• USD 59.26 +0.25
  • EUR 69.50 -0.02
  • BRENT 63.59

Евродепутат от Латвии: Скоро дотации из еврофондов сменятся кредитами

Татьяна Жданок. Фото с личной страницы в соцсети.

Евродепутат Татьяна Жданок («Русский союз Латвии») опубликовала на портале grani.lv колонку, посвященную будущности государства после того, как оно лишится поступлений из европейских структурных фондов.

«Что будет с европейскими фондами после 2020 года? Этот вопрос задал мне в ходе моего предыдущего приезда в Даугавпилс наш депутат в городской Думе Юрий Зайцев. Интерес закономерен: сейчас около трети денег, расходуемых самоуправлениями Латвии — это прямые дотации Евросоюза, распределяемые при помощи фондов ЕС. Я обещала обобщить и опубликовать информацию, что и делаю. Евросоюз сейчас живет по семилетнему плану, принятому на период 2014—2020 годов. Потом наступит новая семилетка. Её бюджет предстоит принять через три года. Он будет судьбоносным для наших городов и лично многих латвийцев, занятых в строительстве, дорожном хозяйстве и сельском производстве», — отмечает Жданок.

Она подчеркивает, что Латвия является страной, которая получает средств из фондов ЕС намного больше той суммы, что выплачивает в «общую копилку» в виде взносов. «Упрощенно говоря, за каждый евро, что мы отдаем Брюсселю, обратно мы получаем четыре. За счет брюссельских дотаций формируется примерно пятая часть валового внутреннего продукта Латвии. Все это происходит в рамках программы „кохезии“, или, по-русски, „выравнивания“ уровня развития регионов ЕС. На самом деле деньги по этой программе не привели ни к какому выравниванию экономик бедных стран ЕС по отношению к богатым, но дороги и другие инфраструктурные объекты все-таки у нас были построены, рабочие получили зарплату, а бюджет — налоги. Вот уже пару лет как курсируют упорные слухи о том, что программа выравнивания к началу следующей семилетки будет полностью свернута. Симптомы такого сценария налицо: заложенные в бюджет Евросоюза на нынешний 2017 год выплаты странам Восточной Европы через так называемые структурные фонды сокращены по сравнению с предыдущим годом примерно на четверть», — отмечает евродепутат.

По ее словам, на днях Европарламент обсуждал на своем пленарном заседании будущее политики выравнивания после 2020 года и утвердил два доклада по этой теме. «На первый взгляд, они носят слишком общий характер. Один — о технической помощи в выполнении проектов программы „кохезии“ (необходимость которой в докладе не оспаривается), другой — о „балансе финансовых инструментов и грантов“. Именно в слове „баланс“ собака и зарыта. До сих пор нечего было „балансировать“: вся помощь шла в виде прямых дотаций. То есть деньги, полученные нашей страной в форме грантов, не нужно было через какое-то время отдавать назад. Но вот теперь руководство ЕС меняет акцент с грантов в пользу неких „финансовых инструментов“. Под этим стыдливым наименованием прячутся банальные кредиты. С этим понятием наши люди хорошо знакомы и понимают, что кредиты положено возвращать. То есть полностью меняется подход. Официально предложения Еврокомиссии будут озвучены только летом, но все признаки такого подхода налицо. Парламентская резолюция хоть и говорит о „балансе“, но надо понимать, что это означает неизбежный переход помощи Евросоюза в форму кредитов. Остается открытым вопрос, насколько долго и в каком объеме сохранится помощь в виде грантов. Также важен вопрос о кредитных ставках и сроках возврата. Очевидно и в будущем возможны проекты, финансирование которых при помощи кредитов от Еврокомиссии на деле будет приближено к невозвращаемым субсидиям», — считает Татьяна Жданок.

Она добавляет, что новый подход не ограничится только переходом к кредитному финансированию. «Очень похоже, что Еврокомиссия предложит изменение принципа распределения финансовой помощи. Скорее всего, впредь ее будут выделять странам-получателям не по принципу „всем сестрам по серьгам“, а под заинтересовавшие Еврокомиссию отдельные проекты, нарушая пропорциональность финансирования. При этом приоритет могут получить не страны, наиболее отстающие от среднего уровня развития, а те, которые способны нанять лучших экспертов, выделить большее собственное финансирование под наиболее смелые и масштабные проекты и минимизировать коррупцию. Кроме того, Еврокомиссия может попросить для себя полномочия проверять эффективность вложений на любом этапе. И еще одно революционное новшество: выделение денег под уже утвержденные проекты можно будет остановить в ходе их реализации, если государство откажется участвовать в общих программах ЕС. Например, в программе равномерного распределения беженцев по всем странам — членам Евросоюза. Сейчас остановить финансирование под осуществляемые проекты невозможно, как бы плохо государство себя ни вело», — уверена политик.

Напомним, что значительную часть своих доходов Латвия получает из еврофондов. «Для стран Прибалтики в экономической сфере приближается так называемый „идеальный шторм“. Так называют сочетание двух или более не связанных между собой факторов, усиливающее суммарный разрушительный эффект. Начиная с 2018 года, начнётся сокращение финансирования, поступающего из структурных фондов ЕС. В 2020-м это финансирование окончательно исчезнет. Сейчас из данных источников поступает от пятой части до четверти латвийского бюджета. Нынче в обмен на каждый евро, вложенный Латвией в общеевропейский „котел“, страна получает назад примерно четыре евро — однако скоро эта „манна небесная“ закончится. Одновременно и Россия полностью выводит из Латвии свой транзит, который тоже даёт ощутимую часть бюджетных поступлений. Таким образом, наше государство к 2020 году рискует оказаться в бедственном положении», — заявил ранее корреспонденту EADaily сопредседатель партии «Русский союз Латвии» Мирослав Митрофанов.

«Мы ещё толком не знаем, что предпримет Евросоюз после 2020 года. Возможно, обрыв в финансировании не будет столь радикальным — ведь разговора о том, что платежи прекратятся полностью, пока не идёт. Возможно, что они примут другую форму — долгосрочных кредитов, гарантийных обязательств, субсидий на стимулирование бизнеса и т. д. Насколько такие меры смогут заменить прямые инфраструктурные вложения, ещё никто не знает. В худшем случае, после 2020 года в Латвии повторится ситуация 2008 года, когда страну постиг тяжкий финансово-экономический кризис. Возможности для маневра в новой ситуации очень ограничены, ведь Латвия, естественно, не может девальвировать евро (напомню, страна перешла в еврозону с 2014-го) по своему усмотрению. Будут, как и в 2008-м, сокращать чиновничью армию (начало этого процесса наблюдается уже сейчас), „резать“ зарплаты в госсекторе, продолжится отток населения. Другое дело, что в отличие от 2008-го, возможности трудовой эмиграции окажутся минимальными. Раньше большинство латвийцев оседали в Великобритании, но теперь, в связи с известными событиями, эта страна для них закрывается. Остается обширный германский трудовой рынок, но там гораздо более сильная конкуренция, да и языковой барьер сказывается — всё-таки большинство из нас в школе учили английский, а не немецкий. В общем, эмиграция из Латвии окажется под силу, главным образом, тем, кто и так крепко стоит на ногах: профессиональной элите, специалистам своего дела, вроде опытных врачей и инженеров. Но если говорить о представителях рабочих специальностей, то они окажутся в затруднительном положении — в Германии нет такого количества неквалифицированных трудовых мест, чтобы устроить всех латвийцев. Кому-то удастся сесть на социальные пособия в других странах, но эти системы будут переформатироваться таким образом, чтобы выплачивать деньги только тем, кто реально успел проработать какой-то срок», — считает Митрофанов.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2017/05/22/evrodeputat-ot-latvii-skoro-dotacii-iz-evrofondov-smenyatsya-kreditami
Опубликовано 22 мая 2017 в 17:14
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Twitter
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами