• USD 66.26 -0.57
  • EUR 78.04 +0.05
  • BRENT 78.96 +0.33%

Превращение в «банановую республику» при росте могущества: Израиль в фокусе

Биньямин Нетаньяху и Дональд Трамп. Иллюстрация: Pixelrz.com

Портал mignews.com опубликовал аналитическую статью публициста Ирины Петровой под заголовком «Второе открытие Африки».

В последнее время Израиль активно осваивает мировое дипломатическое пространство, возлагая особые надежды на новые направления. Так, на конец октября в Того намечен саммит, который может вернуть Израилю статус государства-наблюдателя в Организации африканского единства. Как оптимистично заявил наш премьер, «Израиль возвращается в Африку, а Африка возвращается в Израиль». Нетанияху нанес несколько визитов в африканские страны, а до него это сделал Авигдор Либерман в свою бытность главой МИД. Африканские лидеры также посещают Израиль, а на африканском континенте активно работают израильские посольства и экономические представительства.

Нельзя сказать, что Израиль открывает Африку в первый раз. Скорее он открывает ее заново, и прежний опыт важно учесть, чтобы не наступить еще раз на те же грабли.

Еще Бен-Гурион считал необходимым налаживать отношения со странами «периферийной зоны», чтобы с их помощью прийти к согласию с ближайшими соседями. Голда Меир полагала, что у Израиля и африканских государств, освободившихся от колониального гнета, много общего. В 1963 году она даже побывала в Гане — первой африканской стране, с которой Иерусалим наладил дипломатические контакты. В 60-е годы прошлого века экономические, культурные и прочие связи с Африкой активно развивались; у Израиля были налажены отношения с 33 государствами «черного континента».
Но дружба закончилась неожиданно и стремительно. Причин на это было две — Война Судного дня и мировой нефтяной кризис. Арабские страны пообещали Африке дешевую нефть и другие бонусы в обмен на разрыв с Израилем. Это требование закрепила резолюция Организации Африканского единства; за ее выполнением строго следил ливийский диктатор Каддафи. Официальные контакты с Израилем сохранили только Малави, Лесото и Свазиленд; остальные боязливо действовали через посредников. Впрочем, израильские политики тоже уделяли мало внимания африканскому направлению, больше ориентируясь на страны Запада.

Новая эпоха открылась в начале 80-х. Многие африканские народы разочаровались в поддержке арабского мира; кроме того, их тревожил усиливающийся на их земле исламский радикализм. Первыми на сближение пошли Кения и Замбия. В 1976 году Кения разрешила дозаправку израильских самолетов, летящих освобождать заложников в Уганде. Но долгие годы это держалось в тайне, и в рассказах об операции «Энтеббе» фигурировала «одна из африканских стран».

Начиная с 1982 года были восстановлены дипломатические отношения более чем с 40 государствами Африки. В 2009 году Либерман стал министром иностранных дел и провозгласил принцип многовекторной международной политики Израиля. Одним из главных «векторов» называлась Африка, где министру в ходе его турне оказали на редкость теплый прием.

Такой поворот не устраивает наших арабских соседей, привыкших контролировать африканский континент. Еще в 2003 году Египет заблокировал просьбу Израиля о статусе государства-наблюдателя в Африканском союзе. От участия в предстоящем саммите в Того, где будет снова обсуждаться этот вопрос, уже отказались ЮАР и Марокко. Алжир, Бахрейн и другие мусульманские страны вместе с Палестинской администрацией пытаются сорвать саммит и предупреждают об опасности «экспансии сионистов в Африке».

Все это выглядит не слишком обнадеживающе на фоне оптимистичных заявлений о растущем сотрудничестве Иерусалима с арабскими соседями, в том числе и с Египтом. Да и дружба с африканцами пока не дает особых политических дивидендов; большинство из них по-прежнему голосуют в ООН за антиизраильские резолюции. Некоторые эксперты объясняют такое голосование силой инерции, хотя скорее его можно назвать тенденцией, которую в Африке мало кто готов менять — несмотря на выгодные контакты с Израилем. Но так ли они выгодны — в первую очередь, для нас?

Интерес Африки к Израилю вполне конкретен — технологии и оружие. Развивающиеся страны нуждаются в наших инновациях в области сельского хозяйства, высоких технологий, медицины и т. д. Многочисленные израильские фирмы активно работают в этом направлении, воплощая новый, прагматичный подход к международному сотрудничеству.

Второй фактор более спорный. Контракты на поставки оружия и оборонных технологий приносят Израилю огромные деньги — но также укрепляют его сомнительную репутацию мирового экспортера вооружений. К тому же одним оружием дело не ограничивается. Израильские военные специалисты работают в ряде стран, которые борются с террором исламистских группировок — например, в той же Кении или, в прошлом, в Анголе. Конечно, это справедливая борьба и она дает Израилю информацию, важную для его собственной безопасности. Но стоит ли еврейскому государству вмешиваться в чужие войны, когда ему хватает своих?

Несомненный интерес представляет стремительно развивающийся африканский рынок, но как раз он осваивается недостаточно быстрыми темпами. Здесь израильским бизнесменам приходится догонять китайских, европейских и американских инвесторов.

Что касается политического сотрудничества, то пока у нас в Африке есть только один безусловный друг и партнер — образованный в 2011 году Южный Судан. Но у этого государства слишком много своих проблем, чтобы ждать от него какой-то помощи, кроме размахиваниями бело-голубыми флагами в честь независимости. Практически все мусульманские страны континента настроены к нам откровенно враждебно; в этом их поддерживают националистские режимы Южной Африки и Зимбабве.

Да, можно рассчитывать на сближение со странами Восточной Африки, тем более что для них палестинский вопрос значит несравненно меньше, чем для Запада, не говоря уж об исламском мире. Однако практика показывает, что такие отношения подвержены резким переменам, когда политический или экономический ветер начинает дуть в другую сторону. Не исключено, что нам придется еще не раз «закрывать» и вновь открывать африканский вектор. (mignews.com)

Газета «Еврейский Мир» опубликовала аналитическую статью писателя-публициста, общественного деятеля Марка Аврутина, под заголовком «Региональная держава или банановая республика?!»

Хорошо, что руководство Израиля, наконец-то, начало принимать меры против арабских захватчиков еврейских земель и недвижимости. Так, несколько дней назад одно из зданий Восточного Иерусалима принудительно было освобождено от арабов — незаконных жильцов, которые въехали туда много лет назад. Но почему такая решительность проявилась только с приходом в Белый дом президента Трампа? Почему израильское руководство так сильно зависит от политической атмосферы в мире и, особенно, в БВ-регионе?

▼ читать продолжение новости ▼

Разве во времена Менахема Бегина обстановка в регионе была более благоприятной, или Израиль был тогда сильнее, чем теперь? А может быть, отношения Бегина с руководством бывшего СССР были лучше отношений Нетанияху с Путиным? Ну, тогда, наверное, Рональд Рейган был слабаком по сравнению с Обамой, и Бегин мог позволить себе с ним так разговаривать, как Нетанияху не смел разговаривать с Обамой? Нет, нет и ещё раз нет. Почему же Бегин позволил себе написать Президенту США Р. Рейгану 20 декабря 1981 года следующее: «Вы не имеете права читать нам морали… Мы что, ваше вассальное государство? Банановая республика? 14-летние подростки, которых за непослушание можно бить по пальцам? Еврейский народ прожил 3700 лет без договора с Америкой и проживёт еще 3700 лет»?

Ответ содержится в самом письме Бегина: его правительство состояло «из людей, жизнь которых протекала в сопротивлении, в военных действиях и страданиях». Их нельзя было запугать.

Стоит ещё обратить внимание, что письмо Бегина написано вскоре (не прошло и месяца) после заключения соглашения с Америкой о стратегическом сотрудничестве (US-Israel Memorandum of Understanding on Strategic Cooperation. ― 1981. ― November 30). Но для Бегина важнее была честь.
А что может бывший спецназовец Б. Нетанияху сказать о членах своего кабинета и о себе самом? Что больше всего они боятся быть не принятыми на Западе после того, как лишатся своего министерского поста. А ещё больше некоторые из них боятся предстать военными преступниками в каком-нибудь международном суде. А почему Нетанияху уже два года не назначает Министра Индел и не упускает ни одной возможности показать, как хорошо совмещает премьерские обязанности с деятельностью на поприще международной дипломатии, совершая бесчисленные поездки по странам Африки, Юго-Восточной Азии, Европы, Америки, России?

Однако эта деятельность представляет собою не более чем кавалерийские наскоки, которые не дают особых результатов в отсутствие последовательной кропотливой работы по каждому направлению. Как, например, деятельность Госсекретаря Рекса Тиллерсона, внешне малозаметная без излишнего общения с прессой и хвастовства своими заслугами. А вот всем памятное, такое эмоциональное выступление Нетанияху в Конгрессе США по вопросу о недопущении подписания ядерной сделки с Ираном, ничего не дало. Мало того, что сделка была подписана, а предложенные методы контроля военных объектов Ирана признаны совершенно бесполезными, так ещё и воинские подразделения Ирана оказались теперь в непосредственной близости, на расстоянии всего 2-х км от израильской границы.

Или другой, более свежий пример. Нетанияху доложил министрам от Ликуда:"Я сказал американскому послу в ООН Никки Хейли, что пришло время упразднить БАПОР". И что случилось? Вопреки призывам израильского ПМ, администрация Трампа обязалась продолжить в полном объёме финансировать агентство ООН по оказанию помощи палестинским беженцам (БАПОР). А Никки Хейли оказалась ещё и невероятным защитником БАПОР. Отражая нападки республиканцев в Конгрессе, Хейли сказала, что БАПОР делает много хорошего.

Но ведь и сам Израиль предоставляет визы работникам БАПОР и не делает ничего для его закрытия. А в самом начале президентского срока Трампа Нетанияху заявил о неизменности своей позиции по вопросу «двух государств», что вызвало растерянность американской общественности, которая «смущена и удивлена» поведением, как все полагают) правого правительства Израиля (не говоря уже об обеспокоенности лидеров поселенческого движения).

Либерман же заявил, что вообще считает «все разговоры о распространении суверенитета на Иудею и Самарию — болтовня». Не в этом ли главная причина кажущегося непоследовательным поведения администрации Белого дома?

За время, прошедшее после Бегина, Израиль действительно превратился в региональную державу. Неизмеримо вырос его бюджет, возросла техническая оснащенность его армии, он стал привлекательным для инвесторов разных стран. Можно ещё долго продолжать перечисление его достижений. Но при этом Израиль «лёг» под Буша-старшего и отменил операцию «возмездия», детально разработанную в ответ на обстрел территории Израиля иракскими «скадами».

Вскоре после этого палестинские арабы, проживавшие на освобожденных в 1967 году территориях, были отданы в результате соглашений Осло под власть арафатовских бандитов. Позже были преданы союзники — ливанские христиане. В 2005 году фактически под давлением Буша-младшего (план «Дорожная карта») Израиль вывел свои войска с территории сектора Газы и насильственно изгнал евреев из поселений Гуш-Катифа.

Согласитесь, странная вырисовывается картина: на фоне роста экономического и военного могущества Израиль превращается в банановую республику, всё более теряя свою независимость. Причем, за этот период у власти в Израиле, сменяя друг друга, находились правительства национального единства Шамира-Переса, правое правительство Шамира, левое правительство Рабина-Переса, правое — Нетаньху, левое — Эхуда Барака, правое — Шарона, невнятное — Ольмерта, правое — Нетанияху.

Что бы это могло означать? Вряд ли можно найти ответ, с которым согласилось бы большинство. Тем не менее, напрашивается такой вывод: конец XX и начало XXI веков ознаменовались наступлением времени властолюбцев-карьеристов, причем, как придерживающихся правой, так и левой идеологий.
Хотя и левая идеология давно уже перестала выражать интересы рабочих, а правая — буржуазии. И считать находящееся у власти правительство Нетанияху, в котором нет людей с взглядами Моше Фейглина и Баруха Марзеля, правительством национально-религиозного лагеря, мне кажется, ошибкой. (evreimir.com)

Бельгийское правительство временно приостанавливает все проекты по строительству или обустройству палестинских школ после того, как одну из них назвали в честь ливанской террористки.

Как сообщалось ранее, то, что изначально задумывалось как средняя школа для девочек в Бейт-Авва (арабская деревня к югу от Хеврона) в результате оказалось начальной смешанной школой им. Далаль Муграби, посвященной памяти террористки ФАТХа, руководившей терактом на Прибрежном шоссе. Напомним, что жертвами захвата заложников в 1978 году стали 37 израильтян, включая 13 детей.

Представитель министерства иностранных дел королевства Дидье ван дер Хассельт подтвердил изданию Algemeiner, что в период с 2012 по 2013 год бельгийское правительство действительно оказывало поддержку строительству школы. «Когда в 2013 году школьное здание было передано местной общине, оно получило название „средняя школа для девочек Бейт-Аввы“. Впоследствии название было изменено на „начальную школу Далаль Муграби“. Бельгийское правительство не было осведомлено об этом изменении», — утверждает ван дер Хассельт.

Он заверил, что Брюссель «недвусмысленно осуждает прославление терактов» и «не позволит каким-либо образом ассоциировать себе с именами террористов». «Бельгия немедленно подняла этот вопрос с Палестинской автономией и ожидает официального ответа. До той поры Бельгия приостанавливает свое участие в любых проектах, связанных со строительством или обустройством палестинских школ», — сообщил представитель МИД. (mignews.com)

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2017/10/17/prevrashchenie-v-bananovuyu-respubliku-pri-roste-mogushchestva-izrail-v-fokuse
Опубликовано 17 октября 2017 в 14:24
Все новости

20.09.2018

Загрузить ещё
Аналитика
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами