• USD 59.08 -0.60
  • EUR 69.65 -0.59
  • BRENT 62.72 +2.17%

''Россия — Исламский мир'': долгая борьба за золото шейхов

Фото из Instagram Рамзана Кадырова подписано «С Братом @rusminnikhanov»

16−20 мая в Чечне и Татарстане попеременно проходит III заседание группы стратегического видения «Россия — Исламский мир». Первые три дня его участники будут находиться в Грозном, а 19−20 мая отправятся в Казань и посетят Болгар — древнюю столицу Волжской Булгарии, где примут участие в празднике «Изге Болгар джиены», посвященном принятию ислама предками казанских татар в X веке.

Созданная в 2006 году группа стратегического видения «Россия — Исламский мир» по задумке Москвы должна была стать своего рода площадкой для налаживания связей между Россией и зарубежным мусульманским миром. В 2005 году Россия получила статус наблюдателя в Организации «Исламская конференция» (в 2011 года переименована в Организацию исламского сотрудничества) и чтобы использовать открывшиеся возможности, было решено учредить подобную группу. Тогда ее в качестве сопредседателей возглавили глава Торгово-промышленной палаты России, известный востоковед Евгений Примаков и тогдашний президент Татарстана Минтимер Шаймиев, которые и провели пять ее заседаний: в Москве, Казани, Стамбуле, Джидде и Кувейте. Последнее прошло в 2009 году, после чего функционирование этой группы на пять лет фактически прекратилось, хотя и было принято решение создать постоянный секретариат группы со штатом сотрудников. Впоследствии секретариат был оформлен и зарегистрирован как Некоммерческое партнерство «Стратегическое партнерство с исламским миром».

В 2014 году решено было возродить работу группы, ее председателем был поставлен уже новый президент Татарстана — Рустам Минниханов. Выбор был вполне логичным: Минниханов — частый гость в мусульманских странах, куда он регулярно выезжает в поисках инвестиций для Татарстана, позиционируя последний в качестве «почти исламской республики».

Однако к тому времени гораздо более заметной фигурой в качестве исламского политика стал глава Чечни Рамзан Кадыров: он публично демонстрировал свою религиозность, в регионе исламское духовенство получило гораздо больше функций, чем в Татарстане, а шариат стал де-факто частью общественных отношений. Более того, нередко эксперты рассуждали о неофициальном соперничестве между Кадыровым и Миннихановым в том, кого считать исламским лидером России. Впрочем, сам Кадыров всегда старался подчеркивать старшинство Минниханова, называя его «старшим братом».

В 2015 и 2016 годах заседания группы «Россия — Исламский мир» прошли в Москве и Казани соответственно. В этом году заседание впервые провели в Грозном и в Казани, чтобы в рамках одного мероприятия провести еще Kazansummit-2017 и «Изге Болгар джиен».

Трудно сказать, насколько эффективна и какова практическая польза от подобных заседаний группы «Россия — Исламский мир». С одной стороны, все, что говорится на подобных встречах, абсолютно правильно и справедливо: надо бороться с терроризмом и экстремизмом, нельзя допускать использования ислама в политических целях, нужно развивать и крепить сотрудничество России и мусульманских стран. Однако насколько это удается воплотить в жизнь на практике? Если посмотреть состав участников, особенно приглашенных зарубежных гостей, то около половины из них составляют бывшие руководители: «бывший президент», «бывший премьер-министр», «бывший министр иностранных дел», «бывший министр транспорта», «бывший заместитель министра» и т. д. Насколько эти люди, находящиеся сейчас в отставке, влиятельны в своих странах? Могут ли они пролоббировать у себя дома какие-то решения, которые будут в унисон тому, что говорилось на форуме в Грозном?

Впрочем, не обошлось и без курьезов. Поводом для одного из них стало заявление главы Агентства инвестиционного развития Татарстана Талии Миннуллиной, которая на брифинге в Казани заявила о необходимости развивать «халяль IT», взяв за образец арабские страны. «Если вы бывали в Арабских Эмиратах, то, наверное, заметили, что если открывать какие-то Интернет-ресурсы, то там они на своем государственном уровне даже фильтруют контент. То есть халяль IT — это программное обеспечение своего рода, которое позволяет фильтровать содержательную часть Интернет-ресурса», — рассказала Миннуллина журналистам, отметив, что «у меня нет детей, но есть племянницы, они не такие глубоко религиозные, но я бы хотела, чтобы на их телефонах и IPad было установлено такое программное обеспечение». Подобные рассуждения 32-летней чиновницы вызвали в рунете вопросы: чем тогда, например, программа «Родительский контроль», устанавливаемая на компьютере для блокировки порнографии, отличается от «халяль IT»? Можно ли смотреть по «халяльному Интернету» детям мультфильм про поросенка Фунтика и передачу «Спокойной ночи, малыши» с главным кукольным героем Хрюшей?

Очевидно, что желание затащить в Татарстан инвестиции из арабских стран стало своего рода «идеей фикс» для Талии Миннуллиной. Ранее EADaily уже сообщало, как глава татарстанского АИР сменила имидж, чтобы понравиться арабским шейхам. Теперь же выясняется, что в АИР РТ готовы внедрить и «халяльные IT», только чтобы сделать регион похожим на Объединенные Арабские Эмираты.

Тем не менее, думаю, что все эти совершенно бесплодные усилия в Татарстане и дальше будут продолжаться. Провал с открытием первого исламского банка в Татарстане (Центр партнерского банкинга, созданный как филиал Татфондбанка и Татагропромбанка в марте 2016 года, перестал функционировать после краха своих учредителей в начале 2017 года — прим. EADaily ) не остановил желание местной элиты попробовать еще раз создать нечто подобное в Казани. Здесь стараются проявить упорство: даже заседание группы «Россия — Исламский мир» решили в Татарстане использовать не только для болтовни под лозунгом «за все хорошее и против всего плохого», но и в расчёте на какую-то конкретную пользу. Поэтому это мероприятие объединили с Kazansummit-2017. Но если в Грозном говорили о необходимости бороться с терроризмом, то в Казани будут говорить о том, как будет хорошо и прекрасно, если исламские страны вложат свои деньги в экономику Татарстана. Пока, правда, арабские шейхи не спешат, несмотря на хиджабы на чиновницах и «халяльные IT».

Как это будет ни горько для татарстанских руководителей, отмечу: в Чечне уже сумели привлечь инвестиции из арабских стран. Так, в строительство международного университета в Грозном вложились ОАЭ, став соучредителем вуза, а наследный принц Мухаммед бен Заид аль-Нахайан собирается открыть в Чечне филиал фонда имени шейха Халифа бен Заида аль-Нахайана, носящего имя главы Эмиратов и отца принца.

С ноября 2016 года Кадыров (как и до этого многократно Минниханов) выезжал в три арабские страны — Саудовскую Аравию, Бахрейн и ОАЭ. За это время глава Чечни сумел привлечь инвестиции без саммитов и без наличия исламских банков в Грозном.

Глядя на это, невольно задаешься вопросом: получается, что «младший брат» проворнее и удачливее «старшего», а Чечня привлекательнее для исламских инвестиций?

Айдар Мубаракзянов, политолог

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2017/05/18/rossiya-islamskiy-mir-dolgaya-borba-za-zoloto-sheyhov
Опубликовано 18 мая 2017 в 11:34
Все новости

17.11.2017

Загрузить ещё
Аналитика
ВКонтакте
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами