• USD 58.95 -0.43
  • EUR 66.08 -0.39
  • BRENT 45.80 +0.11%

После неудачи в Татарстане исламский банкинг пытаются внедрить в Крыму

Фото: onkavkaz.com

В Крыму принято решение учредить Центр исламского банкинга, который, как обещают организаторы, будет работать на всю Россию. Соответствующее решение было принято 26 апреля на круглом столе в Симферополе, состоявшемся в Совете министров Республики Крым.

Участие в мероприятии приняли заместитель председателя Комитета Госдумы РФ по делам национальностей Руслан Бальбек (в недавнем прошлом — вице-премьер Крыма), советник главы Республики Крым Рамиль Ахмеров, председатель Госкомитета по делам национальностей Крыма Заур Смирнов, муфтий Крыма Эмирали Аблаев, президент Международной ассоциации исламского бизнеса Марат Кабаев и президент Фонда развития исламского бизнеса и финансов Линар Якупов. Последний неофициально считается идеологом внедрения исламского банкинга и прочих институтов исламской экономики в Татарстане.

Созданная из участников круглого стола рабочая группа, руководителем которой стал Линар Якупов, рассчитывает открыть в одном из банков полуострова окно для использования исламских финансовых инструментов. Пока, правда, сами инициаторы создания Центра исламского банкинга (ЦИБ) в Крыму полагают, что реально будет создать его по типу лизинговой компании или торгового кооператива, поэтому работать он будет в основном со средним и малым бизнесом. Поскольку исламский банкинг исключает возможность получения процентного капитала, который трактуется как «харамный» (запретный), то функционировать крымский ЦИБ будет в форме соучредителя бизнес-структуры, которая обращается к нему за получением денег: например, предприниматель просит денег на открытие магазина, ЦИБ становится соучредителем этого магазина — из расчета, что 30% заработанной прибыли принадлежит ЦИБ, а 70% - бизнесмену.

При этом будет функционировать определенный фильтр в отборе поступивших заявок от бизнесменов — они должны заручиться положительной рекомендацией от автономии крымских татар, с которой будет заключено соглашение на этот счет. Помимо этого, возглавляемая Кабаевым Международная ассоциация исламского бизнеса, созданная в 2017 году, которую видят в роли соучредителя крымского ЦИБ, будет привлекать своих независимых экспертов: те, в свою очередь, будут оценивать бизнес-план обратившегося за деньгами в ЦИБ предпринимателя. Средний объем предоставления инвестирования (слово «кредит» лоббисты исламского банкинга стараются не употреблять как «харамное») на каждую заявку от бизнесменов составит около 10 млн рублей. Сам же ЦИБ на первых порах будет располагать капиталом всего в 50−60 млн рублей.

Впрочем, организаторы рассчитывают, что крымский Центр исламского банкинга не ограничится лишь работой на полуострове, а в перспективе развернет свою деятельность и в других регионах России, сохраняя головной офис в Симферополе.

Несмотря на подобный оптимизм, вся конструкция выглядит довольно зыбко. Особенно если посмотреть, как инициатива с исламским банкингом реализовывалась в Казани, где его также лоббировал Линар Якупов. Уж как ни поддерживал эксперимент сам президент республики Рустам Минниханов, однако и этого оказалось недостаточно: созданный весной 2016 года Центр партнерского банкинга на базе Татфондбанка и Татагропромбанка как своего рода «исламское окно» лопнул вместе с рухнувшими банками-учредителями, так и не сумев продемонстрировать эффективность и выгоду исламских финансов в Татарстане.

К слову сказать, попытки внедрить элементы исламской банковской системы в России предпринимались даже на общефедеральном уровне. Ранее EADaily сообщало, что соответствующий законопроект был предложен депутатом Госдумы РФ от ЛДПР Дмитрием Савельевым, который рассчитывал, что таким образом удастся привлечь инвестиции из арабских стран, а также средства российских мусульман. Однако законопроект был отвергнут еще на стадии рассмотрения профильным комитетом Госдумы РФ по финансовому рынку, поскольку в России кредитным организациям запрещено заниматься торговой деятельностью, что исламские банки допускают в своей деятельности. Т. е. на общефедеральном уровне эта инициатива не встречает понимания.

В чем же причины того, что после неудач в Поволжье «исламизаторы» экономики решили попробовать это не на Северном Кавказе, где, казалось бы, гораздо больше проживает религиозно активных мусульман, а в некоторых республиках фактически действует шариат как система общественных отношений (в частности, в Чечне), а выбрали для этого именно Крым? Ведь аудитория, чьи запросы как бы берутся удовлетворять лоббисты исламских финансов, в Крыму насчитывает всего лишь 15% от населения полуострова (12,6% крымских татар и 2,3% поволжских татар). Да и то большой вопрос, насколько все они такие религиозно активные мусульмане, которые нуждаются в исламском финансовом секторе.

На мой взгляд, подобная экспансия в Крым исламского банкинга объясняется двумя причинами. Во-первых, Крым, несмотря на то, что уже третий год находится в составе России, многими федеральными банками игнорируется. Например, ОАО «Сбербанк» до сих пор не имеет на полуострове филиалов и даже не планирует их там открывать. Подобное положение Крыма позволяет занять свою нишу в банковской сфере, не опасаясь жесткого контроля со стороны Центробанка, как это было, например, в Татарстане.

Во-вторых, власти Крыма, которым также не нравится, что федеральные банки игнорируют полуостров, могут быть заинтересованы: будет оборот капиталов, да и перспектива инвестиций из зарубежного мусульманского мира заманчива. Кстати, не исключено, что из Москвы, где базируется Международная ассоциация исламского бизнеса во главе с Маратом Кабаевым, придут деньги для начала работы Центра исламского банкинга. Не исключено, что помогла и удивительная способность Линара Якупова убеждать чиновников перспективами огромной выгоды от исламских финансов.

Впрочем, нужно быть реалистами. Бытует наивное мнение, что арабские шейхи начнут вкладывать деньги в экономику России только потому, что узнают, что в Казани или Симферополе открылся исламский банк. Когда речь заходит о надежности и прибыльности, шейхам становится глубоко безразлично, какой банк используется — исламский или не исламский: и Кувейт, и Саудовская Аравия, и Катар держат свои сбережения на счетах швейцарских, британских или американских банков без каких-то «исламских окон» и шариатских норм. Экономика исламских стран уже давно встроена в мировую систему, и никого из арабских шейхов не смущает, что западный капитализм — это аморально и не соответствует канонам ислама. Точно так же Турция, например, открывает свои предприятия в Татарстане без каких-то требований вести бизнес по шариату.

Точно также будет наивным полагать, что для российских мусульман принципиально важно, чтобы был исламский банк, потому что он более «нравственный», чем обычный. Большинство российских мусульман, включая и религиозно активных, спокойно берут кредиты, а также вкладывают свои сбережения в расчёте на процентную прибыль без каких бы то ни было угрызений совести, совершенно не переживая, халяльно это или харамно. Представление о том, что в России есть группа мусульман, которая боится оскверниться услугами обычного банка, — предубеждение, рожденное незнанием реалий.

Айдар Мубаракзянов, политолог

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2017/04/29/posle-neudachi-v-tatarstane-islamskiy-banking-pytayutsya-vnedrit-v-krymu
Опубликовано 29 апреля 2017 в 12:47
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами