• USD 57.53 +0.05
  • EUR 67.55 -0.19
  • BRENT 57.46

Агрессивная стратегия «тройственного союза»: Иран прежде всего

Кронпринц Саудовской Аравии Мухаммед бин Салман и премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху. Фото: Reuters

В конце прошлой недели ряд ближневосточных изданий распространил претендующую на сенсационность информацию. С подачи израильских СМИ, которые при этом ссылались на источник в разведке Объединённых Арабских Эмиратов, стало известно о конфиденциальном визите высокопоставленной делегации Саудовской Аравии в Израиль. Самое интересное, что информатор в эмиратских спецслужбах «дал утечку» о нахождении во главе саудовских эмиссаров не кого-нибудь, а самого наследного принца и по совместительству министра обороны Королевства Мухаммеда бин Салмана.

Молодому наследнику престола принцу Мухаммеду, фактически сконцентрировавшему всю полноту власти в своих руках при престарелом отце-монархе Салмане бин Абдул-Азизе аль-Сауде, 31 августа исполнилось только 32 года. Если верить анонимному источнику в разведке ОАЭ, хотя странным выглядит сам факт того, что израильские СМИ ссылаются на него в то время, как предполагаемый визит состоялся именно в еврейское государство, наследный принц провёл переговоры с премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху. Понятное дело, о чём говорили премьер и кронпринц в подробностях не раскрывается. Отмечается лишь то, что визит стал результатом «растущего давления на Саудовскую Аравию в вопросе признания Израиля».

Между Эр-Риядом и Тель-Авивом нет официальных дипломатических отношений. Последние годы взаимного антагонизма в отношении Ирана сделали две мощные силы Ближнего Востока де-факто партнёрами. Однако между ними сохраняются принципиальные противоречия, прежде всего, в палестинском вопросе, которые не позволяют эпизодическим и большей частью тщательно скрываемым двусторонним контактам принять официальный характер.

Кто может «давить» на Королевство в плане «признания Израиля» (имеется в виду де-юре признание Государства Израиль и установление с ним дипотношений), не является особым секретом. Это нынешняя американская администрация с её стратегической установкой на создание антииранского союза с Израилем и Саудовской Аравией.

Дональд Трамп и его ближневосточная команда не скрывают своего настроя принять на вооружение «более агрессивную стратегию» против Ирана, о чём совсем недавно сообщили западные СМИ со ссылкой на свои источники в Белом доме. Но такой резкий поворот в выстраивании «тройственного союза» (США — Израиль — Саудовская Аравия) коим мог стать визит принца Мухаммеда в Тель-Авив, сейчас не под силу ни одному ключевому игроку на Ближнем Востоке.

Как уверяет «посвящённый» офицер разведки ОАЭ, у израильско-саудовского контакта на высшем уровне была и финансово-экономическая подоплёка. Согласно ей, саудовский кронпринц приехал просить поддержки у еврейского государства на международных финансовых площадках. Королевство отчаянно нуждается в свободной ликвидности на своём рынке, учитывая затянувшийся период дешёвой нефти, высокую планку ранее взятых инвестиционных обязательств и внутренние социальные трудности крупнейшей арабской экономики. Эр-Рияд надеется на кредиты от Международного валютного фонда и Всемирного банка. А без официального признания Израиля получение многомиллиардных заимствований извне крайне затруднено.

В этой истории считаем главным не саму возможность поездки наследника саудовского престола в Израиль, во что, признаемся, абсолютно не верится, а время запуска этих слухов в «ближневосточный эфир». Приписываемый принцу Мухаммеду визит в Израиль состоялся в начале сентября. Информация о нём появилась лишь после того, как премьер Нетаньяху отметился примечательными заявлениями о переживаемом ренессансе в отношениях его страны с арабским миром. Глава израильского правительства 6 сентября дал понять, что эти отношения не были так хороши, как ныне ни на одном из исторических отрезков времени. И уже 10 сентября СМИ Израиля решили «взорвать» регион новостью о визите кронпринца и главы военного ведомства Саудовской Аравии.

Избрание в июне этого года наследником саудовского престола Мухаммеда бин Салмана в США назвали «воплощением мечты Израиля». С такой образной оценкой выступил один из ведущих американских знатоков Ближнего Востока, бывший посол США в Израиле (2011−2017) и советник предыдущего хозяина Белого дома по ближневосточным вопросам (2008−2011) Даниэль Шапиро.

Израильская мечта обрести последовательного партнёра в лице крупнейшей арабской монархии постепенно становится реальностью. На нынешнем историческом рубеже интересы ближневосточной демократии и аравийского королевства стали сходиться в одной точке. Их также сближает ощущение угроз, исходящих от одной региональной державы, к которой израильские власти и семья аль-Сауд испытывают практически идентичную неприязнь. «Мечта» должна иметь своё воплощение на практике, материализоваться в работающем механизме координации антииранской политики Израиля и Саудовской Аравии. Иначе ей будет суждено остаться чем-то абстрактным.

Выбранный для информационного вброса о визите принца Мухаммеда период отличается ужесточением риторики израильского руководства в адрес своего геополитического врага номер один в регионе. Израиль не будет мириться с появлением Ирана и его военизированных сателлитов по всему периметру своих северных и восточных границ с Ливаном и Сирией. В эфире CNN 12 сентября Нетаньяху заявил о планах Тегерана «колонизировать Сирию по тому же пути, каким был колонизирован Ливан». Громкое заявление израильского лидера, которому предшествовали не менее резонансные сигналы из Минобороны и Генштаба Израиля о неприемлемости появления «иранской армии» на границах еврейского государства, были сделаны ровно за неделю до визита Нетаньяху в США, где он проведёт переговороры с Трампом (18 сентября).

В минувшую пятницу авторитетное издание The Jerusalem Post приоткрыло тематику предстоящего контакта в американо-израильских верхах. Утверждается, что Россия отклонила просьбу израильского руководства о создании 60-километровой буферной зоны между Голанскими высотами на границе Израиля и Сирии и позициями проиранских группировок в этой арабской республике. Как пишет The Jerusalem Post, российская сторона лишь обещает израильским партнёрам, что «шиитские бойцы» не приблизятся к восточным границам Израиля ближе, чем на 5 километров.

По данным иерусалимской газеты, не найдя поддержки у Москвы (23 августа в Сочи состоялась очередная встреча президента России Владимира Путина и премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху), глава израильского правительства поспешил в США.

Выстраивая приведённую хронологию событий в одну сюжетную линию можно с уверенностью заключить, что информационные вбросы и заявления израильской стороны главной целью преследуют обеспечение эффективного фронтального противостояния Ирану. К нему Тель-Авив уже подключил Эр-Рияд и Вашингтон. Попытки склонить Москву к неким схемам, ограничивающим действия Тегерана в Сирии в частности и на всём Ближнем Востоке в целом, израильскому руководству не удаются. Тогда необходимо ещё больше укрепить «тройственный союз», внушить ему серьёзный настрой действовать против Ирана, а не только сдерживать его периодически озвучиваемыми воинственными заявлениями.

Визит принца Мухаммеда в Израиль — слишком мощный тонус для и без того учащённого антииранского пульса в регионе. Настолько мощный, что в нынешних условиях он сыграет против Саудовской Аравии, позиции которой на фоне продолжающегося межарабского кризиса вокруг Катара стали уязвимыми. Секретный контакт премьера Нетаньяху с принцем Мухаммедом на территории Израиля сродни «геополитической фантастике». Таких развитий внутри «тройственного союза» в будущем исключать нельзя. Но только не сейчас.

Предыдущие контакты между двумя яростными соперниками Ирана в регионе носили полуофициальный характер и никогда не отличались высоким уровнем представительства. Большей частью они происходили в формате встреч политических директоров внешнеполитических ведомств двух стран, и только в отдельных случаях высокопоставленных чинов во внешней разведке.

Так, в июле 2016 года в Израиле побывала саудовская делегация, которую возглавлял генерал в отставке, экс-советник главы королевской Службы общей разведки Анвар Эшки (ныне является директором базируюшегося в саудовской Джидде Ближневосточного центра стратегических исследований). Тогда эмиссары Саудовской Аравии, пусть и на ни к чему не обязывающем уровне экспертов и бизнесменов, впервые в публичном режиме прибыли в Израиль обменяться мнениями. В состав делегации вошли представители академических и предпринимательских кругов Королевства. Они встречались в Иерусалиме с генеральным директором МИД Израиля Дори Гольдом, координатором операций Армии обороны Израиля в Иудее и Самарии (Западный берег Иордана) генерал-майором Йоавом Мордехаем, а также с группой депутатов Кнессета от оппозиции. Заявленной целью визита стало продвижение Арабской мирной инициативы 2002 года (1) в урегулировании палестино-израильского конфликта.

Отметим, что Дори Гольд встречался с Анваром Эшки летом 2015 года в США, впритык к тому времени, когда достижение соглашения с Ираном по его ядерной программе вышло на финишную прямую. Антииранский союз Израиля и Саудовской Аравии существует примерно с того времени, когда шесть мировых держав в июле 2015 года заключили ядерную сделку с Тегераном. «Отыграть назад» шаг тогдашней администрации Белого дома израильтяне не смогли, но они быстро нашли себе партнёра в деле фронтального сдерживания Ирана.

За прошедшие два года, особенно с учётом изменений во властных коридорах Вашингтона, Израиль впритык приблизился к заветной цели создания пусть и во многом ситуативного, но альянса по интересам с крупными арабскими странами. «Арабский квартет» (Саудовская Аравия, Египет, Бахрейн и ОАЭ) обрушивает на Катар свой гнев, в том числе и в связи с его сближением с шиитским супостатом, а Израиль поддерживает действия «четвёрки». Арабы Персидского залива стараются выбить иранцев сразу из нескольких ближневосточных стран, Израиль и тут всецело на их стороне. «Что плохо для Ирана, хорошо для нас» — этот алгоритм выстраивания своей политики разделяют и арабы Залива, и израильтяне. Правда, есть отдельные нюансы. Например, в случае с решением иракских курдов провести в следующий понедельник референдум о независимости. Израиль оказался в числе немногих стран, если не единственным государством, которые поддержали устремления курдов Ирака. Опять же главным образом потому, что против этого открыто выступил Иран.

В связи с указанным напрашиваются некоторые выводы. Нетаньяху не получил 23 августа в Сочи от российского руководства ни обнадёживающего «да», ни категоричного «нет» на его увещевания оказать давление на Иран (кстати, официальные лица в Тель-Авиве в беседе с The Jerusalem Post опровергли просьбы премьер-министра Израиля к Кремлю и Белому дому о создании 60-километрового буфера на границе с Сирией). Тогда израильские власти стали продавливать на информационном поле Ближнего Востока сюжеты о визите наследника саудовского престола, который, в свою очередь, сам находится под растущим давлением США. Параллельно, чтобы Иран не чувствовал себя комфортно в складывающейся в его пользу ситуации в Сирии, Ираке, Йемене и Ливане, армия Израиля недавно вспомнила об авиаударах по правительственным объектам на сирийской территории (2).

Нетаньяху в этот понедельник едет в США добиваться конкретики от разрабатываемой администрацией Трампа «более агрессивной» стратегии в отношении Ирана. Хозяин Белого дома ранее дал понять, что уже в октябре Тегеран столкнётся с проявлениями этой стратегии, не забыв вновь нелестно отозваться о заключённой при его предшественнике ядерной сделке с Ираном. «Мы не будем мириться с тем, что они (иранцы) делают. Они нарушают столько отдельных пунктов, и к тому же противоречат самому духу этого соглашения. Вот увидите, что мы предпримем в октябре. Это будет очень очевидным», — предупредил Трамп (дословно «It will be very evident»).

О том, какие именно меры планируется принять в рамках «очень очевидных» шагов против Ирана, американский лидер промолчал. Трамп расскажет о них Нетаньяху 18 сентября. Более того, израильский премьер прибывает в США не только в роли слушателя и получателя информации из первых рук. Он движим решительным настроем быть в числе составителей этой стратегии. Или, по меньшей мере, её главным «внешним консультантом».

(1) Арабская мирная инициатива была предложена предыдущим королем Саудовской Аравии Абдаллой ибн Абдул-Азизом аль-Саудом в 2002 году. Она предусматривает уход Израиля со всех оккупированных палестинских территорий и возвращение к границам 1967 года. Согласно инициативе, Израиль признает суверенное палестинское государство со столицей в Восточном Иерусалиме. Кроме того, инициатива оговаривает справедливое решение проблемы палестинских беженцев. В случае выполнения всех этих условий, арабские государства будут считать конфликт с Израилем исчерпанным и установят с ним отношения в рамках всеобъемлющего мира.

(2) 7 сентября израильская авиация нанесла удар по заводу в районе сирийского города Масьяф на западе провинции Хама. По данным военной разведки Израиля, на этом правительственном объекте якобы готовились материалы и компоненты для химического оружия ВС Сирии. Удар был нанесён из воздушного пространства Ливана. В последующие дни ВВС Израиля несколько раз вторгались в небо соседней арабской страны, как бы показывая, кто в нём «хозяин» и какие последствия ожидают весь Ливан, случись новая война с местным шиитским движением «Хизбалла».

Ближневосточная редакция EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2017/09/18/agressivnaya-strategiya-troystvennogo-soyuza-iran-prezhde-vsego
Опубликовано 18 сентября 2017 в 09:27
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Twitter
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами