• USD 59.06 -0.08
  • EUR 69.45 -0.44
  • BRENT 51.63

Мистика атеизма и парадоксы идентичности: Познер на кухне «Радио Свободы»

Владимир Познер — верящий в мистику «убежденный атеист».

На социальном видео-хостинге Youtube известную популярность у зрителей получил «эксклюзив» под заглавием «Познер в программе православного священника». Только на этой странице (имеются и другие копии) ролик набрал почти 245 тысяч просмотров. На самом же деле, означенный сюжет является записью передачи «Церковь как угроза» из авторской рубрики Якова Кротова «С христианской точки зрения» американского «Радио Свобода». Нужно заметить, что опубликованный текст подредактирован и заметно отличается от того, что говорилось Познером и его интервьюером в эфире. Редакция эта с умолчаниями весьма содержательна сама по себе.

Владимир Познер позиционирует себя «убежденным атеистом». «Я атеист и не скрываю этого, хотя сейчас это непопулярно», — говорил он. Поэтому общее направление его интервью «православному священнику» с «Радио Свобода» заведомо ясно. Однако интересны нюансы. В свое время Познер в одном из своих интервью высказал мнение о том, что «одна из величайших трагедий для России — принятие православия». Он назвал православие «темной и закрытой религией». Познер говорил о том, что «Русская православная церковь нанесла колоссальный вред России». Он сравнивал РПЦ с Политбюро ЦК КПСС, а патриарха с генсеком, осуждал церковь за «вмешательство в политику и образование». Он полагал, что современная РПЦ — «чрезвычайно агрессивна».

22 июля 2010 года Федерация еврейских общин России (ФЕОР) выступила со специальным заявлением по поводу этих высказываний Познера, упрекнув его в «неинтеллигентности» — «среди интеллигенции не принято оскорблять чувства верующих», в отсутствии тактичности по отношению ко многим людям. «Есть сферы, в которые не следует вмешиваться», — заявили в ФЕОР. Очевидно, что подобное выступление было связано с тем, что в ФЕОР рассматривали Познера как одного из видных представителей еврейского меньшинства РФ, крайние заявления которого могли бы повредить еврейским общинам и вызвать волну антисемитизма. Мы полагаем, что новый антицерковный выпад Познера на «Радио Свобода» — это ответ на претензии ФЕОР и на критику «российской православной общественности».

Новое выступление «атеиста» Познера подается как «интервью» «православному священнику» Якову Кротову, который и предстал в интервью в образе такового — в рясе и с наперсным крестом. Однако на поверку выясняется, что подвизающийся на «Радио Свобода» со своей программой «С христианской точки зрения» под маской «православного священника» Кротов не имеет никакого отношения к Русской православной церкви. В частности, в интервью с Познером Кротов заявляет: ««Я — священник Харьковско-Полтавской епархии Украинской церкви». Возникает законный вопрос: а что собственно делает Харьковско-Полтавская епархия в Москве и почему она имеет здесь приходы? Без особого труда выясняется, что «православное священство» Кротова — это стоящие вне РПЦ раскол и сектантство, попросту говоря, обман.(1) Сам Кротов — лжесвященник, вращающийся в кругах раскольников и прекраснодушных столичных «интеллигентов», озабоченных идеей устроить в русском православии нечто похожее на то, что Лютер, Цвингли, Кальвин и прочие учинили с Римской католической церковью в Европе в ХVI веке, т. е. «отпротестантить» Русскую православную церковь, расколоть и столкнуть церковный народ.

В личном плане полное недоумение вызывает собственная самопрезентация «православного священника» Якова Кротова как «еврея по матери, иудея по вере в то, что Иисус есть Мессия, Сын Божий». Но ведь иудеи, т. е. представители религии иудаизма, не признают Христа мессией. Только в начале до апостола Павла, когда христианство было маленькой сектой в Палестине, оно было представлено исключительно т. н. «иудео-христианами», т. е. людьми, продолжавшими и после принятия христианства соблюдать основные предписания иудаизма. В современности же быть одновременно и иудеем, и христианином, т. е. исповедовать сразу две мировые религии, невозможно. Но таковы парадоксы «православного священника» Якова Кротова, к которому поговорить о «цeркви как угрозе» на «Радио Свобода» пришел Познер.

Собственно, что смог сказать «атеист» Познер о «церкви как угрозе». Прежде всего, чтобы уйти от новых обвинений в адрес «нелояльности» православию, он объявил, что любая, а не только православная, церковь плоха «как организация». «У меня нет счетов, я просто говорю, что Католическая ли церковь, Русская православная ли церковь — к церкви как к организации я отношусь отрицательно», — сказал он.

А плоха церковь, мы подсчитали, всего из-за двух предъявленных Познером обстоятельств. Первое — церковь «это все-таки организация, всегда стремящаяся к власти, сталкивающаяся в этой борьбе с монархом: чаще всего она проигрывает, но, тем не менее, и сегодня стремится к власти разными путями». Само по себе стремление к власти Познером объявляется «плохим». К какой власти? Власть может быть и духовная. Но об этом у Познера ни слова. В самом стремлении к власти Познер видит «мало духовного». Но ведь даже отделение церкви от государства не может устранить ее морального авторитета. Следуя логике Познера, можно и так сказать: Познер плох, потому что он «стремится» к власти, хотя он ее и не достигает в полном объеме. И, если уж смотреть на церковь глазами Познера, то самой плохой окажется Римско-католическая, поскольку римский папа является главой государства, пусть площадь Ватикана и составляет 0,44 квадратных километра. На этом фоне ислам с теократическим режимом в Тегеране предстает на несравненной высоте. А в общем то, сказанное Познером — банальность, поскольку любая идеология стремится к власти, пусть не во всех случаях эту власть следует рассматривать как политическое господство.

Второе. Церковь наживается на религиозном культе. Вот как рассуждает Познер: «Человек пришел в церковь поставить свечку — я это уважаю. Нет, он должен ее купить. А при чем тут купить, почему купить? Вот там церковь делает это бесплатно… Вот есть такое понятие — „общественное радио“, „общественное телевидение“, они существуют за счет добровольных пожертвований тех, кто слушает или смотрит, и ничего не продают. Я могу включить это телевидение и ничего не заплатить. Я вообще не понимаю, при чем тут деньга?..» На церковь Познер смотрит как на нечто привычное ему — на телевизионный канал, а на церковную службу, по-видимому, как на телепрограмму. Познер вещает: «Нельзя торговать Богом, нельзя торговать религией! Когда ты видишь десять тысяч изображений девы Марии, это неправильно! Меня, не религиозного человека, это обижает. Я не могу смеяться над этим, мне обидно, и я делаюсь злым». В данном пункте Познер не сказал ничего особенного. Здесь он исходит из весьма распространенного в современной России обывательского клише.

Вот собственно и все претензии к церкви «вообще» от Познера. Поэтому из-за исчерпанности он обратился к своей обычной теме — ущербной национальной истории России. Здесь он воспроизводит привычную гирлянду мифов.

Миф первый — о монголо-татарском иге, определившем национальный характер. Познер: «Я говорил о монголо-татарском иге: все-таки это 300 лет, и в этом смысле с Россией можно сравнить только Испанию с ее маврами и в какой-то степени Болгарию под турками. Но все-таки это, на мой взгляд, сыграло серьезную роль в формировании национального характера. Один умный человек говорил: если поскрести русского, обнаружишь татарина. Я думаю, очень многое в так называемом русском характере на самом деле зародилось и было подтверждено в течение этих 300 лет».

Однако, заметим мы, само это понятие «монголо-татарское иго» было впервые употреблено в отечественной историографии в 1817 году и было заимствовано от польских историков ХVI века.(2) Что касается упомянутого Познером «умного человека», то речь идет о зачинателе русофобии в Западной Европе маркизе Астольфе де Кюстине (1790—1857).(3) В тексте де Кюстина речь шла не о влиянии татарского ига на русский национальный характер, а о том, что русские по отношению к европейцам — это чуждые им цивилизационно «варвары», такие как «татары».

Миф второй — о крепостном праве. Познер говорит: «Россия, на мой взгляд, единственная страна, по крайней мере, в Европе, которая превратила собственный народ в рабов и держала их в таком качестве в течение длительного времени. Я имею в виду, конечно, крепостное право». Но здесь следует заметить, что крепостное право не было рабством, и не было уникальным чисто российским явлением. Познер ничего не знает о его патерналистском характере. В другом месте своего интервью он признает: «Безусловно, она [Россия] принесла великих поэтов, писателей, художников, композиторов, великое искусство, великую культуру». Однако здесь Познеру как бы невдомек, что рост высокой культуры в начальный период был обусловлен именно общественными отношениями крепостного права.

А еще Познер утверждает: «Весь советский период лишь усилил это рабство, но под другими лозунгами, и нанес, на мой взгляд, колоссальный ущерб народу в целом». «Россия была агрессивной страной». «И нельзя сказать, что это была страна, которая принесла миру какую-либо благодать».

Тут как раз интервьюер Познера Яков Кротов вспомнил, что он «историк» (закончил вечерний истфак МГУ) и одновременно священник «Украинской автокефальной православной церкви» и дальше разговор Кротова и Познера окончательно приобрел характер кухонной беседы двух московских интеллигентов, когда речь пошла об Украине.

Яков Кротов: Это привычный дискурс, и, с точки зрения историка, он не совсем правильный. Ведь кого крестил князь Владимир? Он крестил Древнюю Украину, тем не менее, Украина и Белоруссия — это страны, очень отличные от России, и как минимум более демократичные; невзирая на то, что они прошли через коммунистический период, разница национального характера очевидна.

Владимир Познер: Не согласен! Что касается Белоруссии, их правитель… Но они, опять-таки, его поддерживают. Я там бывал, выступал, он меня знает, и я уже неоднократно о нем говорил, и последний раз, когда я там был, меня никто не трогал. Что касается Украины, давайте согласимся, что если говорить о давнем времени, то не было даже такого слова — «Украина», ее не существовало, это была Русь. Украина возникла намного позже, а первое название было — «Новороссия», это еще Екатерина II их так называла. Более ли они демократичны?..

Яков Кротов: Менее воинственны — можно так сказать.

Владимир Познер: Может быть. Но давайте вспомним, что почти все вертухаи в лагерях были как раз украинцы — это установленный факт.

Древняя Украина. Более и менее демократичные — Россия менее, Украина — более. Новороссия вместо Малороссии. «Все вертухаи — украинцы» и т. д. Вот такой уровень воспроизведения «интеллигентами» исторической памяти на кухне «Радио Свободы».

По итогам «исторической части», можно предположить, что Познер полагает, что «клерикализация» опасна для современной России из-за особенностей национального характера, который определился ее историей. Но подобный вывод не очевиден, поскольку не прозвучал отчетливо. Похоже, что исторический экскурс понадобился лишь для того, чтобы признать: поскольку в постигших его бедствиях русский народ виноват сам, то ему и следует каяться, и сделать процесс покаяния непрерывным.

После означенных церковного и исторического сюжетов передача «Церковь как угроза» свелась к разбору этнической идентичности Познера. Где-то в середине интервью Познер сделал ошеломляющее признание относительно одного упомянутого друга своей юности: «Еврей, если есть национальность еврейская, то значит так». Кротов аж подпрыгнул на месте: «Позвольте, что значит, есть?». Познер многозначительно ответил: «Большой вопрос. Это другая тема». Итак, существование еврейской этничности было поставлено Познером под сомнение. Редактор «Радио Свобода» в печатной версии интервью Познера вообще удалил этот сомнительный и провоцирующий фрагмент.

Далее последовало повествование о «мистическом опыте» Познера. Вот эта история в его изложении: «Когда я стоял у Стены плача, я ничего не почувствовал, кроме „ух, как интересно“… Я оказался в Риме. Это было в августе. Была жара африканская. Город был пустой, видно все уехали, и, туристов даже не было. Причем было под сорок градусов, и я пошел вот на эти развалины. Пели эти цикады, и была тишина, поскольку форум ниже уровня Рима, то весь шум городской уходит вверх и там вообще ничего не слышно. И вот полная тишина, пение цикад и вот эти вот развалины древнего Рима. И я вдруг почувствовал, что вот я откуда. Прямо мороз по коже. Вот я. Вот это вот мое — Европа. Европа. Вот такого чувства, когда я был в Иерусалиме, не было. Я бы не удивился, ведь папа все-таки еврей, хотя ему не нравилось его еврейство. Он говорил, что он русский интеллигент и так далее». И далее «атеист» Познер признается: «А вы знаете, мистика — это вещь, которую я признаю. Есть совершенно необъяснимые вещи».

Итак, со ссылкой на «мистический опыт» Познер утверждает, что у него нет связи с еврейством, тем более, что его «папа был русский интеллигент». В другом месте интервью он утверждает: «Я как человек, который считает себя французом».

В итоге, квинтэссенцией интервью Познера на «Радио Свобода» стала идея его идентичности, а вовсе не вопрос заявленной темы «Церковь как угроза». Поэтому что взять с Познера, когда он высказывается о России и русском православии? Ведь Познер — это француз, смотрящий на Россию и русских глазами француза де Кюстина. Его антиклерикализм опять же французского происхождения. Он одинаково критически смотрит на церковь, будь это РПЦ или римско-католическая церковь. Кротов услужливо подсказывал Познеру: «У меня ощущение, что это, скорее, приложимо к Франции. Это речь характерного французского антиклерикалиста, ведь именно во Франции… Старшая дочь Католической церкви, галликанизм, игра в перетягивание каната с Римом — это характерный лейтмотив всей истории, начиная с Филиппа Красивого». «Антиклерикализм, изящный, легкий французский ум, отточенность формулировок».

Мораль сей басни такова, если Познер высказывается критически в адрес Русской православной церкви, то Федерации еврейских общин России впредь не следует реагировать на это. Ведь он вообще сомневается в существовании еврейской этничности. Познер — не еврей, а француз, преисполненный идей французского антиклерикализма. Его мистический опыт подтверждает этот факт и сопутствует его атеизму. И не удивляйтесь, не смейтесь, таковы изгибы души этого «человека мира», прекрасно устроившегося в России.

(1) Официально Яков Кротов является служителем Украинской автокефальной православной церкви (обновленной) (УАПЦ (о) — другое название «Харьковско-Полтавская епархия Украинской автокефальной православной церкви», т. е. группы, отколовшейся в 2003 году от Украинской автокефальной православной церкви (УАПЦ). Канонический статус и взаимоотношения УАПЦ и УАПЦ (о) с другими православными церквями остаются неурегулированными, т. е. они канонически не признаны другими православными церквами. УАПЦ на Украине, в свою очередь, не идет на объединение с Украинской православной церковью Киевского патриархата (УПЦ КП) — другой канонически непризнанной православной церкви на Украине.

В 2008 году Украинская автокефальная православная церковь (обновленная) имела на Украине 25 приходов и один в Москве — Кротова. Последним мероприятием УАПЦ (обновленной) в 2015 году стало установление «диалога» с руководством подчиняющейся римскому папе Украинской греко-католической церкови о «достижении евхаристического общения и административного единства», т. е. о присоединении к униатам. 20 апреля 2016 года в Харькове прошел «собор» УАПЦ (о), предварительно одобривший ее вхождение в состав Украинской греко-католической церкви.

В своей деятельности и ранее Кротов был озабочен продвижением идеи экуменизма. В 1996 году он был одним из организаторов «межконфессиональной общины» в Москве, объединившей православных и католиков, в которой совершал службы по православному обряду католический священник Стефано Каприо. После того, как Каприо в 2002 году было отказано во въезде в Россию, Кротов перешел в созданную в 2000 году неканоническую Апостольскую православную церковь (АПЦ, иначе Церковь Глеба Якунина). 3 ноября 2002 года в «храме святого Александра Меня», располагавшемся в подвале офиса «Движения за права человека» в Большом Головином переулке в Москве епископ Виталий (Кужеватов) рукоположил Якова Кротова в сан диакона, а 10 ноября — в сан священника. Кротов создал общину во имя Сошествия Святого Духа на апостолов и является ее настоятелем. Службу ведет на своей квартире в комнате, по его словам, площадью в 16 кв. метров. Среди его активных прихожан отметилась известная Валерия Ильинична Новодворская. В 2007 году Кротов со своей «общиной» перешел из АПЦ в УАПЦ (о). Поскольку подобного рода «приход» кормить его никак не может, Кротов на жизнь зарабатывает своей деятельность на американском «Радио Свобода». Вот некоторые высказывания Якова Кротова в связи с актуальностью момента: «Я знаю, как это тяжело, но надо давать второй, третий, сотый шанс даже ватникам». «Гораздо легче переубедить махрового ватника или обратить к Богу атеиста, чем достучаться до равнодушного обывателя». «Признаюсь, в России я разговоры с ватниками не поддерживаю, нет смысла. Надеюсь, через год-два полегчает, но в Украине я был бы активнее».

(2) Понятие «монголо-татарское иго» было впервые использовано в переводном с немецкого «Атласе и таблицах для обозрения истории всех европейских земель и государств от первого их народонаселения до наших времен» (СПб., 1817) Христиана Крузе. Термин «iugum barbarum», «iugum servitutis» впервые употребил польский хронист Ян Длугош в 1479 году. В 1575 году термин «jugo Tartarico» был употреблен в записи Даниела Принца о его дипломатической миссии в Москву. См. Prinz. Moscoviae ortus, et progressus // Scriptores Rerum Livonicarum. Vol. 2. P. 721.

(3) В своей известной книге «Россия в 1839 году» (изд. 1839) де Кюстин написал: «Нравы русских жестоки, несмотря на все претензии этих полудикарей, и еще долго будут таковыми оставаться. Еще не прошло и столетия с тех пор, как они были настоящими татарами; лишь Петр Великий стал принуждать мужчин брать с собой жен на ассамблеи; и многие из этих выскочек цивилизации сохранили под теперешним своим изяществом медвежью шкуру: они всего лишь вывернули ее наизнанку, но стоит их поскрести, как шерсть появляется снова и встает дыбом».

Однако считается, что, на самом деле, де Кюстин воспроизвел по памяти либо один фрагмент из сочинений водевелиста Пьера Ансело, либо из текста голландского полковника фон Гагерна, который повторил якобы когда-то сказанное Наполеоном: «Русские подобны выстроенным их руками кирпичным зданиям, которые первый же несчастный случай лишает покрывающего их ровного слоя белой краски: под блестящей оболочкой цивилизации, так преждевременно их укрывшей, нетрудно обнаружить татар» (Ансело); — «Приподнимите кожу, и вы обнаружите татарина» (фон Гагерн процитировал Наполеона).

Дмитрий Семушин, специально для EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2017/07/22/mistika-ateizma-i-paradoksy-identichnosti-pozner-na-kuhne-radio-svobody
Опубликовано 22 июля 2017 в 14:04
Все новости
Загрузить ещё
ВКонтакте
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами