• USD 66.41 +0.15
  • EUR 78.06 +0.02
  • BRENT 79.85 +1.31%

Россия — Саудовская Аравия: «Триумфальный» рывок

Фото: tvzvezda.ru

С «исторического визита» короля Саудовской Аравии в Россию, состоявшегося впервые за всю историю отношений двух стран, миновало десять дней. Царившая в Москве в дни приёма монарха Салмана ибн Абдул-Азиза аль-Сауда, прибывшего в российскую столицу с внушительной свитой, эйфория постепенно сошла на нет. Обмен дружескими приветствиями на высшем политическом уровне прошёл успешно. Впереди практическая работа по выполнению подписанных многомиллиардных контрактов, реализация части которых не лишена проблематичности.

Это прежде всего относится к заключённым сделкам в сфере военно-технического сотрудничества (ВТС) Российской Федерации и Королевства Саудовская Аравия (КСА). По итогам визита подписан один твёрдый и несколько предварительных контрактов. На территории КСА будет создано производство автоматов Калашникова АК-103 и патронов к ним. «Меморандумный» компонент договорённостей включает закупку саудовской стороной и последующую локализацию производства (отмечается, что степень локализации будет разная) тяжёлых огнемётных систем ТОС-1А «Солнцепёк», противотанковых ракетных комплексов «Корнет-ЭМ» и гранатомётов АГС-30.

До визита монарха сообщалось о подготовке российскими оборонщиками пакета оружейных контрактов на сумму около $ 3,5 млрд. Даже с учётом масштабного запроса Эр-Рияда на поставку и локализацию указанных вооружений сложно предположить трёхмиллиардный стоимостный объём заключённых соглашений. Другое дело, если в эти $ 3,5 млрд включена сделка по зенитным ракетным комплексам (ЗРК) С­400 «Триумф».

О ней пока мало информации. Некоторые российские издания со ссылкой на свои источники в отечественном ОПК сообщили о «стандартном» предмете соглашения по С-400. Как и в случае с турецким заказом, Саудовской Аравии предполагается поставка четырёх дивизионов ЗРК на сумму $ 2−2,5 млрд.

Как можно понять, на локализацию производства∕сборки С-400 на своей территории саудовцы, в отличие от турок, не претендуют вовсе. У них для этого абсолютно отсутствует не только соответствующая технологическая и кадровая база, но и само желание вступать на долгий путь, протяжённостью в несколько лет, а то и десятилетий, создания собственных мощностей производства высокотехнологичной военной продукции.

В минувшую пятницу, 13 октября, из Кремля поступила информация о приближении РФ и КСА к финальной стадии переговоров по С-400. Помощник президента России по ВТС Владимир Кожин сообщил о выходе сторон на заключение соглашения «в самое ближайшее время». Подобный форсированный темп продвижения к твёрдому контракту впечатляет. Напомним, согласование сделки с китайскими партнёрами длилось более трёх лет. Контракт по четырём дивизионам ЗРК был подписан с Пекином в сентябре 2014 года, спустя три года сложных переговоров.

Этому может быть два основных объяснения. Первое — российское военно-политическое руководство «набило руку» в проведении переговоров по С-400 на предыдущих этапах согласований с внешними заказчиками и теперь многие из этих этапов преодолеваются в ускоренном ритме. Второе — запрос саудовцев ограничивается исключительно покупкой дальних ЗРК и их возможным дальнейшим техническим обслуживанием российскими специалистами.

«Чистая» поставка С-400 без отягощения контракта, на пример турецких завышенных запросов, условиями локализации и предоставления части технологий производства, полностью устраивает Москву. Однако в российской столице прекрасно понимают, что в саудовском заказе по «Триумфам», как, впрочем, и в его турецком аналоге, избыточен политический фактор. Сугубо в военном аспекте С-400 для саудовцев на нынешнем этапе и в обозримой перспективе не является приоритетной целью повышения собственной обороноспособности. Примечательно, что на фоне новостей о достижении РФ и КСА договорённостей по «Триумфам» американские партнёры Эр-Рияда незамедлительно засуетились.

6 октября, на второй день официальной части визита короля аль-Сауда в Москву, США одобрили сделку на поставку Саудовской Аравии комплексов противоракетной обороны THAAD (1). Стоимость контракта впечатляет — $ 15 млрд Очевидно, что саудовцы в американских системах ПРО заинтересованы на порядок больше, чем в российских ЗРК. Эр-Рияду необходима эшелонированная защита от баллистических ракет, которые на сегодня имеют только одно место боевых пусков по КСА — из контролируемых проиранскими повстанцами-хуситами районов Йемена. В перспективе нельзя исключать и прямого военного столкновения Саудовской Аравии с Ираном, что ставит Эр-Рияд перед необходимостью создания эффективного ракетного щита на случай войны с шиитским соседом.

Политизированность российско-саудовского соглашения по С-400 имеет для Эр-Рияда чёткую геополитическую привязку. Это Иран и беспрецедентно сложные отношения с ним у крупнейшей арабской монархии. Покупая С-400 саудовцы решают вполне определённые задачи в регионе, которые укладываются в их стратегический вектор по фронтальному сдерживанию Ирана.

Известная формула саудовцев на военно-техническом треке ведения дел с россиянами — «не продавайте иранцам, мы всё купим» — к текущему этапу претерпела некоторые изменения. Ныне Эр-Рияд старается действовать более тонко. Он не говорит Москве «не продавайте Тегерану», а рекомендует себя в качестве куда более «лёгкого» партнёра в сфере ВТС. Бюрократические препоны, система тщательного анализа внутренних потребностей в приобретении у зарубежных производителей вооружений и военной техники (ВВТ), в избытке представленные у Ирана, в саудовском случае просто отсутствуют. В Королевстве принятие решений по закупке ВВТ на мировом рынке принимается крайне ограниченным кругом лиц. Скажем больше, такие решения сейчас могут приниматься одной ключевой фигурой в иерархии власти КСА — наследным принцем и по совместительству министром обороны Мухаммедом бин Салманом, сыном короля Салмана.

«Мы покупаем быстро, платим по рыночным ценам», — говорят саудовцы. Для отечественного производителя ВВТ такой партнёр просто находка. Военно-политическому руководству России ведение дел с саудовскими партнёрами в «ускоренном режиме» менее комфортно, учитывая тот же иранский фактор. Иран для России объективно геополитический партнёр в нынешних межгосударственных конфигурациях на Ближнем Востоке. Отношения с ним у России никогда не сводились к «чистой коммерции». А настрой саудовцев во всём «насолить» иранцам представляется Москве определённым вызовом.

▼ читать продолжение новости ▼

На ум приходят некоторые аналогии из другого региона вблизи российских границ. Россия находится в военном союзе с Арменией, но ведёт весьма объёмный оружейный бизнес с Азербайджаном. Эта южнокавказская «Саудовская Аравия» тоже старается выставить на первый план и обойти своими преимуществами единственного российского союзника в Закавказье. «Мы решаем и покупаем быстро, платим по рыночным ценам», — вторят саудовцам в Баку. В таком «концерте» сталкивающихся в лоб интересов России приходится находить баланс и постоянно его поддерживать.

В плане отвлечения России от ВТС с Ираном саудовцы решают ряд конкретных задач. Среди них можно отметить приглашение Москвы к объёмным оружейным сделкам в период действия до 2021 года международного эмбарго на поставки Ирану ВВТ. Соответствующее ограничение в отношении иранцев сроком в 5 лет установлено резолюцией Совета Безопасности ООН 2231 от 20 июля 2015 года. За оставшееся до истечения эмбарго время от Саудовской Аравии можно будет ожидать новых предложений России по принципу «лучше с нами, чем с ними».

Далее нельзя не указать на интересы саудовцев в Сирии и на Ближнем Востоке в целом под призмой их стратегического курса на фронтальное сдерживание Ирана. Королевству важно понять, какова точка зрения России на происходящие в Сирии процессы, которые, в свою очередь, в приоритетном порядке интересуют Эр-Рияд.

Зоны деэскалации в Сирии создаются с участием трёх внешних игроков — России, Турции и Ирана. В одной из таких зон, в районе Восточной Гуты под Дамаском, действует на сегодня наиболее близкий Саудовской Аравии партнёр «на земле» из числа яростных противников сирийских властей. Это группировка вооружённой оппозиции «Джейш аль-Ислам» («Армия Ислама»), которую Москва всё больше начинает считать «умеренной». Во всяком случае руководство «Армии Ислама» является практически постоянным участником встреч в формате астанинского процесса по сирийскому урегулированию.

«Джейш аль-Ислам» для саудовцев, да и не только для них, ныне, возможно, единственный серьёзный военно-политический противовес Ирану из числа «умеренной оппозиции» в зоне деэскалации у Дамаска. Поэтому контакт России с «Армией Ислама» саудовцам очень важен, и они делают всё, чтобы он оставался в рабочем состоянии.

Иран горит желанием обзавестись первой военной базой за рубежом, наметив для этого сирийскую провинцию Дамаск. Для Саудовской Аравии, Израиля и США такой поворот стал бы сродни крупному геополитическому провалу. «Угроза» стационарного военного объекта шиитского Ирана в одной из арабских стран заставляет саудовцев опереться не только на противовес в лице «Джейш аль-Ислам» и общее мнение в антииранском тройственном альянсе (США — Израиль — Саудовская Аравия). Россия рассматривается Королевством в качестве потенциального противовеса Ирана в Сирии на будущее.

Эр-Рияд полагает, что степень «уживаемости» Москвы и Тегерана на достаточно ограниченном военно-политическом пространстве в районе Дамаска не безгранична. Отсюда и отказ саудовцев от жёсткого требования о незамедлительном отстранении Башара Асада от власти в Дамаске. Королевство резонно посчитало, что подобное требование впредь будет бросать Асада прежде всего в «объятия» Ирана, а не России. И тогда иранская база под Дамаском может стать для сирийского президента одной из главных гарантий как сохранения его власти, так и обеспечения его личной безопасности.

Сделка по С-400 — весомая добавка для Саудовской Аравии на чашу весов её стремления сблизить позиции с Россией в Сирии и других ближневосточных точках конфронтации с Ираном. «Триумфы» становятся для Королевства и других ключевых игроков региона ресурсом для создания доверительного политического диалога с Россией, а не средством усиления собственного военного потенциала. Что сейчас не могут себе позволить ни Иран, ни Катар, с кем у Эр-Рияда также намечается затяжное противостояние, ни другие «обидчики» Саудовской Аравии, достижимо для неё. В первую очередь, в финансовом аспекте покрытия весьма затратных военных проектов.

Впрочем, не всё измеряется деньгами, и щедрые предложения Эр-Рияда в отношениях с Москвой по линии ВТС имеют свои объективные лимиты. Завышенные ожидания по части занятия Россией значительной ниши на оружейном рынке Саудовской Аравии видятся контрпродуктивными. Таких ниш на платёжеспособном, но забитом до отказа основными конкурентами России саудовском рынке ВВТ, пожалуй, не осталось. Вклиниться в создававшиеся десятилетиями связи США и европейских натовцев с Королевством одним рывком — сложнейшая задача. Возможно даже, что уже и невыполнимая. Однако в таких рывках нет особой надобности. Саудовцы потянулись к Москве, используя «приманку» в виде С-400, следуя своим геополитическим установкам. То же в складывающейся ситуации требуется и от России. Взвешенный подход и прагматичный расчёт, без ущемления интересов Ирана и других партнёров РФ на Ближнем Востоке, представляется единственно правильным выбором.

(1) Госдепартамент США одобрил поставку Саудовской Аравии в рамках программы «Иностранные военные продажи» комплексов противоракетной обороны THAAD (Terminal High Altitude Area Defense). Ранее КСА обратилось к США с запросом о продаже 44 пусковых установок THAAD, 360 ракет-перехватчиков, 16 мобильных тактических станций управления огнём и связи, 7 РЛС AN/TPY-2. Запрос также включает поставку оборудования для технического обслуживания батарей THAAD, испытательного и обучающего оборудования, выполнение ремонта, интеграцию и наладку систем, поставку запасных частей и агрегатов, передачу технической документации, обучение личного состава, техническую и логистическую поддержку со стороны подрядчика, обустройство инфраструктуры и другие связанные элементы материального обеспечения. В Вашингтоне отмечают, что реализация данной программы будет содействовать поддержанию безопасности Саудовской Аравии и арабских стран Персидского залива перед лицом иранской и других региональных угроз.

Ближневосточная редакция EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2017/10/16/rossiya-saudovskaya-araviya-triumfalnyy-ryvok
Опубликовано 16 октября 2017 в 11:01
Все новости

23.09.2018

22.09.2018

Загрузить ещё
Аналитика
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами