• USD 57.03 +0.87
  • EUR 61.98 +0.55
  • BRENT 52.55

Южный фронт в Сирии: Иордания и США ставят Россию перед выбором

Абдалла II и Владимир Путин. Иллюстрация: caddehaber.com

Действия Иордании и США в Сирии ставят Россию перед выбором ответных мер. Речь идет о возможном начале американо-британо-иорданской операции в южной части страны, о подготовке к которой сообщили арабоязычная газета «Аль-Хайят», сайт Global Research и другие источники. По информации последнего, сейчас на границе Сирии и Иордании происходит концентрация американо-британских сил.

Цель действий

Целью операции должна стать ликвидация в сирийском приграничье джихадистов «Исламского государства» (ИГ — запрещенная в России террористическая организация — ред.). В 2016 г. на иорданской границе участились боестолкновения, причем джихадисты нанесли удары по самой Иордании, напав на отделения спецслужб в Бакаа, Вахдате и Маане.
В декабре 2016 года они атаковали туристический центр Эль-Кераке. Это было болезненным ударом: доходы от туризма поддерживают хрупкую экономику страны.

Сообщениям о подготовке к вторжению предшествовало появление 5 апреля в газете The Washington Post интервью с иорданским королем Абдаллой II после его встреч в США с президентом Дональдом Трампом. По его словам, если террористы «двинутся из Сирии на юг, этому вызову мы готовы противостоять с США и Великобританией».

Другой целью операции является противодействие иранским подразделениям, которые, согласно интервью Абдаллы II The Washington Post, находятся в 70 километрах от границы Королевства и «пытаются установить географическую связь между Ираном, Ираком, Сирией и Ливаном/"Хизбаллой» с намерением получить власть над этим пространством".

Есть и другая причина подобных приготовлений: государства региона беспокоит и усиление действий российских самолетов у их границ.

Иордания и Сирия

Уже в 2012 году Иордания стала втягиваться в события в Сирии, когда оттуда на ее территорию устремились беженцы, с которыми просачивались и джихадисты, считающие врагом и Асада, и монархические режимы. А в 2013 году Иордания превратилась в один из плацдармов для борьбы в Сирии, откуда туда доставлялась помощь для оппозиции. С этого времени стали появляться вбросы о возможности вторжения оттуда на сирийскую территорию, чему способствовало ежегодное проведение в Иордании учений стран НАТО и держав региона «Танцующий лев».

Причем, по информации американских источников, ранее переброшенные в Иорданию американо-британские войска уже «проводят длительное время операции на сирийско-иорданской границе». Так, в 2013 году появились сообщения об уничтожении на юге Сирии системы ПВО Асада британским спецназом SAS.

В 2014 году Иордания открыто начала интервенцию, начав наносить авиационные удары по позициям ИГ на сирийской территории. А в 2015 году в прессе появились сообщения о готовящемся комбинированном нападении на Сирию Турции и Иордании с целью создания там буферных зон.

Параметры действий

Не исключено, что при проведении операции стороны не ограничатся краткосрочными рейдами через границу, а создадут на сирийской территории военные базы (источники сообщают о существовании подобного секретного объекта в прошлом).
Однако заявки относительно борьбы против джихадистов и «недопущение усиления влияния Ирана могут быть лишь предлогами для дальнейшего расширения пока еще условной американской зоны ответственности в Сирии. Реальной целью «удара с юга» может стать дальнейшее наступление на севере и зачистка района Дейр-аз-Зора под видом наступления подготовленных в Иордании США и Великобритании оппозиционеров.

Иорданская стратегия

Открытие «Южного фронта» способно усложнить ситуацию для Москвы, поскольку это приведет к ослаблению режима Асада.
России не выгодно ухудшать отношения с США из-за Сирии, но это не отменяет вопроса о соответствующих контрмерах с ее стороны. В этой связи Абдалла II в своем интервью предложил усилить ведение с Москвой диалога, чтобы донести до нее, что это позволит укрепить взаимодействие в войне против ИГ.

Также он намерен использовать в диалоге с Россией (это преследует цель вбивания клиньев между Москвой и Тегераном) наличие «иранской опасности»: «Я поднял данную проблему перед Путиным. По словам Абдаллы II, он получил гарантии от Путина, «что приход к нашим границам других игроков не будет допущен». Согласно иорданским источникам, «Россия тоже видит поддерживаемых Ираном боевиков в Сирии дестабилизирующей силой, угрожающей территориальной целостности страны».

Между тем, еще недавно отношение Иордании к событиям было более гибким. Так, Абдалла до последнего резкого «разворота» США развивал сотрудничество с Россией и режимом Асада по линии спецслужб, главы которых неоднократно встречались в Москве только в 2017 году. Это было связано с желанием Аммана переформатировать с помощью Москвы контакты с усилившимся после сдачи оппозицией Алеппо Асадом и при наметившемся выходе проиранских формирований к иорданской границе.

Кроме того, иорданские спецслужбы играли важную роль, выступая «коммутатором» в общении между представителями разведсообщества стран Запада, Асада и России, которое, несмотря на последнее обострение, сохраняется.
Соответственно, Иордания продолжает играть важную посредническую роль в неофициальных переговорах. И, судя по всему, военные приготовления на ее территории не стали для Москвы неожиданностью.

Что же касается причин подобных «метаний» короля между США и Россией — двух важнейших игроков в Сирии — (28 января он побывал в Москве, а уже 6 февраля прилетел в Вашингтон, после чего повторил визит в последний в начале апреля), то это демонстрирует его растущее беспокойство, поскольку, несмотря на якобы имевшие место заверения Москвы, продвижение иранцев в сторону Иордании продолжилось и ему потребовались дополнительные гарантии безопасности.

Перспективы

Пока концентрацию в Иордании британо-американских войск можно рассматривать в рамках открыто вброшенного Абдаллой II предложения договориться с Россией за счет интересов третьих держав. В своем интервью он указывает: «с русской точки зрения, они играют трехмерную шахматную игру. Для них Крым важен, Сирия, Украина, Ливия. Необходимо иметь дело с русскими по всем этим вопросам одновременно». Сам король видит это «торгом лошадьми» с расчетом, что «самое главное для россиян — Крым», за уступки по которому он ожидает получить «большую гибкость по Сирии. В противном случае русские будут бороться в Сирии и Ливии, следующая проблема возникнет в Молдове».

Абдалла II указывает России, что «вмешательство Трампа в Сирии создает как проблемы, так и возможности… Интересы России в Сирии должны обеспечиваться постоянным военным присутствием в „полезной Сирии“: области между Дамаском, Латакией, Алеппо, Хомсом и Хамой».

При этом он заявляет о возможности сохранить Асада: «Москва и Вашингтон могут найти способы соблазнить Асада уйти от Ирана, чтобы остаться в игре, оставить в покое повстанцев на общей основе борьбы против джихадистов».

Иными словами, Абдалла II предложил США сделать Украину и Иран разменными картами, чему способствует наличие «у Путина серьезной проблемы с терроризмом. Иностранные бойцы ИГ движутся в направлении Москвы, Санкт-Петербурга. Поэтому Путин должен найти политическое решение в Сирии как можно раньше».

Последствия и замысел операции

Что же касается возможного начала операции в южной Сирии, то возникают вопросы относительно того, почему концентрация сил ведется открыто. Нельзя исключать, что она может носить отвлекающий характер с целью заставить Асада распылить силы и сделать их неспособными эффективно выполнять задачи в Идлибе и Хаме.

Также готовность открыть «южный фронт» может преследовать цель «демонстрации», предназначенной заставить Россию дополнительно поверить в серьезность американских намерений после недавнего удара «томагавками» и пойти на уступки.
Для Асада же отторжение южного «буфера» будет болезненным для его самолюбия и дополнительно подчеркнет иллюзорность его мечтаний относительно восстановления «единой Сирии», но в целом не станет катастрофой. Напротив, будучи лишен необходимости распылять свои войска для поддержания контроля на территории вдоль иорданской границы, он впоследствии сможет сконцентрировать их на других направлениях.

В целом дальнейшее вовлечение в сирийские события Иордании может привести к еще более явному разделению Сирии на «российскую» и «американскую» зоны влияния, в которых может не оказаться места иранским интересам. Именно к этому подталкивают сейчас Москву, имеющую трения в отношениях с Тегераном, с которым они не только взаимодействуют, но и конкурируют в Сирии.

Однако подобные действия создают серьезную интригу. Пока представляется сомнительным, что Россия выйдет из положения явной «сдачи» Ирана, за что она неизменно получит нарекания в «предательстве». Тем более, что сам Трамп также не дает точных гарантий относительно сохранения Асада и интересов Москвы в Сирии.

Сергей Балмасов, эксперт Института Ближнего Востока и РСМД, специально для EADaily

Читайте также: США — Иордания: хроническое партнерство

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2017/04/19/yuzhnyy-front-v-sirii-iordaniya-i-ssha-stavyat-rossiyu-pered-vyborom
Опубликовано 19 апреля 2017 в 17:51
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
ВКонтакте
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами