• USD 56.88 -0.59
  • EUR 61.56 -0.39
  • BRENT 50.92 +0.51%

Уход с Украины без надежных гарантий по Крыму: рекомендации Мэтью Рожански

Мэтью Рожански. Иллюстрация: радио «Свобода»

7 февраля 2017 года в телефонном разговоре канцлер Германии Ангела Меркель и президент России Владимир Путин на фоне растущей военной эскалации на Донбассе договорились о «наращивании дипломатических усилий в целях содействия мирному урегулированию украинского кризиса». По-видимому, работа в «нормандском формате» министров иностранных дел, а потом и на высшем уровне продолжится.

Лидеры России, Украины, Германии и Франции встретились в «нормандском формате» в октябре 2016 года в Берлине. Они дали указания своим делегациям на переговорах разработать «дорожную карту» для реализации Минского соглашения. Подобная работа и идет без видимого прогресса, который и был обозначен очередным военным обострением.

Все еще неизвестной величиной Минского урегулирования остается новый президент США Дональд Трамп и его администрация. Однако, как раз в момент обострения на Донбассе на ресурсе The National Interest была опубликована программная статья директора Института Кеннана при Международном научном центре имени Вудро Вильсона в Вашингтоне Мэтью Рожански «Российско-украинский конфликт: перспективное решение». Статья Рожански была быстро переведена на русский. По существу, Рожански дает рекомендации новой администрации США по политике урегулирования на Донбассе.

Рожански пишет: «Соединенные Штаты остро заинтересованы в восстановлении украинского суверенитета и в урегулировании конфликта с Россией». В другом месте он утверждает: «США заинтересованы в разрешении украинско-российского конфликта, потому что хотят сохранить суверенитет самой Украины», т. е. ее независимость от России. Следовательно, урегулирование конфликта США с Россией на Украине представляется Рожански на условиях «восстановления» украинского суверенитета над утраченными «территориями». Правда, в заключение статьи Рожански делает оговорку, что проблема Крыма выводится за скобки соглашения по Донбассу, и США следует лишь занять по Крыму позицию «долговременного непризнания» российского владения им. Таким образом, Рожански готов признать, что Украина восстановит свой суверенитет, но лишь частично — без Крыма. США готовы на компромисс по этой части с Россией. Однако в означенном параграфе Рожански замечает, что «Вашингтон не должен самообольщаться, думая, что… Украина согласится на некую номинальную финансовую или какую-то другую компенсацию за отказ от своих законных и суверенных прав» на Крым. Следовательно, предлагаемая Рожански формула исполнения Минских договоренностей не дает никаких гарантий России, что в случае урегулирования на Донбассе последует умиротворение Украины и по вопросу Крыма. Означенное предварительное замечание указывает на общую уязвимость предложений Рожански по Минскому урегулированию.

Однако прежде, чем рассмотреть сами эти предложения будет полезно дать оценку общим суждениям Рожански о конфликте на Донбассе и месте США в нем. С одной стороны, американский эксперт по внешней политике США в Евразии признает, что «противостояние на Украине обрело легко узнаваемые очертания, став новым и очень крупным „замороженным конфликтом“ на постсоветском пространстве». Однако далее Рожански пишет, что конфликт на Донбассе «превратился в войну низкой интенсивности на истощение. При этом условия прекращения огня нарушаются почти постоянно». Следовательно, у конфликта на Донбассе есть две проблемы: и нерешаемость в рамках Минска, и «незамороженность». В такой ситуации и усиливается риск эскалации конфликта, которой, по мысли Рожански, американцам следует избегать.

Рожански признает, что Минские соглашения являются единственным официальным механизмом по урегулированию и разрешению конфликта на Донбассе. Сторонами этого соглашения являются власти Украины и «пророссийские сепаратисты», а Россия, Франция и Германия — посредниками и гарантами выполнения.

Рожански не называет, но понимает базовую порочность Минских соглашений, которая и обрекает их на пробуксовку. В основе Минских соглашений отсутствует дипломатическая честность. «Посредники» и «гаранты» на поверку являются сторонами конфликта за контроль над территориями, на самом деле, большими, чем Донбасс. При этом один из «посредников» — Россия «сдерживается» и шантажируется санкциями, осуществляемыми, в частности, остальными «гарантами» и «посредниками». При подобных условиях Минский формат, по существу, является дипломатическим прикрытием конфликта по намеренно усложненной схеме. Правда, Рожански по поводу роли США замечает, что они «де-факто тоже выступают в качестве гаранта, но не участвуют в так называемом нормандском формате». Рожански признается, что «Вашингтон взял на себя роль лидера в организации скоординированного международного ответа на российскую военную интервенцию». Минские соглашения, таким образом, осложнены еще и закулисным участием США. Рожански признает это: «К настоящему времени этот процесс породил неловкую и порой дестабилизирующую ситуацию, в которой Европа вроде бы представляет коллективную позицию Запада на переговорах с Россией, но США по-прежнему держат в своих руках многие важные козыри, и могут дать Москве стимулы для сотрудничества, а также сдержать дальнейшую российскую агрессию на Украине и в регионе». В свете подобных признаний реальности Рожански дает конкретные рекомендации, которые позволят выполнить Минские соглашения и восстановить украинский суверенитет над Донбассом.

Первое предложение Рожански: сделать участие США в «минском концерте» открытым. «Вашингтон должен заручиться согласием сторон на свое вступление в нормандский формат, чтобы стать официальным участником текущего процесса», — предлагает он.

Второе предложение Рожански: в «дорожной карте» поэтапное выполнение Минских соглашений отдельными пунктами стимулировать российское действенное участие снятием тех или иных санкций с России.

Третье предложение Рожански: после вступления в «нормандский формат» США предложат его участникам верификацию пошагового выполнения Минских соглашений передоверить настоящим неангажированным посредникам, пользующимся доверием обеих сторон конфликта, например, Финляндии, Австрии, Швейцарии, Белоруссии, Казахстану и так далее. Роль этих «верификаторов» должна быть определена специальным мандатом ОБСЕ.

После трех предложений, заявленных Рожански, интересны нюансы. Здесь заметим, что, по-видимому, при определении «дорожной карты» выполнения Минска-2 Рожански руководствовался не текстом Минских соглашений, а текущими пожеланиями Киева, идущими вразрез с текстом. Именно поэтому в тексте статьи у Рожански так много внимания отводится предварительным вопросам выполнения Минских соглашений, т. н. «общим условиям безопасности». Рожански полагает, что «непременным предварительным условием политического урегулирования является полное прекращение боевых действий в регионе». «Важные политические шаги невозможно осуществить до тех пор, пока не прекратится стрельба и пока не будет обеспечена полная безопасность гражданского населения».

В тексте статьи Рожански основные шаги выполнения Минских соглашений перечислены следующим образом:

— отвод тяжелых вооружений;

— передача границы;

— «дальнейшие шаги политического урегулирования».

При этом «бонусы» за выполнение российской стороне Рожански назначает следующим образом:

— за отвод тяжелых вооружений — отмена запрета на предоставление долгосрочных кредитов американскими финансовыми учреждениями;

— за передачу контроля над границей Украине — отмену запрета американским компаниям на сотрудничество с российскими компаниями в сфере энергетики;

— за реализацию «дальнейших шагов по политическому урегулированию» — отмену заморозки счетов российских компаний и граждан, а также снятие визовых запретов.

Как видим, аванс за первый шаг — отвод вооружений более, чем основателен. Однако передача границы под не менее солидное «вознаграждение» до выполнения Киевом законодательного обеспечения самоуправления «особых районов» и до проведения выборов, по-прежнему, сомнителен. После обеспечения контроля над границей Киев может просто отказаться от дальнейшего выполнения Минских договоренностей, и в пакете США и ЕС, выступающих на стороне Украины, разумеется, никаких санкций против него за подобное нарушение не предусматривается.

Впрочем, в тексте у Рожански требование «сначала граница, а все остальное потом» не очевидно. Так, в другом месте своей статьи он пишет, не упоминая передачи границы: «Успешный отвод войск, а вслед за ним полное исполнение закона об особом статусе и проведение местных выборов заложат основы для самой дорогостоящей и важной фазы разрешения конфликта». По крайней мере, Рожански необходимо дать дополнительные разъяснения: какого порядка последовательности выполнения Минских договоренностей он придерживается.

Собственно, «проблема безопасности», как ее трактуют в Киеве, связана с существенным упущением в статьях Минских договоренностей — в пункте первом они должны были содержать норму отмены АТО. Если же этого требования нет, то тогда и возникают споры об отводе тяжелых вооружений впереди войск. Здесь, в частности, Рожански предлагает конкретную меру для разведения сторон, с которой можно согласиться — «позволить сторонам обозначить определенные участки для своих войск в ключевых секторах, которые дадут им возможность „подстраховаться“ на случай возобновления боевых действий». В этих секторах войска останутся после общего военного разведения враждебных военных сторон.

На этом заканчиваются конкретные предложения Рожански насчет реализации Минских договоренностей. Однако в своей статье он высказывает общие соображения насчет будущих отношений России и Украины. Здесь США явно заинтересованы в стабилизации суверенной Украины, раздерганной событиями 2014 года. Рожански рассуждает: «События, приведшие к протестам на Майдане в 2013—2014 годах, и возникший впоследствии конфликт наглядно демонстрируют, что украинцев нельзя силой затолкать в тот или иной геополитический лагерь. Следовательно, Россия и Европа должны начать переговоры о предоставлении Украине в целом привилегий безвизовых поездок и свободной торговли как с Западом, так и с Востоком». Следовательно, Москве предлагается согласиться с сохранением режима свободной торговли с Украиной в режиме Таможенного союза при том условии, что Украина будет иметь одновременно режим свободной торговли и с ЕС в рамках ее соглашения о продвинутой Ассоциации. Но именно этот пункт стал источником для конфликта осенью 2013 года из-за невозможности одновременного присутствия Украины в Таможенном союзе при условии ее торговой открытости ЕС. Это создавало бы угрозу рынкам Таможенного союза из-за беспрепятственного проникновения на них европейских товаров посредством территории Украины. Таким образом, Рожански предлагает России уступить в этом фундаментальном вопросе, подрывающим, на самом деле, перспективы евразийской интеграции.

«Если такая задача окажется невыполнимой, — рассуждает дальше Рожански, — то Брюссель и Москва должны, по меньшей мере, договориться о предоставлении особых двусторонних привилегий свободной торговли предприятиям Донбасса на четко определенный переходный период реконструкции». Саму же эту «реконструкцию» Рожански рассматривает, как уменьшение значения индустрии Донбасса за счет финансовой поддержки США и ЕС сфер местного и малого бизнеса. Подобную экономическую политику Рожански оправдывает подрывом позиций местного олигархата.

Аналогичным образом и в сфере культурной политики Рожански предлагает Москве свернуть идеологию «Русского мира» на Украине. Он пишет вполне конкретно: «Антиукраинская пропаганда, продвигаемая в поддерживаемых государством русскоязычных медиа, должна быть прекращена». При этом для видимой объективности он отпускает комплимент нынешним украинским властям, которые, по его словам, «проявляют мудрость, оказывая сопротивление националистическим политикам, которые порочат русский язык». Правда, разумеется, Рожански не может не признать, что «сегодня появляются все новые и весьма тревожные свидетельства ревизионизма в государственных реформах украинских национальных архивов и в учебных программах». Однако и с подобными оговорками, нельзя не признать, что Рожански выступает за общественную консолидацию на суверенной и независимой Украине, для которой должна быть создана некая культурная основа, но без российского участия.

Интерес США к Украине Рожански определяет конкретно: «сильная и стабильная Украина сможет стать стратегическим партнером США в регионе, имеющем колоссальное стратегическое значение». Таким образом, США имеют геополитический интерес к контролю за Украиной, за ее территорией, имеющей стратегическое значение. США должны консолидировать свое приобретение. В целом, предлагаемое Рожански решение украинского конфликта на Донбассе означает окончательный уход России из Украины без каких-либо надежных гарантий по Крыму. США заинтересованы в стабилизации суверенной Украины после исчерпания конфликта на Донбассе. Москве предлагают, фактически, почетную капитуляцию и признание новой геополитической реальности на украинском направлении.

Аналитическая редакция EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2017/02/15/uhod-iz-ukrainy-bez-nadezhnyh-garantiy-po-krymu-rekomendacii-metyu-rozhanski
Опубликовано 15 февраля 2017 в 13:06
Все новости

25.03.2017

Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами