• USD 59.08 -0.60
  • EUR 69.65 -0.59
  • BRENT 62.72 +2.17%

Смена власти в Омане: тайна запечатанных конвертов

Султан Кабус бен Саид. Иллюстрация: sondakikahaberleri.info.tr

Здоровье оманского султана Кабуса в последние годы резко ухудшилось. В стране говорят о смене власти, но никто не знает имени нового правителя.

Защитник отечества и отец народа

От султана Кабуса бен Саида в Омане нигде не скрыться. Он присутствует везде. Его портреты встречают гостей султаната в аэропортах, на вокзалах и в морских портах. Их можно увидеть на дорогах, в школах, университетах, больницах, на стадионах. Короче, повсеместно. Главные мечети всех оманских городов носят имя правителя. Кстати, такое отношение к живым людям в исламском мире большая редкость.

Наверное, почти каждый из четырех миллионов оманцев, исключая, конечно, грудных детей, может рассказать свою историю, связанную с Кабусом. Султан, конечно, много раз изъездил всю страну вдоль и поперек, открывая новые школы, больницы, водоочистные сооружения и встречаясь с подданными. Кому-то он дал денег на открытие своего бизнеса, кому-то помог достать редкое лекарство или устроить ребенка в школу. Любовь к отчизне в султанате Оман уже давно слилась с любовью и искренним уважением к монарху, который безраздельно правит почти полвека.

Кабус пришел к власти не совсем конституционным или вернее, совсем неконституционным путем. В 1970 году он совершил военный переворот, поддержанный бывшей метрополией — Великобританией. Путч был направлен против султана Саида бен Таймура, отца Кабуса, у которого в числе прочего имелись и проблемы с психикой. Как рассказывал один из заговорщиков, Саид, когда ему сказали, что он должен покинуть трон, в гневе выхватил из пышного одеяния пистолет и выстрелил себе в ногу, случайно, конечно же. Это была единственная кровь, пролившаяся в результате военного переворота в Омане. Прежнего правителя отправили в Лондон доживать свой век в роскошной гостинице «Дорчестер», где он и скончался двумя годами позже.

Все без малого полвека своего правления Кабус старательно создавал имидж отца народа и защитника страны. Благодаря не так давно открытым нефтяным богатствам ему удалось резко поднять уровень жизни в Омане и превратить султанат в современное государство, одного из главных игроков в арабском мире. Когда Кабус пришел к власти, Оман был одним из самых бедных государств Ближнего Востока. В стране было всего лишь три школы и несколько километров асфальтированных дорог. 66% взрослого населения было неграмотно. Среди женщин этот показатель был значительно выше — 88%. Каждый пятый ребенок умирал до достижения пятилетнего возраста, а средняя продолжительность жизни полвека назад составляла всего лишь 49,3 года!

При Кабусе бен Саиде ВВП Омана вырос с $ 256 млн (1970 г.) до более чем $ 70 млрд. В султанате сейчас 1230 школ, неграмотность среди взрослого населения снизилась до 5,2%. В Омане 59 больниц. Средняя продолжительность жизни выросла в полтора раза, до 76 лет.

Сейчас эта аравийская страна со скромными по меркам Персидского залива запасами нефти и газа считается одной из наиболее пригодных для проживания в регионе. Если не заниматься политикой, то быть оманцем очень выгодно и комфортно: в султанате неплохое образование, четко работают социальные службы.

Во всем, что касается стремительного взлета Омана, чувствуется и видна рука султана Кабуса. Он принимал участие во всех делах и начинаниях, начиная разработки советов, как оманцам следует мыть машины, и заканчивая законами и советами, как открывать собственный бизнес. Не удивительно, что оманцы искренне любят и уважают правителя. Сейчас, правда, они следят не за поездками султана, который крайне редко покидает дворец, а за его здоровьем. Кабусу идет 77-й год. Возраст не такой уж и старый, но здоровье правителя оставляет желать лучшего. О проблемах со здоровьем Кабуса заговорили в 2014 году. По слухам, опровергаемым пресс-службой дворца, у него рак толстой кишки. В прошлом году султан два месяца находился на лечении в Германии, после чего три месяца восстанавливался в Омане. Но и после этого он сейчас крайне редко появляется на публике.

Кабуса при всем желании трудно назвать демократом, потому что он сконцентрировал в своих руках чрезвычайно большую власть. Он и премьер-министр, и министр обороны, и министр иностранных дел, и министр финансов и президент центрального банка в одном лице. Показательно, что в прошлом году за время отсутствия султана и его восстановления после лечения в Омане не вышло ни одного более-менее важного указа, не было принято ни одного закона.

Как в Голливуде

Естественно, подданные Кабуса и не только они, учитывая роль, которую небольшой султанат в юго-восточном углу Аравийского полуострова играет в регионе и мире, говорят о приближающейся смене власти и новом правителе Омана. Здесь возникает большой знак вопроса, потому что имя преемника Кабуса неизвестно.

История со сменой власти в Омане напоминает классический детектив с элементами не менее классической «Тысячи и одной ночи». В 1976 году Кабус женился на двоюродной сестре Саиде, больше известной как Камила. Брак оказался недолгим и, что самое главное, бездетным. После развода он решил остаться холостяком. Это значит, что прямых наследников у правителя Омана нет. С другой стороны, у Кабуса, по мнению экспертов по праву, 85 потенциальных наследников, членов королевской семьи Саидов по мужской линии, имеющих обоих родителей оманцев.

Согласно действующей конституции, принятой, кстати, при Кабусе, после смерти султана нового правителя должен выбрать семейный совет. На это родственникам Кабуса отведено три дня. Если прийти к консенсусу саидитам не удастся, то на сцене появятся два… конверта.

Вскрытие конвертов, находящихся в султанских дворцах в столице Маскате и южном городе Салала, наверняка, напомнит церемонию вручения Оскаров с той разницей, что в них содержится имя преемника Кабуса, выбранного им самим и скрытого до часа Х. Уже на этом этапе начинаются неясности. Если в существовании запечатанного конверта с именем преемника Кабуса в столичном дворце султана никто не сомневается, то существование второго конверта пока можно считать слухами. По крайней мере, официальных подтверждений его существования нет. Так же, как не совсем ясно, то же имя содержится во втором конверте при условии, конечно, его существования или другое. Очевидно, что второй конверт приготовлен на тот случай, если с первым что-то случится.

Тумана в вопросе престолонаследования хватает. Например, по слухам, в каждом конверте может содержаться два имени преемника — главного претендента, выбранного Кабусом, и его замены на тот случай, если с ним что-то случится и он по каким-то причинам не сможет взойти на престол. Говорят также, что члены семейного совета, скорее всего, несколько нарушат распоряжение султана и вскроют конверты сразу после его смерти, чтобы прежде чем выбирать нового султана, ознакомиться с его выбором.

Династия аль-Саидов правит Оманом уже 14 поколений. Тем удивительнее, что династия, так долго управляющая страной, до сих пор не разработала четко отлаженный механизм престолонаследования.

Впрочем, в отношении таинственности все как раз более-менее понятно.

«В истории семьи аль-Саидов известны случаи междоусобных разборок между принцами в борьбе за власть, — объясняет причины решения султана Кабуса политический аналитик и специалист по Оману Ахмед аль Махайни. — Причем, порой дело доходило даже до убийств. Если преемник Кабуса будет известен заранее, то может найтись немало желающих натравить членов королевской семьи друг на друга. Если же наследник будет неизвестен до самой последней минуты, то обстановка в стране может остаться стабильной».

Вероятно, по этой же причине Кабус, пожалуй, все время пребывания у власти пытался обойтись без фаворитов среди родственников по мужской линии, чтобы избежать слухов о том, что он уже выбрал наследника. Тем не менее, политологи, хорошо знакомые с обстановкой в Омане, считают наиболее вероятными кандидатами на трон кузенов султана Кабуса, трех сводных братьев бен Тариков: Асада, Шихаба и Хайтама. К слову, именно их сестра была сорок лет назад единственной супругой султана.

Около двух месяцев назад ситуация с наследником, по мнению одних, несколько прояснилась, а по мнению других, еще больше запуталась. 2 марта правительственные СМИ объявили о назначении Асада бен Тарика, имя которого, по всеобщему мнению, содержится в одном или обоих конвертах с именами наследников, на пост заместителя премьер-министра по международным отношениям и сотрудничеству, т. е. фактического министра иностранных дел. В конце марта стало известно о новом усилении позиций Асада, который в свое время командовал танковыми войсками, а перед назначением замом премьера уже был «спецпредставителем» султана. Кабус послал его представлять Оман на саммит Лиги арабских государств в Иорданию. Эти два события дают основания предполагать, что Асад бен Тарик является одним из главных, если не самым главным кандидатом на трон после кончины Кабуса. Конечно, у него есть соперники — сводные братья Хайтам, министр по делам культуры и наследия, и Шихаб, бывший командующий военно-морским флотом Омана. Всем им уже за шестьдесят.

В дипломатических кругах распространено мнение, что Кабус невысоко оценивает деловые и иные способности родственников. Это, не исключено, тоже одна из причин не торопиться называть имя преемника. Наверняка, у него была мысль искать наследника не только в семье. Например, можно поискать кандидата на престол среди трех «китов» оманской политической инфраструктуры — племенных шейхов, руководства службы безопасности или делового сообщества. Но даже если султан Кабус обойдет их своим вниманием и все же выберет в преемники родственника, это не значит, что они оставят смену власти без своего внимания. Перечисленные выше группы могут попытаться оказать давление на семейный совет, поддержав одного из существующих кандидатов или выдвинув нового, например, из более молодого поколения клана аль-Саидов. Такой «черной лошадкой» вполне может стать 37-летний Таймур, сын Асада бен Тарика, о способностях которого высоко отзывались американские дипломаты в опубликованной сайтом WikiLeaks телеграмме.

Чудеса ловкости

По мнению наблюдателей, страсть султана Кабуса к тайнам объясняется не только желанием сохранить стабильность в Омане, т. е. внутренними причинами, но и причинами внешними. Оман граничит с Саудовской Аравией (КСА) и Объединенными Арабскими Эмиратами (ОАЭ). Немаловажно и то, что от Ирана его отделяет всего лишь менее 60 километров водной глади Ормузского пролива. Наибольшие опасения у Кабуса в отношении ОАЭ, которых он обвиняет во многих грехах и, например, в создании шпионской сети в оманской армии.

Султан Кабус много лет ловко маневрировал между региональными державами, играя на их противоречиях. Маскат сохраняет тесные экономические и политические связи не только со своим давним торговым партнером Ираном, но и с его злейшим врагом — Саудовской Аравией. Кроме Лиги арабских государств, он входит в Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива (GCC).

«Не секрет, что в других странах GCC существует стойкое негативное восприятие укрепляющихся отношений Омана и Ирана, — приводит Christian Science Monitor (CSM) слова политического аналитика Джорджио Кафьеро, директора консалтинговой компании из Вашингтона Gulf State Analytics. — Существует высокая вероятность того, что другие члены GCC, главным образом, Саудовская Аравия и ОАЭ, попытаются надавить на преемника Кабуса, чтобы заставить его проводить внешнюю политику, устраивающую Эр-Рияд и Абу-Даби и направленную если не против Тегерана, то хотя бы менее дружественную по отношению к нему».

При Кабусе Оман играет роль главного переговорщика в очень сложном и полном противоречий и конфликтов регионе. Из главных достижений султана на этом поприще можно вспомнить достижение договоренности по освобождению американских заложников, удерживаемых в посольстве США в Тегеране. Именно султан тогда усадил за стол переговоров представителей Ирана и США. Именно Оман стал площадкой для очень важных переговоров, закончившихся в 2015 году подписанием соглашения по ядерной программе ИРИ.

Оман считается наиболее светским государством среди арабских монархий Персидского залива. 65% населения султаната исповедуют ибадизм, отличное от суннизма и шиизма течение ислама, по мнению специалистов, наиболее мирное и спокойное. Это обстоятельство, к слову, возможно, объясняет посредническую роль Кабуса и оказывает существенное влияние на отношения султаната с другими арабскими монархиями Ближнего Востока, государственной религией в которых является ислам суннитского толка. Нельзя сказать, что отношения между ибадизмом и суннизмом такие же сложные, как между суннизмом и шиизмом, но все же абсолютно безоблачными их назвать нельзя.

Соседи по Персидскому заливу относятся к султану Кабусу неоднозначно. Показательный штрих: после мартовских взрывов бомб в Дамаске, сопровождавшихся многочисленными жертвами, Маскат отправил правительству Сирии телеграмму с соболезнованиями. В Вашингтоне и особенно столицах государств Персидского залива, за исключением, естественно, Ирана, к этому проявлению сочувствия отнеслись довольно прохладно.

В Маскате, со своей стороны, не скрывают недовольства войной, которую ведут в Йемене КСА и ОАЭ. Оманские власти оказывают определенную дипломатическую и, возможно, материальную поддержку хуситам, которых также поддерживает Иран. Оман одним из последних арабских государств вошел в антиджихадистскую коалицию, возглавляемую Саудовской Аравией. При этом он всячески подчеркивает, что его больше беспокоят лагеря «Аль-Каиды на Аравийском полуострове» на юге Йемена, чем ИГ, запрещенное в России.

Секретность с планами престолонаследования также помогает защищать ряд важных достижений наследия Кабуса. Например, достигнутый им после долгих лет кропотливой работы баланс сил между многочисленными племенами и представителями разных религий. Султан всегда следил за тем, чтобы везде, начиная от судов и заканчивая местные школы, сохранялось примерно равное представительство между ибадитами, приверженцами наиболее распространенного в Омане течения ислама; племенами, живущими в материковой части страны; шиитами, прибрежными торговцами, и оманскими экспатриатами из восточной Африки. Неопытный наследник легко может нарушить этот хрупкий баланс сил.

Стабильность в Омане важна не только для Аравийского полуострова и ближневосточного региона, но, без большого преувеличения можно, пожалуй, сказать, и для всей планеты. Султанат занимает стратегически очень важное положение на берегу Ормузского пролива, соединяющего Персидский залив с Оманским заливом и Аравийским морем. Контроль над этим важнейшим водным путем, через который ежегодно проходит свыше 20% мировой нефти, принадлежит Ирану и Оману, расположенным по разным его берегам.

Западные дипломаты в Маскате соглашаются, что Ормузский пролив является одним из главных трофеев в борьбе между Ираном и КСА и что, если Оман не сохранит хрупкий баланс между этими региональными тяжеловесами, то этот пролив вполне может стать причиной следующей большой войны в регионе.

Идея с конвертами, похожая на церемонию вручения Оскаров, призвана, главным образом, обеспечить спокойную смену власти в султанате. Удастся ли этот план, большой вопрос. Все соглашаются, что следующему султану придется приложить немало сил, чтобы завоевать такое же или хотя бы отчасти сравнимое доверие оманцев, как-то, которым пользовался Кабус. Еще более сложной задачей представляется уберечь страну, экономика которой зависит от нефти, от социальных потрясений, в подавляющем большинстве случаев сопровождающих резкое падение доходов от ее продажи, как сейчас происходит во всех без исключения нефтедобывающих странах.

Не стабильностью единой

Стабильность, конечно, хорошо, но с другой стороны, тайна, окружающая вопрос престолонаследования, может помешать новому султану подготовиться к решению многочисленных экономических вызовов и проблем. Следующим потенциальным кризисом в Омане вполне может оказаться кризис экономический.

Согласно расчетам и прогнозам, при нынешнем уровне добычи нефти ее запасов Оману хватит на 15 лет. Для получения бездефицитного бюджета Маскату необходима нефть не дешевле 55 долларов за баррель. При цене «черного золота» ниже 55 долларов за «бочку» у оманской экономики серьезные проблемы.

В 2011 г. по Оману прокатились многочисленные демонстрации протеста, вызванные высокой безработицей и коррупцией. Кабус тогда успокоил подданных, создав новые рабочие места в госсекторе и повысив зарплаты и бонусы госслужащим.

Многих экономистов и оманцев беспокоит то, что новый султан, не подготовленный к управлению страной и стремящийся побыстрее завоевать авторитет у подданных, наверняка будет ошибаться.

Все больше оманцев сейчас ищет работу. Если рост экономики не будет успевать за ростом армии безработных, то возникнет социальная бомба, которая может взорваться в любую минуту. Авторитет нового султана, конечно, не будет идти ни в какое сравнение с авторитетом старого правителя. Особенно, в первые годы. Такая ситуация может сломать баланс и разрушить стабильность.

Основания для опасений имеются. В прошлом году ВВП Омана сократился, по данным Национального центра статистики и информации (NCSI) на 5,1% с 69,8 млрд долларов в 2015 г. до 66,3 млрд. Главная причина столь сильного падения — низкие цены на нефть. Средняя цена барреля оманской нефти составила в прошлом году 40,1 доллара. В результате доходы нефтяной промышленности упали за год на 23,7%.

Обращает на себя внимание и резкое падение — на 17,2% доходов от производственного сектора: с 6,76 млрд долларов (2015) до 5,62 млрд.

Впрочем, в этом году, надеются экономисты, результаты будут лучше. Опять же благодаря нефти, только теперь росту цены на нее. В январе-феврале средняя цена «черного золота» поднялась до 48,6 доллара за баррель.

Правительство Омана, конечно, принимает определенные меры для снижения дефицита госбюджета. В первую очередь, сокращает расходы, т. е. пользуется жесткой экономией, а также ищет дополнительные доходы. Кроме этого, власти подняли налог на прибыль для предприятий и компаний с 12 до 15%…

Западные дипломаты обратили внимание на заметную милитаризацию сил безопасности Омана в последние годы. Тенденция эта тревожная, потому что провоцирует следующего султана отвечать силой на любые вызовы его правлению, которые вероятнее всего возникнут из-за проблем в экономике.

«Если следующий султан окажется слабым, — приводит CSM анализ одного из западных дипломатов, работающего в Маскате, — то ему, вероятно, придется опереться на армию. В такой обстановке требуется совсем немного для того, чтобы на улицах вспыхнули беспорядки. Для этого хватит одного брошенного камня.

Сергей Мануков, специально для EADaily

Читайте также: Региональный модератор: США — Оман

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2017/04/29/smena-vlasti-v-omane-tayna-zapechatannyh-konvertov
Опубликовано 29 апреля 2017 в 11:34
Все новости

18.11.2017

Загрузить ещё
Аналитика
ВКонтакте
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами