• USD 63.52 -0.15
  • EUR 74.45 +0.31
  • BRENT 73.00 +0.58%

Итоги выборов: Абхазия получает понижение уровня управленческого интеллекта

Фото: Sputnik/Виталий Белоусов

Опубликованы предварительные итоги голосования по выборам депутатов парламента Абхазии. Второй тур будет в 22 округах из 35. Еще в одном округе будут перевыборы, через два месяца.

Есть много довольно неожиданных результатов. Разберем все по порядку.

Главной интригой выборов было участие бывшего президента Александра Анкваба. Но он вполне ожидаемо победил в первом туре.

Оппозиция в целом получила хорошие результаты. Перевыборы будут в округе, где баллотируется бывший премьер-министр Леонид Лакербая. Один из лидеров оппозиции, бывший глава Службы госбезопасности страны Аслан Бжания вышел во второй тур.

Выборы проиграл Сергей Шамба, один из самых влиятельных политиков всего постсоветского периода истории Абхазии. Проиграл выборы и Вячеслав Чирикба, бывший министр иностранных дел, ученый.

Поражение потерпел и спикер прежнего состава парламента Валерий Бганба.

Отсюда можно сделать вывод о том, что основным политическим последствием парламентских выборов в Абхазии может быть «зеленый свет» на дороге к должности спикера для Александра Анкваба, тяжеловесов его уровня в Народном собрании страны больше не будет.

Результаты участвовавших в выборах политических партий довольно скромные. И партия «Амцахара», и партия «Айнар» могут рассчитывать в случае успешного для них второго тура на три-четыре места в законодательной власти.

Но и провластный фланг может не сложиться. Уже очевидно, что будет достаточно много депутатов, у которых нет сложившейся политической репутации, они неизвестны, в этом смысле новый состав абхазского парламента показывает, что политика больше никак не связана с управлением, доступна каждому, а законодательная власть — это не про законы, а про трибуну для десятков амбициозных «новых политиков».

Имеющиеся результаты кампании позволяют сделать ряд прогнозов. Во-первых, было протестное голосование, сравнительно неплохие результаты оппозиционных политиков показывают, что уровень социального протеста растет.

Во-вторых, эта кампания еще раз показывает, что в Абхазии сложилось некое подобие двухпартийной системы, но с очень важными местными особенностями, которые сводят на нет теоретические плюсы классической либеральной демократии.

Оппозиция и ее ключевые лидеры имеют устойчивую электоральную базу. Если они поумерят свои амбиции и начнут вкладывать в развитие преемников со временем на этой базе может сложиться классическая сильная и, возможно, почти стабильно правящая политическая сила.

Но сейчас в основе конфликта между двумя пластами абхазского общества не идеологические, политические или какие-либо еще «рациональные» противоречия, а ширящаяся личная неприязнь, что, в общем, естественно для зажатого в тисках самоизоляции маленького общества, у которого нет ресурсов для развития.

Поэтому определение «раскол» — более точное для понимания процессов в абхазской политике.

Очевидно, что оппозиция продолжит теснить слабеющего президента Рауля Хаджимба и отвоевывать у него позиции. Однако Хаджимба слабеет политически, но не в силовом отношении. Силовая компонента всегда важна в абхазской политике, и пока перевес однозначно на стороне провластных сил. В любом случае президент, скорее всего, отработает положенный ему законом срок до осени 2019 года.

Таким образом, теперь оппозиция будет наращивать преимущество с помощью своих новых инструментов, что означает дальнейшее усиление политической нестабильности. При этом в следующем году уже начнется раскачка перед выборами президента. 2019-й будет годом президентских выборов. Так что даже при хорошем раскладе говорить о возвращении страны в режим развития до 2020 года нереально. В условиях краха социальной политики, без экономики и с едва работающими инфраструктурами жизнеобеспечения жизнь в Абхазии в эти годы будет мрачной и тяжелой.

Выборы парламента показали еще одну важную вещь. Предельную доступность власти каждому. Уже не имеют значения ни социальные заслуги, в том числе участие в войне 1992−1993 годов, ни профессиональные компетенции. Вообще ничего — выбор избирателя может привести и приведет в законодательную власть абсолютно кого угодно. При этом сложившаяся система планомерно выталкивает за рамки власти интеллектуалов, управленцев — они говорят слишком сложные вещи для избирателя.

Только три примера этой кампании, хотя примеров больше. В своем округе одно из последних мест получил Вячеслав Чирикба. Один из ведущих интеллектуалов страны. Проиграл выборы и Абессалом Кварчия, предприниматель, предвыборная кампания которого выигрышно выглядела за счет уровня подготовки кандидата. Проиграл выборы Роман Качарава, один из создателей ассоциации, объединившей предпринимателей, отстаивающих цивилизованные правила игры во взаимоотношениях власти и бизнеса. Если бы была система вневыборной интеграции политиков, управленцев подобного уровня в управление государством, тогда это голосование было бы еще как-то оправдано. Но в итоге страна получает категорическое понижение уровня «управленческого интеллекта» со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Оппозиционные лидеры, естественно, стремятся вернуть себе власть. Но им, видимо, кажется, что на этом история абхазской междоусобицы закончится. Однако, скорее всего, сюжеты противостояний станут намного разнообразнее. Поскольку никакие другие социальные лифты не работают, выход в политику — единственная возможность «что-то сделать» со своей жизнью для большой массы людей, которым нечем себя занять. Система показала, что власть доступна, как говорят в Абхазии, «с нольта». Это значит, что вся эта масса «политиков» будет биться за обладание любым ресурсом, который позволит капитализировать номинальный статус. А это уже не одно, а бесчисленное множество противостояний, причем не с хорошо знакомыми оппонентами, с которыми на самом деле много тесных переплетений, а не пойми с кем по большому счету. И каждого надо будет «уважить», чтобы как-то сохранить власть. Поэтому каждый следующий режим обречен быть слабее предыдущего, власть сохранит лишь два своих свойства — борьбу за самосохранение и динамичное разворовывание имеющихся ресурсов — «пока есть время».

Уже два президента — прежний Анкваб и нынешний Хаджимба — отказались от демонтажа административной системы, которая сделала из Абхазии страну бюджетников. Когда весь совокупный доход страны размазывается между, по сути, получателями пособий. Но эта реальность обеспечивает некий уровень социальной стабильности. За эти деньги и возможность «прислонить» к ним как можно большее число близких пока ты у власти сейчас начнется самая настоящая война. И здесь никому не позавидуешь, оппозиционерам в том числе.

Второй важный пакет — это средства, в последние годы предназначенные для реабилитации инфраструктуры, они поступают из российского бюджета. Вероятно, эти программы будут продолжены, и их значение в нынешних условиях трудно переоценить. Это деньги на то, чтобы были дороги, как-то работала система ЖКХ. Пока еще в стране есть относительно крепкая власть, готовая нести ответственность за капитальные инвестиции, эти деньги работают и выполняют свою задачу. Но, если и эти деньги попадут под «распил» меняющихся у власти группировок, не предвещающей ничего хорошего «послехаджимбовской эпохи», то имеет смысл, учитывая критическую важность этих средств для сохранения жизни в стране, осваивать их через негосударственный сектор — неправительственные и общественные организации.

Одним словом, парламентские выборы в Абхазии показали, что кризис государственности углубляется, экономические и социальные преобразования отложены на неопределенный срок.

Антон Кривенюк, специально для EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2017/03/13/itogi-vyborov-abhaziya-poluchaet-ponizhenie-urovnya-upravlencheskogo-intellekta
Опубликовано 13 марта 2017 в 15:55
Все новости

20.07.2018

Загрузить ещё
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами