• USD 59.08 -0.60
  • EUR 69.65 -0.59
  • BRENT 62.72

Украина: феодализация вместо децентрализации

«Гуляй-банда». Кадр из к/ф «Свадьба в Малиновке» (Ленфильм, 1967 год)

Одним из главных обещаний пришедшей на волне Евромайдана власти было проведение децентрализации. Однако спустя 3 года после общеизвестных событий можно констатировать, что Украина явочным порядком получила феодализацию.

На фоне деградации институтов власти, резкого сужения «кормовой базы» и ослабления экономических связей между регионами Украины местные чиновники и силовики начали все больше ориентироваться на неформальных лидеров на местах, которые обзавелись собственными парамилитарными формированиями (что зафиксировало утрату государством монополии на применение насилия). По сути, центральная власть на сегодняшний день полноценно контролирует лишь 8−10 областей Украины из 24-х. В остальных областях по итогам Евромайдана упрочилось влияние различных бизнес-групп/кланов, и чем ближе к плановым выборам 2019 года, тем больше местные элиты будут ориентироваться на лидеров предстоящего электорального цикла, в числе которых едва ли будет действующий президент Петр Порошенко.

Так, прорыв западной границы Украины Михаилом Саакашвили и его прибытие во Львов засвидетельствовали, что львовские элиты не склонны проявлять сервильность к центральной власти. В частности, в конфронтации с Порошенко находятся мэр Львова Андрей Садовый, формальный лидер парламентской партии «Самопомощь», и влиятельный галицкий олигарх Петр Дыминский, временно находящийся за пределами Украины (подозревается в причастности к ДТП, повлекшему гибель человека).

Местные выборы, состоявшиеся в конце 2015 года, засвидетельствовали превращение политической карты Украины в лоскутное одеяло. С 2016 года местные советы, куда в большинстве своем инсталлированы выразители интересов местных элит, приняли множество обращений к центральным органам власти с требованиями децентрализации/разграничения полномочий/предоставления особых статусов. По слухам, часть из них финансировалась бежавшими в РФ представителями правящей при Викторе Януковиче «Партии регионов», однако подобные обращения укладываются в логику интересов местных элитариев, стремящихся сохранить под своим контролем как можно больший кусок «бюджетного пирога». По мере ослабления центральной власти требования местных советов будут все более объемными и настойчивыми: первый звоночек прозвучал летом, когда Киевский областной совет потребовал от Верховной Рады разработать и проголосовать за законопроект, регламентирующий процедуру импичмента президента.

Процесс феодализации Украины легче всего рассмотреть на примере граничащего с Белоруссией Полесья. Целый ряд районов Волынской, Ровенской, Житомирской областей превращены в настоящие феодальные вотчины, специализирующиеся на незаконной добыче янтаря — огромные территории Полесья напоминают лунный пейзаж, заваленный стволами погибших деревьев. Сращивание местных элит, силовых и криминальных структур привело к формированию «Янтарной республики», выпавшей де-факто из правового поля Украины (насколько вообще можно говорить о системе права после «майдана»). По утверждению генпрокурора Юрия Луценко, дневной оборот «янтарной мафии» составляет $ 800 тысяч в день — право присваивать ресурсную ренту местные феодалы защищают от «набегов» центральной власти с оружием в руках.

Не менее варварское отношение к окружающей среде демонстрируют местные бароны в других областях Западной Украины. Вырубка лесов Карпат и последующая контрабанда леса-кругляка в страны Евросоюза уже стала притчей во языцех (притом ЕС официально требует отменить мораторий, отказываясь в противном случае выделить транш размером в 600 млн евро). По словам экологов, только в Карпатах вырубленная территория по размерам превышает тысячу футбольных полей. Упомянутый выше генпрокурор Луценко, описывая масштабы уничтожения лесных угодий, назвал происходящее «экоцидом».

Если на Полесье сформировалась «Янтарная республика», то Закарпатье впору именовать «Контрабандной республикой». Контрабанда в граничащем с Венгрией, Словакией, Румынией Закарпатье с подачи местных элит достигла промышленных масштабов — несколько контрабандистских группировок фактически поделили и приватизировали участки государственной границы. Если вспомнить стрельбу в Мукачево, датированную июлем 2015 года, то эти события стали результатом внутриклановой борьбы закарпатской верхушки за контрабандные потоки и привели к реструктуризации бенефициаров данного промысла.

На днях из Закарпатья пришли новостные сообщения, являющиеся еще одним штрихом к портрету под названием «фрагментация/феодализация Украины». В Межигорском районе Закарпатской области произошла стычка в борьбе за доход от сбора грибов между местными жителями и приезжими. С целью не допустить приезжих к сбору даров природы, являющихся одним из главных источников доходов для местных жителей, последние вынуждены устанавливать шлагбаумы на дорогах и взимать плату за проезд к лесам. Видимо, не так уж далеки от истины скептики, когда с иронией говорят о том, что собирательство в скором времени станет чуть ли не ключевой отраслью архаизирующейся украинской экономики.

Купировать процессы феодализации Украины можно было бы путем пересмотра на законодательном уровне взаимоотношения между центром и регионами, а также скоординированной работе силовых ведомств по пресечению деятельности парамилитарных формирований. Однако правящие компрадоры каждым своим действием доказывают тот факт, что они являются типичными временщиками и не заинтересованы проводить какие-либо реальные реформы, опасаясь разрушить и без того шаткое политическое равновесие. Потому, вместо евроинтеграции, деолигархизации и децентрализации, реальностью Украины стали криминализация, архаизация и феодализация.

Денис Гаевский, Киев

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2017/09/27/ukraina-feodalizaciya-vmesto-decentralizacii
Опубликовано 27 сентября 2017 в 13:37
Все новости

19.11.2017

18.11.2017

Загрузить ещё
Аналитика
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами