПА и известного во всем мире террориста Ясера Арафата.

Цитата короткая: «Уничтожение Израиля — вот наша цель. Мира мы не хотим…». О публикации сообщила в четверг, 19 октября радиостанция «Коль Исраэль». В израильском МИДе прокомментировали эту публикацию, назвав обнародованное палестинцами наследие мертвым и отвратительным.

«Цитата Арафата наглядно иллюстрирует нам ненависть, которая всегда его сопровождала, и наследие враждебности, которое он оставил», — отметили в МИДе Израиля.

20 октября палестинские дипломаты в Боготе стерли этот твит со страницы представительства и поставили вместо него новый, который содержит другую цитату экс-лидера ООП и ПА. (mignews.com)

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2017/10/25/kak-mossad-iskal-lovil-i-likvidiroval-nacistov-izrail-v-fokuse
Опубликовано 25 октября 2017 в 12:46
Все новости

21.09.2018

Загрузить ещё
Аналитика
Twitter
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами