• USD 59.00 -0.23
  • EUR 69.42
  • BRENT 52.68

1000 и один день битвы с «халифатом»: поколеблен, не сокрушён

Военнослужащие 82-й воздушно-десантной дивизии ВС США в иракском Мосуле. Фото: military.com

В борьбе с самой могущественной террористической организацией мира приближается символическая дата. 4 мая минует тысяча дней с момента нанесения Соединёнными Штатами первых ударов по ДАИШ («Исламское государство», ИГ, ИГИЛ). С 8 августа 2014 года следует вести отсчёт системных усилий в противостоянии группировке, возомнившей из себя «халифат». В тот день американская авиация открыла новую главу в своей ближневосточной военной кампании, атаковав позиции террористов в Ираке. Спустя полтора месяца, 23 сентября, ударам ВВС США впервые подверглись и объекты игиловцев в Сирии.

1000 дней и ночей — громадный срок по меркам нынешнего, «спресованного» до предела, геополитического хронометра. Тем более, на Ближнем Востоке, где в последние три года произошли беспрецедентные сдвиги в раскладе сил и интересов двух мировых держав.

США открыли военную кампанию против ДАИШ. Пусть и весьма невнятно, даже неохотно, скажем прямо, без особого энтузиазма, но открыли. Вашингтон также сколотил некое подобие «международной коалиции» в борьбе с общим злом. Но за рамками этого контртеррористического альянса остались силы, на которых лежала и продолжает лежать основная нагрузка в разгроме ДАИШ в Сирии. Если август 2014-го стал точкой отсчёта начала войны с «халифатом», то с 30 сентября 2015 года, когда в непосредственную борьбу включилась Россия, следует отсчитывать время появления в этой войне наиболее результативного актора. Дело абсолютно не в том, кто и сколько нанёс бомбовых и ракетных ударов по ИГ в ближневосточном регионе. Важен внесённый Москвой качественный сдвиг во всю антитеррористическую кампанию, придание ей вида стратегии, которой международное сообщество так и не дождалось от предыдущей американской администрации.

Что удалось за 1000 суток продолжающейся битвы с ДАИШ? Многое и в то же время непозволительно мало, учитывая истёкший внушительный период времени. Достоверных данных по части территориальных и боевых (людских) потерь «халифата» нет до сих пор. Факт нахождения террористической организации «номер один» в кризисном состоянии, перед лицом уже имевших место и приближающихся серьёзных поражений на иракских и сирийских фронтах, очевиден. Между тем, ИГ не исчерпало потенциал ведения наступательных действий на отдельных направлениях, сохраняет дееспособность органов «военного управления». Одно только отсутствие массовых случаев сдачи террористов в плен, даже в таких катастрофических для ДАИШ точках ведения боевых действий, как западный Мосул, говорит о многом.

Признаков системной дезорганизации высшего и среднего звеньев командного состава ИГ, деморализации в рядах полевых командиров и «джихадистской пехоты» не фиксируется. Были и есть множество разговоров в стане противников «халифата» об утраченных им территориях в Ираке и Сирии. Также указывается на острый дефицит в людских ресурсах ДАИШ, значительное сокращение притока свежих сил в лице иностранных боевиков. Однако, повторим, все подобные утверждения носят строго оценочный характер. И, как можно понять, у разведслужб мировых и региональных держав на самом деле нет чёткого представления о том, что потеряло и что сохранило в боеспособном состоянии ИГ.

Также до сих пор ощущается дефицит в понимании того, что терроризирующая весь Ближний Восток организация уже длительное время ведёт борьбу не за территории, а ресурсы. Именно накопленная и периодически пополняемая ресурсная база (вооружения и военная техника, боеприпасы, горючее для бронетехники, продовольствие, денежные средства и др.) позволяет группировке держаться на плаву. Пора наконец понять, что ДАИШ захватывает территории не для их удержания любой ценой.

Больше всего поверхностных оценок, на грани откровенной демагогии, можно наблюдать со стороны американских военных по части оглашения территориальных потерь противника.

В январе 2016 года официальный представитель командования американской коалиции полковник Стив Уоррен заявил об утрате террористами контроля над около 40% территории, которую они ранее удерживали в Ираке, и приблизительно 5% в Сирии.

Спустя год, в первый месяц 2017-го, оценки американского командования в регионе проведения операции «Непоколебимая решимость» (Inherent Resolve) были существенно скорректированы, особенно по части Ирака. Теперь утверждалось, что ДАИШ утратило контроль примерно над четвертой частью ранее захваченных территорий в двух арабских странах. Цифры были озвучены Пентагоном и Объединённым комитетом начальников штабов (ОКНШ) ВС США не напрямую, а с помощью «независимых аналитических структур», в числе коих была, например, британская компания IHS Markit. Очевидно, подобный замысловатый ход потребовался, чтобы «сохранить лицо» и не расписаться публично в своих прошлых грубых просчётах. К тому же в Белый дом пришёл новый верховный главнокомандующий, что сделало необходимым придание текущим результатам «Непоколебимой решимости» более реалистичного вида.

Оценка от января текущего года в целом сохранилась без серьёзных изменений. По данным IHS Markit, в течение прошлого года джихадисты оставили почти 18 тыс. квадратных километров, и площадь контролируемой ими территории уменьшилась с 78 тыс. до 60,4 тыс. кв. км. В 2016 году ИГ утратило 23% ранее захваченных территорий, а годом ранее — 14%, отмечалось в докладе британских аналитиков. «ДАИШ понесло беспрецедентные территориальные потери в 2016 году. Это касается и районов, игравших ключевую роль в планах группировки», — заявил старший аналитик IHS Markit Колумб Стрэк.

Данная оценка была сделана без учёта последовавших поражений «халифата» в восточном Мосуле и ощутимого продвижения правительственных войск в западной части иракского мегаполиса. Из расчётов британских экспертов выпали также не менее ощутимые территориальные потери ИГ в сирийской провинции Ракка, одноимённый административный центр которой на сегодня взят в достаточно плотное полукольцо поддерживаемыми Соединёнными Штатами формированиями арабо-курдской коалиции «Гнев Евфрата» («Демократические силы Сирии», ДСС).

Но сужение территориальных пределов ДАИШ одновременно на фронтах в иракской провинции Найнава и сирийской провинции Ракка пока не привело к качественному перелому в войне с «халифатом». Даже под излюбленным американцами территориальным углом подсчёта промежуточных результатов военной кампании. Достаточно одного взгляда на схематичные карты ближневосточных изданий, чтобы понять следующее. Террористы сохраняют за собой внушительный, а главное целостный, не раздробленный на анклавы, территориальный кусок между Ираком и Сирией. Это большая часть сирийской провинции Дейр-эз-Зор, восточные районы провинции Хомс и пока контролируемые территории на подступах к Ракке. В Ираке за «халифатом» остаётся большая часть западной провинции Анбар.

Иллюстрация aljazeera.com

В случае с оценкой потерь ДАИШ в живой силе, которая на порядок важнее в плане определения степени сопротивляемости группировки с её «джихадистской пехотой», ситуация не лучше. В начале прошлого месяца можно было услышать, что от 12 000 до 15 000 боевиков ИГ ныне воюют в Ираке и Сирии. Такие данные привёл командующий операцией «Непоколебимая решимость» генерал-лейтенант ВС США Стивен Таунсенд.

Несмотря на крупные потери в живой силе, до последнего времени ИГ удавалось пополнять личный состав за счёт постоянного притока боевиков-иностранцев. Однако с усилением контроля на турецко-сирийской границе «халифат» постепенно лишился этого людского ресурса, утверждают в Пентагоне и ОКНШ.

Примечательно, что в период 2015—2016 годов ВС США оценивали численность боевых порядков ДАИШ примерно в два раза выше — до 30 тысяч джихадистов. Простая арифметика даёт результат двухкратного уменьшения личного состава «армии» ИГ. Так ли это на самом деле при том, что замер потерь в живой силе у противника делается не иначе, как на глазок, большой вопрос. Ответ на него не заставил себя долго ждать, и поступил от тех же американцев. На этот раз не от боевых генералов с их бравурными речами, а людей в Вашингтоне, которые в силу своих нынешних должностей обязаны быть куда осторожнее в оценках.

Разведслужбы США не располагают достоверной информацией о количестве остающихся в Ираке и Сирии боевиков ДАИШ. В этом 5 апреля, выступая в вашингтонском Центре стратегических и международных исследований (CSIS), признался директор стратегического оперативного планирования в Национальном контртеррористическом центре (NCTC) США генерал Майкл Нагата.

Около 40 тысяч боевиков-иностранцев из более 120 стран мира присоединились к группировке в Ираке и Сирии с 2013 года, отметил американский генерал. «Мы знаем, что уничтожили несколько тысяч иностранных боевиков ДАИШ в Ираке и Сирии, — сказал Нагата. — Но мы не в состоянии предоставить точную цифру. Это значительное количество».

Оценки представителей двух условных американских лагерей в Вашингоне и непосредственно на Ближнем Востоке, соответственно, «аналитиков» и «вояк», сходятся в одном. Это констатация понесённых верхушкой ДАИШ самых серьёзных потерь со времени её пребывания в 2014 году на пике своего могущества. «Халифат» пока не обезглавлен, в живых остаётся его главарь Абу Бакр аль-Багдади. Но, как сообщил в марте генерал Таунсенд, за последние месяцы проведения ВС США «специфической кампании» по обнаружению и ликвидации лидеров ДАИШ уничтожено «беспрецедентное число» ближайших соратников аль-Багдади.

Одновременно союзники США по «непоколебимой в своей решимости» коалиции трезво указывают на то, что «шрамы от войны останутся надолго после битвы». Об этом в феврале заявил заместитель командующего коалиционными силами британский генерал Руперт Джонс (1).

Итак, показанный американцами результат «тысячидневки» военной кампании в Ираке и Сирии не впечатляет. На них легла основная нагрузка в рамках «международной коалиции». ВВС США наносят 68% всех ударов коалиционных сил в Ираке и 95% в Сирии (2). Спецназ США стал действовать практически в открытую на контртеррористическом театре военных действий, всё чаще вступая в прямой боевой контакт с «джихадистской пехотой». Американцы активно инсталлируют новые точки передового базирования, синхронно расширяя возможности уже имеющихся в их распоряжении опорных пунктов в регионе (авиабазы «Табка», «Рмейлан» и «Кобани» в Сирии, «Такаддум» и «Кайяра» — в Ираке). Таков новый алгоритм проведения комплексной военной кампании против ДАИШ, представленный Пентагоном в виде стратегии президенту Дональду Трампу в конце февраля.

«Халифат» пытается противопоставить этому свои свежие идеи, с той же заявкой на комплексность подхода. Так, по мере утраты контроля над западным Мосулом и приближающейся эвакуации боевиков с семьями из Ракки, верхушка ДАИШ, если верить иракской разведке, вступила в переговоры с «Аль-Каидой» о заключении альянса. В своё время (к февралю 2014-го) ИГИЛ разорвал все связи с «материнской структурой». Теперь, ощущая надвигающуюся катастрофу, пытается их восстановить. Подтвердись данные разведки Ирака (хотя, в этом вопросе речь может идти о преднамеренной дезинформации), возвращение ДАИШ произойдёт только на условиях «Аль-Каиды». Такой поворот осложнит ситуацию, прежде всего, в Сирии, где под влиянием организации Аймана аз-Завахири остаются группировки, традиционно тяготеющие к вступлению в один альянс с ДАИШ.

Вероятно, именно угроза создания единого джихадистского фронта заставит американцев переоценить свои предыдущие стратегические установки. Например, в части категоричного неприятия любой координации действий с Россией в Сирии. Если для этого американцам потребовалось 1000 дней и ночей мучительных поисков рецепта умерщвления «халифата», который изначально был очевиден — объединение усилий США и России, тогда есть шанс, что прошедшими с августа 2014-го 33 месяцами ограничится время упущенных возможностей.

(1) ISIS Losing Fighters, Leaders, Resources, Inherent Resolve Spokesman Says, defense.gov, February 15, 2017.

(2) На конец февраля 2017 года затраты США на «Непоколебимую решимость» вплотную приблизились к $ 12 млрд. Каждый день операции облегчает карманы американских налогоплательщиков в среднем на дополнительные $ 12,8 млн. Таким образом, к 4 мая, 1000-дневному рубежу операции, её официальная стоимость уже близка к 13-миллиардной отметке. Для справки, в 2014 году все программы ООН по оказанию гуманитарной помощи в глобальном масштабе оценивались в $ 13 млрд. Впрочем, для Америки — это не самые большие деньги. К примеру, постройка одного новейшего авианосца Gerald R. Ford обошлась США в те же $ 13 млрд.

Ближневосточная редакция EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2017/04/24/1000-i-odin-den-bitvy-s-halifatom-pokoleblen-ne-sokrushyon
Опубликовано 24 апреля 2017 в 07:34
Все новости

20.08.2017

19.08.2017

Загрузить ещё
Аналитика
ВКонтакте
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами