• USD 59.00 -0.23
  • EUR 69.42
  • BRENT 52.72

Fitch: спасение Международного банка Азербайджана потребует 27% ВВП страны

Спасение Международного банка Азербайджана — ведущего банка страны, обойдется правительству в 27% ВВП. С таким прогнозом выступило рейтинговое агентство Fitch. Агентство 4 августа оно отказалось повышать рейтинг долговых обязательств Азербайджана, объяснив это тем, что Баку наращивает долги и тратит иностранную валюту, чтобы поддержать финансовую систему и экономику в условиях низких цен на углеводороды. Сегодня у облигаций Азербайджана, одного из основных региональных экспортеров нефти и газа, «мусорный рейтинг» — то есть, кредиторы не исключают возможность дефолта, пишет Мейдан-ТВ. Издание разбиралось в теме и считает, что это — «плохая новость не только для самого Азербайджана».

Когда в 2012 году Азиатский банк развития предупредил Азербайджан, что «особые отношения между банками и действующими или бывшими государственными чиновниками, сложный деловой климат, а также слабое верховенство закона» усиливают риски для банков, Азербайджану тогда казалось, что не о чем беспокоиться. В то время банковская система Азербайджана выглядела одной из самых крепких в регионе — на постсоветском пространстве Азербайджан занимал третье место по количеству кредитных организаций после России и Украины, кредитование стабильно росло (на 43% в 2012 году), цены на нефть и газ были высокими, а сырьевой сектор обеспечивал около 40% экономики страны и 95% экспорта.

Не прошло и двух лет, как прогнозы АБР начали сбываться. Еще в августе 2014 года Центробанк Азербайджана пытается очистить финансовую систему от убыточных банков. Двукратный обвал цен на нефть осенью 2014 года ускоряет этот процесс, но делает его неконтролируемым. В феврале 2015 года национальная валюта — манат — дешевеет на треть, до уровня в 1,05 маната за доллар. Вторая девальвация в декабре 2016-го обваливает манат еще в полтора раза. Следующий этап — панический отток вкладов: по данным Центробанка, к концу прошлого года каждый пятый вкладчик забрал со своих счетов деньги, причем не только в национальной валюте, но и в иностранной.

Компаниям и частным лицам стало нечем расплачиваться по кредитам. По словам одного из лидеров оппозиционного движения РЕАЛ, экономиста Натига Джафарли, сегодня по официальным данным, объем проблемных кредитов на балансе азербайджанских банков — больше 11%, а сигналом тревоги в мировой практике становится уже 3-процентный порог. «Международные рейтинговые агентства, такие как Moody’s, Fitch и S&P, считают, что цифры превышают 25%. А в некоторых банках даже 50%. Это признак того, что банковский сектор переживает крах», — говорит он.

За два года в Азербайджане закрылись 13 банков, но самым тяжелым ударом стал крах Международного банка Азербайджана. В декабре 2015 года был осужден на 15 лет лишения свободы за мошенничество и хищения бывший руководитель банка Джангир Гаджиев. В мае 2016 МБА объявил дефолт и подал в суд США заявление о банкротстве, чтобы защититься от судебных претензий кредиторов и попытаться реструктурировать долги на 3,3 млрд. долларов. Правительство, которому принадлежит порядка 80% активов банка, пришлось оказать ему помощь.

В условиях банковского кризиса и падения цен на нефть, золотовалютные резервы Азербайджана уже сократились почти втрое, с $ 13,758 млрд на конец декабря 2014 года до $ 5 млрд сегодня. Баку больше не может позволить себе тратить валюту и потому ищет покупателя дочерних структур МБА в России и Грузии, чтобы рассчитаться с долгами банка.

Еще один способ экономии для правительства Азербайджана — снижение внутренних расходов во всех секторах, кроме нефтегазового. По оценкам Fitch, власти приостановили финансирование большинства инфраструктурных и прочих капитальных проектов. Борющиеся за выживание азербайджанские банки тоже не могут вкладывать деньги в экономику, оставшуюся без щедрой подпитки нефтедолларами. Но урезать траты на зарубежные проекты, которые к тому же приносят стране политические дивиденды, Баку не собирается и, более того, продолжает брать кредиты для их финансирования.

Среди инфраструктурных проектов, которые начал Азербайджан в годы нефтяного благополучия, можно отметить строительство железной дороги Баку-Ахалкалаки-Карс (она должна соединить железнодорожные сети Азербайджана, Грузии и Турции); Трансанатолийский газопровод (TANAP) из Азербайджана через Грузию и Турцию к греческой границе, где он вольется в TAP (Трансадриатический газопровод), и разработка газового месторождения «Шахдениз-2».

Всеми, кроме первого, управляют международные консорциумы. Строительство железной дороги Баку-Ахалкали-Карс Азербайджан оплачивает без привлечения международных финансовых институтов. Его будущее вызывает вопросы, но, как полагает Натиг Джафарли, это проект больше политический, его задача — держать в блокаде Армению. Продолжает Азербайджан вкладывать деньги и в соседние страны — Грузию, Иран и Турцию. По большей части, его деятельность там связана с транспортом и переработкой нефти.

Особое положение у Грузии, где Азербайджан несколько лет занимает первое место по объему иностранных инвестиций (3,4 миллиардов долларов в 2016 году), фактически на долю Баку приходится каждый четвертый вложенный в Грузию доллар. В Грузии зарегистрировано более 200 азербайджанских компаний в самых разных сферах. Ведущие азербайджанские инвесторы — государственная нефтегазовая компания SOCAR и дочерняя структура PASHA Holding — вряд ли покинут грузинский рынок, считают эксперты, а вот другим отраслям нужно готовиться к сложным временам.

По словам Джафарлы, большинство компаний, не связанных с нефтегазовой промышленностью, «работают в проектах, кредитованных Азербайджаном. После прекращения финансирования они будут вынуждены покинуть рынок. Без финансовой поддержки азербайджанских властей, они не конкурентоспособны. Эта участь ждет и компаний, работающих в других странах».

Между тем правительство Азербайджана полагает, что долгосрочные зарубежные инвестиции, особенно в нефть и газ, со временем окупятся. Не может же нефть вечно оставаться дешевой. Между тем, у государственных корпораций Азербайджана и у самого правительства есть очень уязвимое место — растущие долговые обязательства. Общий объем внешних долгов государственных корпораций страны — «Азерсу», Каспийское Морское Пароходство, Azərişıq, SOCAR и т. д. составляет 14−15 млрд. долларов. Многие годы они работают с убытками, а их единственный поручитель — государство. Кроме SOCAR, никто из них не может погасить кредиты, говорит Натиг Джафарлы. А государственный долг самого Азербайджана, официально оценивается в 11 млрд. долларов.

В 2020 и 2025 годах, говорит Натиг Джафарли государству придется гасить сразу большой объем обязательств. Но нынешняя ситуация такова, что кредитные рейтинги Азербайджана низкие, что влечет за собой значительное удорожание кредитов для страны. Эксперт считает, что после 2020 года — государство просто будет вынуждено продать часть своей доли в региональных и даже международных проектах, которые окажутся Баку не по карману.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2017/08/09/fitch-spasenie-mezhdunarodnogo-banka-azerbaydzhana-potrebuet-27-vvp-strany
Опубликовано 9 августа 2017 в 18:40
Все новости

20.08.2017

19.08.2017

Загрузить ещё
Аналитика
Август 2017
31123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031123
ВКонтакте
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами