• USD 57.50 -0.40
  • EUR 68.66 -0.49
  • BRENT 56.86 +0.76%

Российско-сербские отношения: смелость с оглядкой на Трампа?

Фото: Reuters.

В последние месяцы уходящего года и в первые дни наступившего Балканы вновь стали темой для обсуждения в мировых СМИ, потеснив ставшую традиционной Сирию и Донбасс. Европейские медиа в характерной для них манере узрели в поведении сербских лидеров — неуступчивости Милорада Додика (Республика Сербская в составе Боснии и Герцеговины) и хлестких заявлениях Томислава Николича (собственно Сербия), очередную «руку Москвы», подносящую спичку к «пороховой бочке Европы». На самом же деле сербский запал даже не тлеет, а сербский порох продолжает оставаться сырым.

Возвращение спустя двадцать лет

По большому счету, начавшаяся еще в девяностых антисербская истерия никуда не делась, просто на фоне событий в Арабском мире, в Афганистане и на Украине и внешней лояльности Западу современной сербской элиты, ее накал несколько спал. Однако ничего никуда не ушло, шельмующие заявления американских и европейских лидеров, провокационные — руководителей и политиков югославских младогосударств (за исключением, конечно сербских), демонизирующие сербов документальные и художественные фильмы, соответствующие репортажи на ТВ и в газетах — все это осталось. Причем, больше в Европе, чем в США, где в последнее время скорее управляли процессом, перенеся приоритеты внешней политики в другие регионы.

И, по сути, не могло уйти, поскольку для Америки сохранение за сербами негласного статуса «мальчика для битья», которому обещают евроинтеграцию, но при этом продолжают пороть за православность и традиционные симпатии к России, означает решение югославской проблемы в среднесрочной перспективе. Шельмуя сербов, США закрепляют в регионе принцип «Разделяй и властвуй», который четко гарантирует невозможность возрождения проекта сильного государства на Западных Балканах, объединяющего местные преимущественно славянские народы с собственными геополитическими амбициями.

Но, повторимся, всего этого стало гораздо меньше в последние годы, поскольку дважды в мировой истории выступавшие зачинателями балканского объединяющего проекта сербы — раздавлены и лояльны, а остальные народы некогда единой страны, ненавидя их и обвиняя во всех собственных проблемах скопом, не сильно дружат между собой… Стало меньше до тех самых пор, покуда на Западные Балканы стала возвращаться Россия. Которая полностью дистанцировалась от присутствия в регионе в девяностые, по сути, благословив югославскую трагедию и тем самым подпустив геополитического противника к собственным границам. Которая не особо занималась Балканами, равно как и другими территориями, включая Украину, в тучные нулевые, не успевая считать прибыль от экспорта нефти и газа. В «десятые» же она шаг за шагом стала заявлять о собственных приоритетах на Балканах.

Однако не стоит думать, что в основе действий Москвы лежали какие-то идеалистические устремления — Россия просто решила воспользоваться национальным мифом сербов о братстве-единстве русского и сербского народов, ценным активом, который долгое время валялся буквально у нее под ногами. И стал нужен как раз на фоне попытки реализации проекта «Южный поток». Чем завершился последний, благодаря стараниям совокупного Запада — известно, однако от возвращения на Балканы Россия в целом не проиграла, получив практически в полное владение флагман сербской нефтяной промышленности — компанию «Нефтяная индустрия Сербии», 56,15% акций которой теперь принадлежит «Газпрому», а управляет предприятием российский топ-менеджер.

Безусловно, от подобного сотрудничества выиграла и Сербия, которая от Запада и НАТО, пытающихся интегрировать ее, но каким-то довольно оригинальным способом, на протяжении последних двух десятков лет слышала только обвинения, упреки и пустые обещания. В частности, РЖД взялось за восстановление обветшавшей и морально устаревшей железнодорожной структуры страны и поставку туда отечественных дизельных поездов. Причем, стоит отметить, что обновление железнодорожного транспорта происходит на выгодных для Сербии условиях: контракт между странами был заключен на сумму в $ 940 млн, из них $ 800 млн — государственный экспортный кредит России.

И вроде бы, чисто внешне Россия стала ближе к Сербии и к Балканам в целом: Владимир Путин лично принял участие в прошедшем по случаю 70-летия освобождения от немецкой оккупации военном параде в Белграде, Россия в этом году обещалась поставить сербской армии, стараниями Запада находящейся в далеко не самом лучшем состоянии, шесть МиГ-29 (Белград заплатит только за ремонт и модернизацию машин), тридцать танков Т-72С и тридцать БРДМ-2 — опять же, на выгодных для Сербии условиях. Также стороны пришли к соглашению, что Москва передаст Сербии и средства ПВО, необходимые сербам, если вспомнить агрессию НАТО, как воздух. В довесок в соседней Черногории было учреждено Балканское казачье войско во главе с атаманом, принимавшим в свое время участие в боях за Приднестровье и Новороссию. Мотоциклисты из клуба «Ночные волки» активно действуют в Сербии, Македонии и Черногории. В свою очередь, с началом украинской агрессии на Донбассе многие сербы, как ранее русские добровольцы в Боснии, пошли защищать своих братьев. И, что самое главное, Белград отказался присоединиться к антироссийским санкциям Европы, опять же выигрывая при этом — сербские фрукты, овощи и молочная продукция, которую ЕС не пускали на собственные рынки, начала поставляться в Россию взамен европейской.

Сюрприз для патриотов

Казалось бы, что еще может быть лучше? Следует ли после такого удивляться тому, что президент Сербии Томислав Николич довольно жестко отреагировал на то, что самозваные косовские власти не пустили на аннексированную сепаратистами территорию страны поезд из Белграда? Один, кстати, из тех, что был поставлен из России, и должен был проследовать через территорию псевдореспублики в Македонию. «Если будут убивать сербов, то да (готов ввести войска в Косово — прим. авт). И не только войска, мы сами все туда пойдем. И я первым туда пойду, мне не впервой» (Николич в составе четнических подразделений принимал участие в военных действиях 90-ых годов).

И стоит ли удивляться упрямству президента сербского энтитета Боснии и Герцеговины — Республики Сербской, Милорада Додика, который не согласился, несмотря на давление Запада и истерику боснийско-хорватских и боснийско-мусульманских политиков, менять дату Дня Республики (те сетовали на то, что день республики приходится на православный праздник, и, следовательно, этим нарушаются права проживающих на ее территории католиков и мусульман, и на то, что праздничным днем объявлена годовщина учреждения самой республики, когда сербская община БиГ проголосовала за собственное государственное образование и, по сути, против выхода из состава Югославии)? Тем более, что за сохранение этой даты в ходе недавнего сентябрьского референдума проголосовало подавляющее большинство жителей РС. «Мы мечтаем стать единой частью матери-Сербии, — сказал Додик, подлив масла в огонь разгорающегося конфликта. — Этот сон постоянно повторяется, и когда-нибудь он осуществится».

Удивляться, безусловно, не стоит. Но и обнадеживающих выводов на основе риторики сербских лидеров делать тоже не нужно. На самом деле, изначально «заходя» в Сербию, руководство России сделало ставку не на патриотические силы, а на местных умеренных либералов — Сербскую прогрессивную партию, — причесанный с учетом местных реалий аналог «Единой России». Партию, ориентированную на вхождение в ЕС и сотрудничество НАТО, но без потери собственной государственной и национальной идентичности, хотя, казалось бы, это взаимоисключающие понятия. Но российская политика во многом состоит из таких вот взаимоисключений. Достаточно вспомнить, как в угоду «партнерам» было остановлено наступление ополченцев на Мариуполь, после чего начался затяжной, но кровавый «Минск» — впрочем, это немножко другая история.

Но у Балкан есть своя, схожая. Например, когда оппозиционные сербские партии — Демократическая партия Сербии и Сербское движение «Двери», в отличие от «прогрессистов» признавшие российский Крым, последовательно выступавшие против интеграции с ЕС и НАТО («прогрессисты» же шли на выборы целенаправленно выступая за такую интеграцию), но за сближение с Россией, вышли на улицы протестуя против махинаций правящей прогрессистской партии на выборах в местный парламент (вспомним 2011-ый год), спикер МИД РФ Мария Захарова поспешила обвинить в организации этих беспорядков некие зарубежные неправительственные организации (!). К этому можно добавить, что Россия до последнего времени выступала за функционирование откровенно антисербского Гаагского трибунала — до тех пор, пока угрожать Гаагой в связи с Крымом не начали руководству РФ. А сотрудники российского посольства изо всех сил убеждали жителей сербских анклавов в Косово участвовать в выборах местного квази-государственного албанского образования.

Хозяев не меняют

Так с чем же связана активность сербских лидеров в канун 2016-го и в начале 2017-го года? Их потрясающе смелые выступления, которые были просто немыслимы еще полгода назад?

А все с тем же, с чем связаны и смелые заявления нынешнего российского руководства — с надеждой на смену курса американской политики. Перед уходом с политической арены администрация Обамы, готовившая России югославский сценарий, сделала все для того, чтобы напоследок как можно серьезней насолить Москве. К таким шагам, например, можно отнести и прошедшее через Конгресс решение о поставке американского оружия Украине. Что же касается Балкан, то там антироссийская деятельность также усугубилась аккурат накануне выборов в США: в Черногории был раскрыт «заговор» с участием сербских и российских граждан, якобы намеривавшихся свергнуть прозападное руководство страны, буквально вчера вылезшая из террористических схронов сепаратистская разведка Косово вскрыла на территории региона целую российскую шпионскую сеть, плюс последовательный союзник России Милорад Додик попал под американские санкции.

Однако в США теперь новый президент, и с тем связан небывалый подъем надежд и ожиданий московской элиты. Которая, кстати, традиционно не бросала американскую экономику в беде, продолжая регулярные миллиардные закупки американских облигаций даже на фоне нестабильности в экономике собственной. Подобные настроения автоматически проецируются и на Сербию, где по случаю вспомнили слова Трампа, сказанные им в телешоу Ларри Кинга: «Клинтоны устроили хаос на Балканах и в Косово. Посмотрите, что мы сделали Сербии своими бомбардировками. Эти сербы спасали американских пилотов во время Второй мировой войны. Большая ошибка, что мы бомбили народ, который был нашим союзником в двух мировых войнах. Клинтоны считают это успехом, а для меня это — позор. Извиняюсь перед сербами за все ошибки американской политики, и, прежде всего, за ошибки Клинтонов. В борьбе с исламским терроризмом нам нужны союзники с опытом борьбе против этого зла, а в Европе это русские и сербы. Если я встану во главе Америки, то будет изменен внешнеполитический курс, который до сих пор зачастую был ошибочным».

Да, вслед за Россией трампофилия просочилась и в Сербию. И если российские кураторы позволили корпусам ЛНР и ДНР отвечать на обстрелы ВСУ, то почему бы некоторых вольностей не позволить и сербам? Но политика с оглядкой на США все равно остается политикой вторичного государства, не имеющего права на самостоятельную позицию на мировой арене. А вторичные государства изначально не имеют права на серьезные самостоятельные шаги.

Алексей Топоров, специально для EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2017/01/31/rossiysko-serbskie-otnosheniya-smelost-s-oglyadkoy-na-trampa
Опубликовано 31 января 2017 в 12:02
Все новости

22.09.2017

Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами