• USD 56.61 +0.09
  • EUR 69.40 +0.27
  • BRENT 68.43

Республика Марий Эл перед выборами. Когда Москва далеко, а глава близко…

Творения Леонида Маркелова в центре Йошкар-Олы. Фото: gelio.livejournal.com

В российских регионах в эти дни проходят сессии законодательных органов власти. Одним из вопросов в повестках заседаний ряда региональных парламентов значится вопрос о назначении дня выборов главы субъекта Федерации. Выборы состоятся в единый день голосования, который в соответствии с федеральным законодательством приходится на второе воскресенье первого осеннего месяца. В нынешнем году это 10 сентября. Но без маленькой «формальности» в виде решения региональных парламентариев объявить выборы невозможно.

Соблюдение формальной процедуры — обязательное условия стабильности политической системы. Стабильность — это не синоним предопределенности результата, а признак согласия с правилами игры, который является следствием общественного договора федеральных, региональных элит и рядовых граждан. Хоть и говорят, что избиратель зачастую свое решение принимает лишь в кабинке на участке, в большинстве случаев голосование лишь утверждает, закрепляет ранее достигнутый консенсус. Поэтому там, где предварительные согласовательные процедуры проведены грамотно, сама кампания зачастую проходит довольно пресно и предсказуемо.

Это не означает низкой легитимности выборов. Просто если политическая система отлажена, всё самое интересное происходит до дня голосования. Однако при этом непредсказуемые кампании чаще внушают доверие избирателям. Хотя в действительности они свидетельствуют как раз об обратном — о наличии системных проблем. Подобное наблюдается не только на внутренних выборах, и не только в России. Ярким подтверждением подобного «сбоя матрицы» стали выборы президента США. Да и Франция явила нам такой же живой образчик «демократии». Но вернемся в Россию…

Итак, этой осенью в 16 регионах высших должностных лиц будут избирать всенародным голосованием, а в одном — Республике Адыгея — одну кандидатуру из трех, предложенных президентом страны, утвердит региональный парламент. Подобная процедура по-прежнему допускается федеральным законодательством. Это пример российского федерализма, который учитывает особенности регионов. Существует мнение, что непрямые выборы, оставляя окончательное решение за региональными политическими элитами, тем самым повышают их ответственность и позволяют избежать популистских перегибов. В то же время есть и другое мнение. Мол, это не защищает от предвзятости и недальновидности при подборе кандидатур и даже повышает угрозу коррупционности. В любом случае в большинстве российских регионов с некоторых пор глав вновь выбирают всенародно.

Но и здесь черт, как говорится, кроется в деталях. И одна из немаловажных деталей: как и куда ушел прежний глава региона или он избирается вновь? Одно дело, если высшее должностное лицо переизбирается на второй срок, при этом предварительно получив поддержку президента, который продлил его полномочия до единого дня голосования. Такая процедура сейчас привычна, потому что сроки большинства избранных ранее губернаторов в связи с произведенными в законодательстве изменениями заканчиваются раньше. Поддержка главы государства, полученная таким образом, существенно влияет на перспективы новой победы. Но губернатор может уйти в отставку досрочно и без продления полномочий. Тогда на его место назначается другой временно исполняющий обязанности. Поддержка президентом новой, часто незнакомой для региона фигуры тоже изначально дает такому кандидату фору. Важно также, по каким основаниям не были продлены полномочия прежнего главы. Одно дело, если бывший губернатор уходит на новую должность, другое — если подозревается в коррупции и отстранен по утрате доверия. Правда, и поддержка президента не обязательно гарантирует победу. Личные качества кандидата и результаты его работы в период временного исполнения обязанностей не менее важны. Так, например, в 2015 году на досрочных выборах губернатора Иркутской области поддержанный президентом бывший губернатор Сергей Ерощенко проиграл во втором туре кандидату от КПРФ Сергею Левченко.

Утечки с майской встречи политтехнологов на Старой площади говорят о том, что осенние губернаторские выборы также могут оказаться жаркими. Близкие к Кремлю политические эксперты и специалисты Управления внутренней политики Администрации президента РФ сходятся во мнении: наибольшую интригу следует ожидать в четырех регионах. Это Республика Марий Эл, Кировская область, Республика Бурятия и город Севастополь. В первых двух — выборы досрочные, причем по коррупционным мотивам. В третьем происходит возрастная смена политических элит. В четвертом всенародное голосование проходит вообще впервые в истории. Причем кампания в Севастополе идет на фоне громкого конфликта региональных элит и не до конца сформулированного образа будущего города. Именно последнее, по моему мнению, и не позволяет найти для города руководителя, отвечающего необходимым критериям. Задачи не определены, потому и критериев пока нет. Но Севастополь вообще тема отдельная. Сегодня же я предлагаю разобраться в особенностях досрочных выборов на примере более традиционного региона.

***

Республика Марий Эл — в полном смысле слова глубинка. Даже в столице Йошкар-Оле, не говоря уже о райцентрах и селах, ощущаешь себя будто в сельской местности. Отсюда и традиционные консервативные настроения, опасения революционных перемен. В сознании многих жителей Марий Эл доминирует патернализм, сохраняется надежда на сильное государство. А если вспомнить, что в советский период регион был территорией с развитым военно-промышленным комплексом, серьезной базой для подготовки инженерно-технических специалистов, то становится понятным, почему ностальгия является определяющим политический выбор фактором.

Республика отличается большим числом пенсионеров. Это практически каждый третий житель Марий Эл — более 208 тысяч из 685 тысяч человек, проживающих в регионе. При этом 30% пенсионеров трудятся. Отчасти поэтому уровень жизни, предпринимательской активности, промышленного производства здесь существенно ниже, чем в среднем по Приволжскому федеральному округу. В 2016 году республика находилась среди регионов, имеющих худшие в стране ключевые макроэкономические показатели. Например, по индексу промпроизводства она занимала 66-е из 85-ти мест. 79-м из 85-ти был показатель объема выполненных в строительстве работ. Среднедушевые денежные доходы населения лишь в трёх российских регионах — Республиках Тыва, Калмыкия и Ингушетия — были ниже, чем в Марий Эл. В регионе отмечался один из самых низких показателей соотношения уровня доходов к стоимости фиксированного набора потребительских товаров и услуг (79-е место из 85-ти). И так далее, и тому подобное. В общем, социально-экономическое состояние далеко не радужное.

Социальный заказ на нереволюционные перемены и новые лица в региональной политике очевиден. Это неудивительно. Бывший глава Леонид Маркелов явно пересидел. Он руководил республикой с 17 января 2001 года. 6 апреля 2017 года был отправлен в отставку по собственному желанию. А еще через несколько дней — задержан специальной прибывшей в Йошкар-Олу из столицы группой сотрудников ФСБ по подозрению в получении взяток на общую суму 235 миллионов рублей и этапирован в Москву.

Напомню, что Леонид Маркелов возглавил регион в результате выборов, победив в 2001 году на тот момент действующего главу коммуниста Вячеслава Кислицына. На его фоне Маркелов выглядел достаточно прогрессивно. Он смело менял старых руководителей, ставя на их места новых, энергично выступал с инициативами по экономическому развитию республики, активно привлекал федеральные деньги. И параллельно боролся с марийским национализмом. Под соусом борьбы с «сепаратизмом» власть направила свои усилия на раскол марийского движения, разделения марийцев на «своих» и «чужих». Возможно, отчасти и эти действия аукнулись сейчас Маркелову. Против Леонида Маркелова выступали многие этнические марийцы. На самом деле национализм в Марий Эл выражен крайне слабо и проявлялся именно как протест против действий региональной власти, не подвергая сомнению основы российского федерализма.

И все же поначалу Маркелов был благом для республики. В регионе значительно снизилась уличная преступность. Глава коренным образом перестроил центр Йошкар-Олы, превратив в копию средневекового европейского города. Это даже стало привлекать туристов, поток которых за 15 лет увеличился в разы. Республика участвовала в различных ФЦП: строились ФОКи, ФАПы, создавалась комфортная среда обитания, реализовывались многие другие федеральные проекты. Но, по оценкам специалистов, именно экономически непросчитанное, другими словами, показушное участие в софинансировании федеральных программ и привело Марий Эл к банкротству. Сумма внешнего долга республики сейчас составляет практически половину республиканского бюджета, или почти 12 миллиардов рублей.

Все годы руководства Маркелова в Марий Эл сохранялись одни и те же проблемы: трудные условия для ведения бизнеса, что вызывало уход местных капиталов за пределы региона, отток кадров, в первую очередь молодых и квалифицированных, и вытекающая из этого бедность населения по сравнению с другими субъектами РФ. Многие решения, которые могли стать прорывными, реализовывались только на бумаге. Такая судьба постигла индустриальный парк, агентство инвестиционного развития. Отражать в отчетах реальное положение дел для руководителя любого ранга становилось даже опасным. За объективность можно было потерять работу и получить «волчий билет». В органах государственного и муниципального управления, в руководстве партии «Единая Россия» собрались представители возрастной категории граждан.

Поражает неразвитость автодорожной инфраструктуры республики. Почти 98% дорог сейчас требуют немедленного капитального ремонта. В последнее время к этим транспортным проблемам добавились ликвидация авиасообщения (до 2016 года оно и так сохранялось только с Москвой), закрытие автовокзала. Всё это создавало и внешнее впечатление, и внутреннее отношение жителей к своему региону, как к глубокой периферии России, до которой Москве нет дела. А непрозрачность при принятии решений выглядела уже как система работы государственных и муниципальных органов, вызывала пересуды о мафии, засевшей в высших эшелонах власти и разворовывающей государственные деньги. Москва далеко, зато на месте всемогущий Леонид Маркелов.

Серия арестов и задержаний, последовавших за арестом главы республики, только подогрела эти настроения. Ведь протест против Маркелова — это не просто эмоциональная усталость от личности руководителя, за почти два десятилетия выстроившего под себя жесткую репрессивную административную систему, не терпящую конкуренции и гласности. Это протест беднеющих и не услышанных властью людей против всей когорты местных бессменных начальников. О каком удовольствии от псевдоевропейских архитектурных новоделов Йошкар-Олы можно говорить при окружающей безнадеге? На самом деле в регионе созрела классическая революционная ситуация, когда низы не хотят, а верхи не могут. Но, кстати, и не хотят тоже! И без решения Кремля не захотели бы!

Протестные настроения с каждым электоральным циклом проявлялись всё отчетливее. В 2012 году результаты на президентских выборах в республике еще коррелировались со средними по РФ (59,98% в сравнении с 63,6% по России «за» Владимира Путина, при этом 22,09% - «за» Геннадия Зюганова при 17,18% по России). К 2015 году, после возврата всенародного голосования на выборах региональных глав, многое изменилось. С действующим главой Леонидом Маркеловым тогда активно конкурировал коммунист Сергей Мамаев из соседнего Кирова. Маркелов выиграл в первом туре с подозрительным результатом в 50,78% против 32,31% у Мамаева. К тому же необходимо отметить, что исключительно за счет сельских районов. В Йошкар-Оле победил Мамаев.

В 2016 году на думских выборах «Единая Россия» в республике набрала заметно меньше, чем в среднем по стране: 46,7% против 54,2% по России. И это при наличии громадного давления на оппозицию со стороны власти. Более того, республика стала одним из немногих регионов, где по одномандатному округу в Государственную Думу прошел коммунист Сергей Казанков. Он обошел этническую марийку, ставленницу Леонида Маркелова Ларису Яковлеву, с результатом 133 447 голосов против 107 112. Иначе, как разгромом, такой эффект от применения административного ресурса назвать нельзя.

Хочется подчеркнуть, что в кампании победившего коммуниста были тоже активно задействованы национальные марийские организации. Это оппозиционные Маркелову «Марий Ушем» («Союз мари») и «Марийский мир — XXI век», обладающие значительным влиянием на представителей марийского народа. Поэтому триумф КПРФ в Марий Эл — это, конечно, голосование не против федерального Центра, президента и правящей партии. Это вызов против местных порядков — экономического застоя и атмосферы страха, царящей в республике. Это протест и против притеснения части марийских организаций. Такие выводы подтверждает свежая социология. Результаты замеров, проводившихся в апреле этого года (уже после заключения Маркелова под стражу), свидетельствуют, что поддержка КПРФ в республике не превышает 21%. В это же время «Единую Россию», несмотря ни на что, поддерживают 46% респондентов, что примерно соответствует средней цифре по Российской Федерации.

Республика живет ожиданием перемен. Это проявляется в слухах, откровенных разговорах на улицах, в комментариях в соцсетях и публикациях в СМИ. Живо обсуждаются освобождения от занимаемых должностей соратников бывшего главы. Люди начинают понимать, что за высказывание собственного мнения уже не будут наказаны или уволены с работы. Хотя наследие «маркеловщины» продолжает ощущаться. Происходящее немного напоминает времена гласности конца 80-х годов прошлого века. Тогда от возможности критиковать власть в открытую захватывало дух, но настороженность какая-то у большинства людей всё же сохранялась. Да, республика в общественно-политическом плане, действительно, глубоко отстала от большинства российских регионов. Но, кажется, в Марий Эл хоть и с большим опозданием подул свежий ветер перемен.

Новый временно исполняющий обязанности главы Александр Евстифеев за неполных два месяца приобрел репутацию жесткого, но доступного и справедливого руководителя. Однако от него ожидают более решительных действий. В числе первоочередных задач — повышение уровня жизни, то есть борьба с бедностью и, как один из шагов в этом направлении — возвращение в республику бизнеса, а значит, налогов и рабочих мест.

Явных конкурентов у Евстифеева пока нет. Времени прошло мало, все активные политические акторы к нему пока только присматриваются. Впрочем, в регионе вновь проявился первый секретарь Кировского обкома КПРФ Сергей Мамаев (тот самый, который на выборах 2015 года «дышал в затылок» Маркелову и в результате стал вторым). Он выступил с критикой Евстифеева в серии статей на интернет-ресурсах, а также в партийной газете КПРФ. Однако известно, что его активная деятельность вызывает недовольство местных марийских коммунистов и лично лидеров Марийской республиканской организации КПРФ — первого секретаря Ивана Казанкова и депутата ГД Сергея Казанкова.

Расклад получается забавный: коммунисты Кировской области (Мамаев) против коммунистов Республики Марий Эл (Казанков). Такая местечковая склока явно не на пользу имиджу КПРФ, поэтому, скорее всего, на федеральном партуровне решат навести в данной ситуации порядок. Что, возможно, намечающуюся предвыборную интригу и снимет. И тогда можно будет сказать, что Кремль принял верное решение, решившись на отставку Маркелова в самый последний момент, незадолго до выборов. Этот шаг не оставил коммунистам времени для переговоров и использования антикоррупционных настроений в республике с целью подъема собственных рейтингов. Хотя надо признать, и без того позиции Сергея Мамаева в Марий Эл довольно высоки. Его второе место на прошлых выборах главы республики у многих в памяти.

Ну, а у Александра Евстифеева при этом есть собственный туз в рукаве, который понятен если не рядовым избирателям, то местным политическим элитам. И козырь этот — бэкграунд и нынешние связи врио. Хоть и пришел он в регион из Арбитражного суда Московской области, для Приволжского федерального округа человек не новый. В начале нулевых работал в должности заместителя полпреда президента в ПФО у нынешнего куратора внутренней политики в Администрации президента Сергея Кириенко. Ни у кого не вызывает сомнений, что именно Кириенко приложил руку к продвижению своего бывшего зама на этот пост. Поэтому основная загадка текущего этапа кроется в ответе на следующий вопрос: захочет ли группа коммунистов Казанковых, вспоминая успех однопартийцев в Иркутской области, бороться против ставленника Владимира Путина и Сергея Кириенко или же предпочтет худой мир доброй ссоре? До разрешения ситуации остается всего несколько недель.

Игорь Шатров, политолог

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2017/06/08/respublika-mariy-el-pered-vyborami-kogda-moskva-daleko-a-glava-blizko
Опубликовано 8 июня 2017 в 10:53
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами