• USD 62.48 +0.15
  • EUR 72.84 -0.15
  • BRENT 72.29 +0.62%

Иерусалим и Газа — что можно и чего нельзя сделать. Израиль в фокусе

Иерусалим и Газа. Иллюстрация: EADaily

Газета «Еврейский Мир» опубликовала аналитическую статью израильского учёного, востоковеда Мордехая Кедара, в переводе Александра Непомнящего, под заголовком «А что сделали мы, чтобы Иерусалим действительно был нашей столицей?»

С тех пор как Дональд Трамп, ещё будучи кандидатом, озвучил своё обещание перенести американское посольство в Иерусалим, меня много раз спрашивали, как отреагируют на это арабы и мусульмане. Обычно я отвечаю на такие вопросы, что не являюсь ни пророком, ни даже его сыном, а потому моё знание о будущем ограничено, тем более, если речь идёт о столь темпераментном и кризисном регионе как Ближний Восток.

Вместе с тем, когда дело доходит до Иерусалима, можно с немалой долей определённости предположить, что множество жалоб раздастся со стороны арабского и исламского мира, что угрозы оправдаются и не исключено даже, что мы станем свидетелями попыток атаковать американские объекты и американских граждан.

Но и без переноса американского посольства в Иерусалим, есть немало тех, кто попытается отомстить США за изменение их позиции в отношении ислама, с момента вступления Трампа в должность, особенно за ту связь, которую он провёл между терроризмом и радикальным исламом, и которую Обама категорически отказывался признать.

Трамп также угрожает мусульманской иммиграции в Соединённые Штаты, выражая, таким образом, реальную озабоченность многих американцев в отношении её последствий для страны. Поэтому вопрос об Иерусалиме, отнюдь, не стоит особняком в общем уравнении между Трампом и США с одной стороны и арабским, мусульманским миром с другой. Однако, наиболее важным аргументом в соображениях вашингтонской администрации по поводу переноса посольства, является то, в каком ракурсе Трамп рассматривает вопрос об Иерусалиме.

Если бы он действительно считал его вечной столицей еврейского народа, местом важным для многих христиан, которое необходимо утвердить наперекор всем мусульманам, как столицу Израиля, тогда бы он перенёс посольство без колебаний уже в свой первый рабочий день. Вот только, реальность Белого дома состоит из совершенно других материалов, и, как проницательный бизнесмен, Трамп не только умеет почуять удачную сделку, но и остеречься той, что обладает высокой степенью риска.

Новый президент США руководствуется принципом «Америка — прежде всего», смысл которого в том, что США отказываясь от прежней роли мирового полицейского, оставляет конфликты их законным владельцам, концентрируясь на своих проблемах и интересах. В такой ситуации, Трамп не чувствует себя обязанным изменять позицию, которой придерживались прежние президенты, лишь для того, чтобы угодить части евреев и израильтян.

Это правда, что во время своей избирательной кампании он пообещал так поступить. Но и до него прошлые президенты тоже обещали и не выполняли. Кроме того, к чему спешка? Куда торопиться? У него теперь есть четыре года, чтобы выполнить обещания, и, может быть, он вообще сделает это, лишь накануне следующих выборов, чтобы получить голоса американских евреев, большинство из которых вообще до сих пор не поддерживали его.

Решение о переносе посольства или, наоборот, отказ от этого шага сопровождается несколькими дополнительными вопросами. Например, если обещание не будет выполнено, как в Израиле отнесутся к другим обещаниям президента, вроде гарантий безопасности?

Что можно будет предложить Израилю взамен — закрыть глаза на строительство в Иудее и Самарии?

Как будет выглядеть президент Трамп в мире — человеком, поддавшимся на угрозы и шантаж?

Что ещё потребуют арабы и мусульмане, увидев, что он боится их угроз?

Что подумает Путин, преданный своим друзьям, вроде Асада о Трампе, не сдержавшем обещания?

А с другой стороны: как к переносу посольства отнесутся мусульмане в США и за рубежом? Станет ли это для них дополнительной мотивацией для совершения нападений?

Эти вопросы добавляются к опасению Трампа потерять способность оставаться честным посредником между Израилем и его соседями, убеждёнными, что Иерусалим находится на столе переговоров, и потому перенос посольства будет истолкован как принятие позиции одной из сторон и завершение переговоров победой Израиля в этом вопросе.

К слову, здесь важно отметить, что посольство должно быть построено на земле, приобретённой посольством США много лет назад, и жилой комплекс для сотрудников посольства уже давно построен, а пока сдаётся в аренду. Речь не идёт о восточной части города, которую палестинские арабы требуют себе в качестве столицы. И всё равно, они выступают против переноса посольства даже в Западный Иерусалим. Является ли это требование осмысленным? Вряд ли. Но логика уже давно не является частью реальности на Ближнем Востоке.

Признание зависит от Израиля

Следует сказать чётко и ясно: Израиль сам не сделал достаточно, чтобы позиционировать Иерусалим в качестве своей столицы в общественном сознании западного мира. Это находит своё отражение, например, в том, что важные правительственные учреждения, в первую очередь, министерство обороны, расположены в Тель-Авиве и управляются тоже оттуда.

В результате, лишь две недели назад мы слышали кандидата, предложенного Трампом на должность министра обороны, который на слушаниях в Конгрессе заявил, что столица Израиля — Тель-Авив, ведь, все его контакты с израильскими представителями служб безопасности проходят в Тель-Авиве. Израиль вложил миллиарды в строительство штаб-квартиры министерства обороны в Тель-Авиве, а ведь это, отнюдь, не самое малозначимое правительственное ведомство.
Аэропорт имени Бен-Гуриона — это крупнейшие воздушные ворота страны. Подавляющее большинство гостей попадает в Израиль именно через них. Но место, с которым аэропорт связан на международных картах является Тель-Авив, соответственно и обозначен он TLV.

Израиль мог бы сказать, что этот аэропорт обслуживает Иерусалим, а потому он должен быть обозначен — JSM. Соответственно, над зданием терминала должна была бы сиять надпись на многих языках: «Добро пожаловать в Иерусалим».
Это может показаться малозначительным пустяком, формальностью, но на самом деле, оно имело бы огромное влияние на общественное сознание, особенно среди тех, кто в итоге и принимают решения и по долгу своих дел, регулярно проходят через терминал аэропорта.

Есть и другие вещи, которые Израиль мог бы сделать, чтобы укрепить восприятие Иерусалима в качестве своей исторической столицы в сознании собственных граждан и всего мира. Например, ежегодно отмечать день начала строительства Первого Иерусалимского Храма царя Соломона, которое состоялось в дни праздника Суккот (Первая Книга Царей, 8), или провозгласить, что Израиль был основан не в 1948 году, а когда царь Давид перенёс столицу Иудейского царства из Хеврона в Иерусалим (Вторая Книга пророка Самуила, 5). И потому, возраст государства и его столицы составляет более трех тысяч лет.

Ещё одно и при этом очень важное дело — изменить название Иерусалима на арабском языке на дорожных знаках. Сейчас на них написано «Аль-Кудс», довольно позднее название города. Классическое название Иерусалима, бессчётное число, раз появляющееся в хадисах («устной Торе ислама») — это «Бейт аль-Макдис», из которого любому здравомыслящему человеку ясно, что источником названию послужил «Бейт ха-Микдаш», то есть — Храм на иврите.

У Израиля есть все основания использовать это название, упоминающееся в самых ранних исламских источниках. Не менее хорошая идея состоит в том, чтобы просто написать «Иерушалаим» арабскими буквами. В конце концов, именно так мы и называем этот город.

Ещё один шаг, который можно было бы сделать — установить на всех въездах в город большие щиты с надписью «Добро пожаловать в Иерусалим, вечную столицу Израиля». Эти щиты были бы написаны на множестве языков — каждый на своём: иврите, английском, арабском, французском, испанском, русском, китайском… Речь идёт о войне за общественное сознание, за сердца и умы людей. И такие щиты стали бы частью усилий по укреплению статуса Иерусалима и для нас, и для наших соседей, и наших гостей.

К сожалению, как в Израиле, так и в мире есть организации и люди, в том числе евреи и израильтяне, которые стремятся разделить Иерусалим, отдать его восточную, священную часть чужакам, чьим святым городом является Мекка. Мы должны были бы относиться к этим людям и организациям, как к прокажённым, выталкивая их на обочину израильского и международного консенсуса, отправляя туда, где им самое место — в помойную яму. И здесь важно напомнить о тех политиках, кто уступив давлению, положили вопрос об Иерусалиме на стол переговоров с нашими соседями, желающими нас уничтожить. С тех пор и поныне, мы горько расплачиваемся за это.

Непросто ожидать от народов мира и его лидеров, что они воспримут Иерусалим, как столицу Израиля, пока мы сами, отнюдь, не делаем все от нас зависящее, чтобы обосновать и закрепить статус этого города именно в таком качестве. Лишь тогда, когда мы сделаем всё возможное, чтобы доказать другим, что весь Иерусалим был, есть и будет нашим всегда, ни у одной страны или мирового лидера не останется никаких оснований, чтобы избежать размещения своего посольства в Вечном городе. (evreimir.com)

Портал mignews.com опубликовал аналитическую статью публициста Ирины Петровой под заголовком «Что делать с Газой? «

На съезде Института исследований Национальной Безопасности (INSS) лидер партии А-Тнуа Ципи Ливни упрекнула правительство в отсутствии четкой позиции в отношении Газы. Путь, который предлагает сама Ливни — переговоры с объединенным правительством ФАТХа и ХАМАСа — вызывает большой скепсис. Но в одном она, безусловно, права: у Израиля нет стратегии и понимания, что нам делать с Газой, даже если сейчас правительство получит полный карт-бланш от президента Трампа.

Авигдор Либерман заявил, ЦАХАЛ в следующем противостоянии будет продолжать наступать, пока противник «не поднимет белый флаг». Но военная победа над ХАМАСом — не цель, а средство. Либерман как министр обороны может и не заглядывать дальше белого флага, но как член правительства должен задуматься: допустим, флаг поднят. Что дальше?
Сектор Газа — два с половиной миллиона скученного и озлобленного населения, из которого одна часть голодает, а другая жирует на гуманитарные подачки всего мира. Высокая безработица, разделенное на кланы коррумпированное общество, рост исламистских настроений… Газа — это даже не чемодан без ручки, это никому не нужная головная боль. Она не нужна ни Израилю, ни соседним арабским государствам, ни, по большому счету, даже (Махмуду) Аббасу. Размежевание было задумано Шароном, чтобы избавить страну от этой напасти, но Газа не отпустила Израиль — она вцепилась в него всеми своими ракетами, шахидами, похищениями, подземными тоннелями.

У политиков существует несколько сценариев решения этой проблемы, и все они нереалистичны. Так называемая «Израильская инициатива» — это, по сути, то же размежевание. Министр транспорта и разведки Исраэль Кац даже назвал этот план созвучно — «отмежеванием от Газы». По его замыслу, у берегов сектора надо построить искусственный остров с морским портом. Таким образом, Газа будет избавлена от блокады, а Израиль — от опасности. Ту же задачу должна выполнять стена, о которой говорит премьер Нетанияху. Но пример шароновского размежевания говорит о том, что отгородиться от Газы нельзя. Рано или поздно там построят ракеты, которые будут преодолевать любые стены, не говоря уж об островах.

Наивно думать, что отгороженная от Израиля Газа начнет развиваться экономически и выберет мирный путь. Даже если отмежеванию будет предшествовать победная операция ЦАХАЛа, разгром и разоружение ХАМАСа — контроль над сектором возьмут другие экстремисты, которых там хватает — от «Исламского джихада» до соперника Абу Мазена (Махмуд Аббас — ред), бывшего «губернатора сектора» Дахлана.

Противоположный подход к Газе — аннексия, которую предлагает глава «Еврейского дома» (Нафтали) Беннет. Идея чисто популистская, поскольку на нее никогда не пойдет ни одно правительство, даже самое правое — и в первую очередь правое. Дело не в том, что Газу придется усмирять «огнем и мечом» и даже не в миллионах новых граждан, которые нарушат демографический баланс между еврейским и арабским населением. Дело в том, что эти миллионы получат право на пособия и другие виды помощи от государства Израиль — даже если будут ограничены в избирательном праве. Эта ситуация с большой вероятностью спровоцирует бурный социальный протест среди израильских малообеспеченных слоев и может привести к смене правительства. А аннексия территории без населения — идея совершенно утопическая.

Ходят разговоры о создании иордано-палестинской федерации и даже о едином экономическом израильско-иордано-палестинском пространстве. Мол, все жители палестинских территорий, включая и Газу, могут стать гражданами Иордании, сохраняя при этом свои муниципальные права. Трудно поверить однако, что в нынешней нестабильной обстановке Иордания согласится взвалить на себя эту обузу.

Беда в том, что оставить ситуацию, как есть, тоже нельзя — она постоянно будет провоцировать новые войны. Лишение американских денег при Трампе не заставит палестинцев Газы стать мирными и договороспособными, как не привела к этому блокада сектора. Надежда на то, что они займутся своими разборками и забудут про Израиль, не оправданы: взаимная вражда лишь временно мешает террористам объединяться против «сионистского врага». На фоне растущего недовольства населения, Газа может стать плацдармом для новой «арабской весны». И наконец, международное сообщество не перестанет обвинять во всех бедах Газы Израиль, как это было сделано только что на заседании ПАСЕ.

Главное же то, что если мы сами не решим проблему Газы, то это сделают другие. Недавно в Москве прошла встреча палестинских организаций под громким названием «Межпалестинское согласие и будущее Палестины» с участием ФАТХа, ХАМАСа и других движений, вплоть до «Исламского джихада». По оптимистичным заявлениям российских кураторов, достигнуто соглашение о создании правительства национального единства, которое может быть сформировано уже к лету 2017 года.

Верится в эти перспективы с трудом, но ведь истинная цель России — не примирение палестинцев между собой и с Израилем, а усиление своего влияния в регионе. Москва не случайно поддерживает ХАМАС, признанный террористической организацией в Израиле и США, и «Исламский джихад», не имеющий вообще никакой политической программы. Вероятно, в этих группировках Кремль видит силу, способную противостоять влиянию ISIS («Исламское государство», ИГИЛ, ДАИШ — террористическая организация, запрещенная в РФ), и может добиваться легализации ХАМАСа в глазах новой американской администрации в рамках совместной борьбы против исламского радикализма. Россия может даже снабжать экстремистов Газы оружием, как это происходит с «Хизбаллой».

Есть и другие игроки, заинтересованные в расширении своей роли в Газе, в первую очередь Катар, который делает ставку на исламизацию палестинского движения. Да и смена ХАМАСа на «Исламское государство» вполне реальна.

Одним словом, хороших вариантов здесь просто нет, да и выбор между плохими мало зависит от нас. Проблема Газы слишком давно была брошена на самотек и за это время только обострилась. (mignews.com)

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2017/02/11/ierusalim-i-gaza-chto-mozhno-i-chego-nelzya-sdelat-izrail-v-fokuse
Опубликовано 11 февраля 2017 в 11:26
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
ВКонтакте
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами