• USD 59.12 +0.05
  • EUR 69.66 +0.14
  • BRENT 51.72

Меркель: «За Германию, в которой мы живем хорошо и счастливо»

Ангела Меркель. Фото: newsit.gr

В ФРГ началась избирательная кампания. Ангела Меркель, наконец, официально объявила об участии в выборах канцлера.

Если друг оказался вдруг…

В выборах в бундестаг, которые пройдут 24 сентября, пожалуй, как никогда раньше, избиратели будут голосовать не столько за партии, сколько за лидеров: Ангелу Меркель и Мартина Шульца. Это, естественно, вовсе не означает, что главные претенденты на победу — правоцентристский Христианско-демократический союз (CDU) Ангелы Меркель и левоцентристская Социал-демократическая партия (SPD) Мартина Шульца решили отказаться от партийных программ.

В избирательной программе консерваторов, представленной Меркель и Хорстом Зеехофером, лидером баварского Христианско-социального союза (CSU), обращает на себя внимание исчезновение из описания отношений с Соединенными Штатами слова «друг». Четыре года назад в совместной программе CDU/CSU США назывались «самым важным другом за пределами Европы». В программе 2013 года дружба с Вашингтоном объявлялась «краеугольным камнем» международных отношений Германии. Важная роль отводилась и укреплению трансатлантических экономических связей посредством постепенного снятия торговых барьеров.

Нынешняя программа CDU/CSU называется: «За Германию, в которой мы живем хорошо и счастливо». В ней слов «друг» и «дружба» нет. Конечно, США за четыре года не превратились из друга во врага. США и ФРГ — по-прежнему союзники и партнеры, но уровень отношений явно стал ниже. Консерваторы переквалифицировали Америку из «друга» в «наиболее важного партнера» за пределами Европы.

Разница между «другом» и «партнером» очевидна. Стилистические тонкости наглядно демонстрируют, как ухудшились отношения между Берлином и Вашингтоном за полгода, миновавшие после прихода к власти Дональда Трампа. Г-жу Меркель понять можно. Даже с учетом того, что в ходе избирательных кампаний политики часто говорят не то, что думают на самом деле, а то, что, по их мнению, хотят услышать избиратели, ей наверняка было обидно слышать, как Трамп, который тогда еще был кандидатом в президенты США, критиковал Меркель за то, что она «разрушает» Германию «безумной» политикой открытых дверей.

Трамп неоднократно резко отзывался о положительном балансе ФРГ в торговле с США и обвинял Германию и других европейских партнеров в том, что они много задолжали НАТО. В июне Америка вышла из Парижского соглашения по климату. Здесь следует иметь в виду, что Ангела Меркель является ярой сторонницей борьбы с глобальным потеплением. Не удивительно, что накануне саммита G20 в Гамбурге она, якобы, собиралась сделать климатический вопрос одной из главных тем встречи.

Опрос Pew Research Center, проведенный в последних числах июня, показал, что только каждый третий немец (35%) доброжелательно относится к США. Для сравнения: в конце второго срока Барака Обамы таких было в полтора с лишним раза больше — 57%.

Вместо слов об укреплении экономических связей в прошлой программе, в нынешней скромно говорится лишь об исторической поддержке Соединенными Штатами ФРГ после Второй мировой войны и в конце восьмидесятых годов, перед объединением двух Германий.

В совместной программе CDU/CSU можно найти и примечательную фразу, которую Ангела Меркель произнесла в Мюнхене в конце мая после непростого саммита G7 на Сицилии, где Трамп отмахнулся от всех уговоров лидеров шести наиболее развитых стран остаться в Парижском соглашении. «Времена, когда мы могли всецело полагаться на других, до определенной степени остались в прошлом, — говорится в новой программе. — Мы, европейцы, должны решительнее, чем раньше взять свою судьбу в собственные руки».

Накануне саммита в Гамбурге канцлер публично повторила ту же мысль и тем самым показала, что ее слова, произнесенные после предыдущей встречи с Трампом, не были каким-то срывом и что она не изменила позицию и сейчас. На встрече с американским коллегой в минувший четверг Ангела Меркель пошла на компромисс: для создания видимости, что G20 по-прежнему едина, она согласилась «разбавить» итоговую декларацию встречи. Например, внести по одному из главных спорных вопросов — климатическому — дополнение, что 19 членов «двадцатки» принимают во внимание позицию США и их выход из Парижского соглашения, но что Вашингтон, тем не менее, поддерживает всеобщую позицию о необходимости снижения вредных выбросов в атмосферу.

В новой программе подчеркивается и приверженность Германии к НАТО. Тем не менее, авторы программы утверждают, что Евросоюз, если хочет выжить в долгосрочной перспективе, должен быть способен защищать себя самостоятельно.

Наряду отношениями с США большое внимание уделяется отношениям и с Францией. Главка с красноречивым заголовком «Германия и Франция, мотор Европы» недвусмысленно показывает, кого сейчас в Берлине считают «настоящим другом» Германии. Консерваторы обещают избирателям крепить дружбу между Берлином и Парижем: «Мы готовы вместе с новым французским правительством и дальше, шаг за шагом развивать еврозону через, например, создание нашего собственного финансового фонда». Однако программа исключает раздел национальных долгов между всеми европейскими странами. «Солидарность» возможна лишь в том случае, если члены ЕС будут твердо придерживаться правил «Пакта стабильности и роста» Евросоюза (SGP).

Жить стало лучше… жить стало веселее

Консерваторы утверждают, что такой замечательной Германии еще не никогда не было и что именно они построили самую лучшую за многие столетия страну. Этот пассаж почему-то напоминает знаменитые сталинские слова о «веселой жизни».

На внутреннем фронте избирательная программа CDU/CSU обещает сокращение налогов для всех. Меркель и Зеехофер обещают больше рабочих мест, домов и полиции (на 15 тыс. человек). К 2025 году, если верить авторам программы, в Германии будет полная занятость. Не забыли они и о бюджете, который будет оставаться сбалансированным. Правительство Меркель намерено наращивать общественные расходы и инвестиции в инфраструктуру.

Конечно, у правого блока имеется большое поле для маневра благодаря более чем солидному перевесу над SPD. Большой отрыв позволяет консерваторам немного поиграть и в популизм. Впрочем, под главной целью программы — объединением страны, конечно же, без колебаний подписались бы все участники сентябрьских выборов.

«Это (программа) предложение для всех, кто живет в Германии, — сказала Ангела Меркель. — Наш план на будущее — процветание и безопасность для всех. Наша правительственная программа объединит страну, а не будет ее разъединять».

Матушка, как нередко называют фрау Меркель в ФРГ, похвалилась на презентации программы, что за десятилетие у власти она сократила безработицу вдвое, до 5,5%, а если правые сохранят власть, то они снизят безработицу в предстоящие 8 лет до 3%, которые экономисты считают полной занятостью.

Для поощрения создания новых рабочих мест правящий блок намерен и дальше наращивать инвестиции, особенно в инфраструктуру и «оцифровку» немецкого общества. Программа обещает повысить расходы на исследования и развитие к 2025 году с нынешних 3% от ВВП до 3,5%.

Много внимания уделено налогам, которые консерваторы обещают снижать. Подоходный налог, например, за четыре года снизится на 19 млрд евро. CDU/CSU хочет постепенно отменить непопулярный налог на солидарность в размере 5,5%, введенный после воссоединения двух Германий в 1990 году для восстановления восточной части страны. Одним из главных бенефициариев щедрости консерваторов должны стать семьи. Кроме снижения подоходного налога, программа обещает для семей с детьми дополнительные налоговые льготы и гранты на покупку домов. Естественно, правые собираются увеличивать и детские пособия и выплаты.

Учитывая дефицит жилья в больших городах, блок консерваторов намерен ускорить темпы жилищного строительства с 1 млн новых домов в 2013—2017 годах до 1,5 млн в 2017—2021 годах.

Правительство клянется, что кризис с мигрантами, подобный тому, что был в 2015 году, больше не повторится. Вопрос с мигрантами интересен тем, что он — главная причина споров между партиями сестрами (CDU и CSU). Разногласия по беженцам достигли в 2015—2016 годах такой остроты, что появились слухи о раздельном участии партий в выборах. В этой связи обращает на себя внимание отсутствие в программе неоднократных требований Хорста Зеехофера ввести ежегодную квоту для мигрантов, против которой категорически возражает Меркель. Любопытно, что лидер CSU, человек довольно решительный и резкий, на презентации избирательной программы вел себя тише воды и ниже травы. Он утверждает, что отношения между партиями сестрами как никогда тесные и крепкие.

Здоровая экономика Германии со стабильным рынком труда, профицитом бюджета и снижающимся долгом — один из «козырей» Ангелы Меркель на выборах. Сторонники правых приписывают «экономические» успехи ей несмотря на то, что многие экономисты считают, что своим неплохим состоянием немецкая экономика обязана ее предшественнику Герхарду Шредеру, начавшему болезненные и непопулярные реформы.

«Больше социальной справедливости»

Как и положено социал-демократам, SPD ставит во главу угла «социальную справедливость». В своей избирательной программе Мартин Шульц обещает дать ее больше. Социал-демократы хотят реформировать систему налогообложения, пособий по безработице и детских пособий.

Шульц со своими сторонниками обещает избирателям бесплатный уход за детьми, повышение пособий по безработице, рост инвестиций в инфраструктуру, а также сокращение налогов примерно на 5 млрд евро в год. Правда, в отличие от консерваторов, левые хотят повысить налоги для состоятельных немцев, а снижение налогов распространить на домовладения со средним и низким уровнем доходов. SPD также обещает сохранить пенсии на их нынешнем высоком уровне без повышения возраста выхода на пенсию. С учетом быстро стареющего населения ФРГ это, по мнению экономистов, потребует значительного увеличения страховых и пенсионных отчислений.

Если по социальным расходам и налогам позиции главных соперников на выборах совпадают, то по расходам на оборону они серьезно расходятся. Ангела Меркель обещает постепенно довести уровень военных расходов до 2% от ВВП, неофициальной минимальной планки в НАТО, а вот социал-демократы через своего бывшего лидера, а ныне главу МИД Зигмара Габриэля считают эти цифры нереальными и выполнять их в случае прихода к власти не собираются.

Правые впереди, но левые не сдаются

Главными соперниками на выборах 24 сентября будут христианские демократы и социал-демократы. Явным фаворитом в этой паре, по крайней мере, на начало июля является CDU. Согласно опросу социологической организации INSA, проведенному 30 июня — 3 июля, за CDU/CSU готовы проголосовать 36,5% избирателей, а за SPD — 25%. Разрыв в 11,5% очень внушительный, хотя, как показывают результаты других опросов, за последние дни он несколько сократился. Достаточно сказать, что по результатам опроса Forsa (26−28 июня) он составлял 17%. Так что настроение в стане социал-демократов сейчас должно быть неплохим. Они не только сократили отставание от главных соперников, но и провели через бундестаг закон, разрешающий однополые браки.

Как свидетельствуют опросы, даже коалиция социал-демократов с двумя другими левоцентристскими партиями: Зеленой и Левой даст им лишь 42% голосов, т. е. значительно меньше парламентского большинства. Что же касается христианских демократов, то они тоже не наберут большинства, но смогут создать правящую коалицию, например, со «свободными демократами» и с теми же «зелеными». Речь идет о так называемой «коалиции Ямайка», названной по цвету участвующих в ней партий: CDU/CSU, FDP и Зеленых — черному, желтому и зеленому соответственно. Опыт создания такой необычной коалиции уже имеется. CDU опробовала его после месяца напряженных переговоров на земельном уровне — в Шлезвиг-Гольштейне.

В памяти социал-демократов, конечно же, еще свежи события первых трех месяцев этого года, когда им удалось свести на нет преимущество христианских демократов, а в отдельных опросах даже чуть-чуть выйти вперед. Успехи SPD по праву принадлежат Мартину Шульцу, бывшему президенту Европарламента, которого в самом конце января 2017 года избрали председателем SPD вместо Зигмара Габриэля.

Впрочем, так называемый «эффект Шульца» оказался коротким. В апреле CDU вновь вырвался вперед и с тех пор значительно увеличил отрыв. Кроме результатов опросов, свидетельством падения рейтинга социал-демократов являются и более надежные, чем опросы, результаты выборов в трех немецких землях. SPD с треском проиграла во всех трех регионах. Особенно болезненным оказалось разгромное поражение в самой густонаселенной немецкой земле — Северном Рейне-Вестфалии, результаты выборов в которой очень часто совпадают с результатами общенациональных выборов.

Это, однако, не означает, что сам Шульц и его сторонники не могут рассчитывать на новую улыбку Фортуны. Конечно, Мартин Шульц полон оптимизма и не сидит сложа руки. В июне он, например, произвел крупные перестановки в верхах SPD. С одной стороны, перестановки должны, по его мнению, придать социал-демократам столь необходимый толчок для движения вперед, а с другой, призваны успокоить недовольных членов партии, число которых после земельных выборов резко выросло.

Главная проблема социал-демократов, по мнению большинства политологов, состоит в том, что Ангеле Меркель до сих пор удавалось успешно отбиваться от атак SPD или, вернее, не обращать на них внимание. Например, в то время, как Мартин Шульц громогласно предупреждал в мае об опасности глобальной гонки вооружений, Ангела Меркель встретилась с Бараком Обамой. Затем она направилась в Брюссель встречаться с Дональдом Трампом и другими лидерами НАТО. В то время, как канцлер была на виду и о ней писали все СМИ, лидер социал-демократов пытался позиционировать себя пацифистом и серьезной альтернативой Меркель, но его усилия остались по большей части незамеченными.

Конечно, социал-демократы постоянно вносят коррективы в тактику избирательной кампании. Сейчас они намерены критиковать не только Ангелу Меркель, как раньше, но и других членов ее правительства. Например, министра финансов Вольфганга Шойбле и министра обороны Урсулу фон дер Ляйен.

Ожидается также, что SPD изменит тон относительно четырех лет, проведенных в Большой коалиции с христианскими демократами. Объявляя в январе о намерении участвовать в выборах и в последующие месяцы, Мартин Шульц дистанцировался от правящей коалиции и постоянно напоминал, что он — человек из Брюсселя, который никогда не занимал официальных постов в Берлине. Сейчас социал-демократы все чаще говорят о достижениях правящей коалиции и при этом приписывают себе авторство над наиболее удачными делами правительства, такими, например, как введение минимальной зарплаты.

«Если в последние пару лет и произошли какие-то перемены к лучшему, то исключительно благодаря нам», — безапелляционно заявила на недавней конференции SPD в Дортмунде Йоханна Укерман, руководитель молодежного крыла партии. Ожидается, что такую же позицию займет и сам Шульц.

Политтехнологи считают, что в первые недели кампании выступления Мартина Шульца были недостаточно конкретны. В Дортмунде экс-глава Европарламента произнес почти полуторачасовую речь, полную конкретики. Он призвал свести к минимуму разрыв в зарплатах, полностью уравнять в правах представителей сексуальных меньшинств, назвал «славной страницей в истории Германии» сопротивление тогдашнего канцлера Герхарда Шредера войне в Ираке и потребовал от Ангелы Меркель занять такую же бескомпромиссную позицию в отношении требования Дональда Трампа довести расходы ФРГ на оборону до 2% от ВВП.

Павловский рефлекс

Еще одно большое поле сражения между Ангелой Меркель и Мартином Шульцем — Европа. Каждый из соперников настаивает, что именно он является лучшим европейцем, что именно он способен сделать Европу лучше и богаче.

После поражений правых в Голландии и Франции, когда стало ясно, что объединенная Европа снова в моде, Меркель и Шульц резко усилили агитацию за европейскую интеграцию. Оба претендента вовремя почувствовали перемены в обществе и поняли, что сильная Европа может хотя бы немного успокоить встревоженных непредсказуемостью Трампа европейцев.

В SPD считают, что единая Европа — выигрышная для них тема, потому что их лидер провел два десятилетия в Брюсселе и, естественно, считается ярым сторонником Евросоюза. К тому же в окружении Ангелы Меркель, которую тоже нельзя, конечно, обвинить в евроскептицизме, есть люди, не объединяющие, а скорее разъединяющие Европу. Наиболее яркий пример — Вольфганг Шойбле, многолетний министр финансов Германии. Жесткая экономика, ярым сторонником которой он является вместе с канцлером, разделила объединенную Европу на богатый Север и бедный Юг.

Однако Матушка Меркель и здесь показала, что по части опыта и умения маневрировать с ней сейчас никто не сравнится не только в Германии, но и, возможно, на всем континенте. Она на все 100% использовала свой статус наиболее сильного европейского политика. Последним ловким ходом канцлера можно считать ее выступление в мюнхенской пивной, где она заявила, что европейцы должны взять свою судьбу в собственные руки.

Социал-демократы не намерены отказываться от европейской темы

«Европу необходимо вновь сделать центральной темой избирательной кампании, — уверен госминистр по делам Европы в МИД ФРГ Михаэль Рот, член SPD. — У нас с христианскими демократами совершенно разные представления о том, какой должна быть объединенная Европа».

Сражение за титул лучшего европейца разворачивается как минимум на двух фронтах. Обе партии пытаются «выжать» как можно больше из Эмманюеля Макрона, очень популярного сейчас не только во Франции, но и во всей Европе, включая Германию. Одной из важных тем избирательной кампании в ФРГ является создание франко-германского тандема, который будет гарантом стабильности Европы. Эта идея еще больше окрепла после европейского вояжа Дональда Трампа, после которого европейские лидеры сильно сомневаются, что могут положиться на США.

Социал-демократы боятся, что Ангелу Меркель, которая часто появляется на экранах телевизоров в обществе Макрона, будут ассоциировать с франко-германским союзом несмотря на то, что их взгляды на обустройство Европы существенно различаются. Поэтому Мартин Шульц и его сторонники сейчас пытаются объяснить избирателям, что если они действительно хотят реформ, то и в Париже (что уже произошло) и в Берлине (что может произойти 24 сентября) нужны новые люди. Естественно, Ангелу Меркель, которая «рулит» Германией уже больше 10 лет, назвать «новым человеком» несмотря на все ее достоинства и опыт трудно.

«Макрон нуждается в динамичном партнере, который обладает опытом в европейских делах», — сказал на днях Шульц на митинге, собравшемся около здания МИД ФРГ. Комментарии, как говорится, излишни.

Лидер SPD при каждом удобном случае старается подчеркнуть, что хорошо знает Эмманюеля Макрона и что они уже обсуждали его предложения реформ Евросоюза, когда Шульц возглавлял Европарламент, а Макрон руководил экономикой Франции. «Я хорошо помню, как канцлер и министр финансов Шойбле тогда говорили: „нет“ этим предложениям», — добавил главный социал-демократ.

SPD не первый раз пытается «подружиться» с очень популярным сейчас президентом Франции. Достаточно вспомнить, что Зигмар Габриэль лично ездил встречать Макрона в аэропорт, когда тот прилетел в Берлин на следующий же день после инаугурации. Вечером того же дня Габриэль разместил на своей странице в Facebook снимки встречи с подписью: «Двое старых друзей».

Однако пока все усилия социал-демократов, похоже, тщетны. Немецкие и международные СМИ считают главными поборниками европейского единства Макрона и Меркель, а не Макрона и Шульца.

Второй фронт борьбы за титул лучшего европейца — деньги. SPD выступает за углубление и расширение европейской интеграции, но при этом сталкивается с дилеммой: большинство немцев за объединенную Европу, но не хотят платить дополнительные деньги. Германия уже и так является одним из главных плательщиков общеевропейского бюджета.

«У немцев уже развилось что-то вроде павловского рефлекса — говорить всякий раз, когда речь заходит об европейских финансах, „Больше денег не будет!“», — сказал на днях Мартин Шульц, но тут же быстро добавил, что он говорит не о дополнительных деньгах, которые должна заплатить Германия.

Предвидя атаки консерваторов, лидер SPD еще в начале своей избирательной кампании подчеркнул, что, став канцлером, не будет что-то сильно менять в позиции Берлина по сокращению долга и проведению структурных реформ в самых проблемных странах еврозоны. «Бороться за объединенную Европу есть и будет очень близким для меня делом, — сказал Шульц на встрече с депутатами бундестага от SPD. — У меня это давняя страсть, а не приобретенное недавно в пивной увлечение».

Сергей Мануков

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2017/07/07/merkel-za-germaniyu-v-kotoroy-my-zhivem-horosho-i-schastlivo
Опубликовано 7 июля 2017 в 14:46
Все новости

22.08.2017

Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами