• USD 58.45 -0.03
  • EUR 69.24 +0.08
  • BRENT 63.43

Главная проблема и главная тайна: Сколько людей осталось на Украине?

Фото: kramola.info

Депопуляция, сопровождавшая весь период независимости Украины, за последние годы достигла таких масштабов, что закрывать глаза на нее стало уже невозможно. На днях Тарас Березовец, один из видных украинских политтехнологов, тесно связанный с администрацией президента страны, опубликовал пост в Facebook, где прямым текстом указал, что «депопуляция станет проблемой № 1 для Украины». По мнению Березовца, решать эту проблему придется «завозом работников из стран СНГ и Юго-Восточной Азии».

Как указывает Госкомстат Украины, за 20 лет, с 1993 по 2013 годы, население страны сократилось на 6,7 млн, до 45,5 млн человек. Но это только официальные данные, в которые включены и граждане, на регулярной основе проживающие и работающие за пределами Украины. Зато, согласно методологии, в основе которой лежит потребление хлеба и электроэнергии на душу населения, постоянное население страны в 2013 году составляло лишь 39 млн человек.

По данным Госкомстата на 1 сентября 2017 года, количество постоянного населения Украины составляло 42,2 млн человек. В эту цифру уже не заложены Крым и Севастополь, но включены неподконтрольные Киеву территории Донбасса, где проживает порядка 3 млн человек. Учитывая, что только в России и Польше на постоянной основе проживают не менее 4 млн украинцев, можно легко подсчитать, что на подконтрольной киевской власти территории проживают меньше, чем 35 млн человек (помимо Польши и РФ, украинцы являются наибольшей «трудовой диаспорой» в Чехии и Литве). Потому известные прогнозы Всемирной организации здравоохранения о том, что к 2030 году население Украины сократится до 30 млн человек, выглядят даже излишне оптимистично.

Украинские власти последних полутора десятилетий боятся озвучить численность населения страны — последняя перепись проводилась еще в далеком 2001 году (результат — 48,9 млн человек). Отметим, что запланированную на 2016 год перепись в конце 2015-го предварительно перенесли на 2020 год, то есть куда-то за пределы истечения первого срока полномочий Петра Порошенко. Что и неудивительно, ведь «мертвые души» — колоссальный резерв для фальсификации выборов в условиях стремительно падающих рейтингов власть предержащих и не меньшая «кормушка», позволяющая присваивать коррупционную ренту на фиктивных коммунальных субсидиях. Реальная же численность населения Украины является чуть ли ни наибольшей тайной государства.

В целом Украина превращается в страну массовой эмиграции. По опросам соцгруппы «Рейтинг» (сентябрь 2017 года), 44% респондентов желают работать за границей, причем среди молодежи этот показатель составляет 68%, а количество желающих переехать на ПМЖ за границу оценивается в 35% (рост на 5% за год). Этим активно пользуются соседние страны, переманивающие как неквалифицированную рабочую силу (прежде всего Польша, упростившая, наряду с Венгрией, процесс трудоустройства на сезонные работы после «безвиза»), так и высококвалифицированных специалистов. В частности, по данным Польского союза предпринимателей и работодателей, Польше для поддержания экономического роста необходимо дополнительно 5 млн человек в течение следующих 20 лет. Как следствие, на Западной Украине уже становится проблематично найти толковую строительную бригаду: все, кто способен держать в руках кельму и молоток, разбежались либо по соседним странам Евросоюза, либо по России.

Видимо, Украина рассматривается определенными западными кругами как резервуар дешевой рабочей силы, которая, в конечном итоге, должна снижать издержки на оплату труда на общеевропейском рынке. Поэтому проводимые киевским правительством антисоциальные реформы вполне логичны: помимо сужения «кормовой базы», они объясняются необходимостью создать социально-экономические условия внутри Украины, куда более худшие по сравнению с соседними странами ЕС. Кроме того, для украинских «верхов» эмиграция населения — это способ выпуска пара социального недовольства. Но вот поток валюты от «заробитчан», на который рассчитывает правящая верхушка, будет постепенно иссякать, ведь украинцы с недавних пор предпочитают перебираться за границу целыми семьями. Об этом же пишет провластный политтехнолог Березовец, приводя следующий пример: если раньше один микроавтобус вез родственникам на Украину 30−40 тысяч евро наличными, то ныне эта сумма сократилась чуть ли не в десять раз.

Принятие Верховной Радой последних реформ, пенсионной и медицинской, наверняка станет еще одним стимулом эмигрировать. К тому же медреформа, предполагающая существенную коммерциализацию системы здравоохранения, внесет свою лепту в сокращение средней продолжительности жизни и в увеличение естественной убыли населения. Заодно, как мрачно иронизируют скептики, будет снижаться нагрузка на хронически дефицитный Пенсионный фонд (численность пенсионеров уже превзошла количество официально трудоустроенных).

Однако и без того за период с 2014 года по нынешний август превышение смертности над рождаемостью составило 679 тысяч человек — фактически за год умирает население среднего областного центра Украины. Притом тенденция усугубляется: если в 2015 году три региона Украины показывали естественный прирост населения, то в прошлом году лишь в Киеве рождаемость превысила смертность (хотя и всего на несколько сотен человек). Следовательно, Украина по уровню смертности занимает не только первое место в Европе (а по уровню охвата вакцинацией — последнее место, поскольку против вакцин из РФ фактически введены санкции), но и по итогам последних лет входит в мировую тройку по данному показателю.

Что же касается идеи насчет «завоза работников из стран СНГ и Юго-Восточной Азии», то едва ли Украина способна чем-либо привлечь выходцев из данных регионов. Украина разве что может рассматриваться как перевалочный пункт в страны ЕС, принимая во внимание, что оформление украинского гражданства, ввиду высокого уровня коррупции в органах власти — не такая уж и сложная задача. Показателен пример прибалтийских стран, где в 2016 году пытались разместить несколько десятков ближневосточных беженцев — они предпочли перебраться из Прибалтики в страны Северной и Западной Европы. В общем-то, Прибалтика испытывает схожие с Украиной демографические проблемы: лишь Эстония за два последних года сумела несколько увеличить численность населения, но станет ли это долгосрочным трендом, либо же это случайные флуктуации — покажет лишь время.

На какой отметке наступит демографическая стабилизация на Украине, сказать однозначно сложно. Возможно, это случится на уровне 15−20 млн человек, которые адаптируются к переформатированной «социалке» и смогут вернуть уровень жизни хотя бы к показателям 2013 года. В контексте превращения Украины в «великую аграрную» державу это не столь уж невероятная перспектива, поскольку современный крупноформатный АПК — это, в сущности, та же промышленность, не требующая большого количества рабочих рук. В таком случае оставшееся на Украине население, скорее всего, не будет воспринимать депопуляцию как проблему.

Денис Гаевский, Киев

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2017/10/25/glavnaya-problema-i-glavnaya-tayna-skolko-lyudey-ostalos-na-ukraine
Опубликовано 25 октября 2017 в 17:50
Все новости

23.11.2017

Загрузить ещё
Аналитика
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами