• USD 57.32 -0.18
  • EUR 68.13 -0.53
  • BRENT 57.23 +0.65%

В Литве заочно дали главе вильнюсского ОМОНа двенадцать лет тюрьмы

Фото: Vida Press.

Литовский апелляционный суд заочно принял решение по делу бывшего командира вильнюсского ОМОНа (отряда милиции особого назначения) Владимира Разводова, информирует Delfi.lt. Председатель коллегии из трех судей Сигита Беляускене объявила, что Разводова признали виновным — ему назначили наказание в виде лишения свободы на двенадцать лет.

Разводова признали виновным по 100 ст. Уголовного кодекса Литвы («запрещенное международным правом обращение с людьми») и по 103 ст. («нанесение травм, истязание и др. нечеловеческое обращение с людьми, которые находятся под защитой международного гуманитарного права»). «Разводов совершил тяжкие преднамеренные преступления. Его ответственность отягчается тем, что преступление было совершено группой лиц опасным для общества способом с использованием огнестрельного оружия», — гласит постановление суда. Там же указывается, что «Разводов также должен возместить пострадавшим нанесенный ущерб» — более 14 000 евро. Правда, в некоторых эпизодах он был оправдан «за недостатком доказательств вины».

До этого вердикта дня не дожил другой командир вильнюсского ОМОНа Болеслав Макутынович. Он умер в ноябре 2015 года в России, поэтому в его отношении судебное разбирательство было прекращено. Правда, подчеркивается, что Литва не получила официального подтверждения смерти Макутыновича, «несмотря на то, что и суд, и прокуратура неоднократно обращались в российские инстанции». О смерти Макутыновича в суде сообщила его сестра, которая проживает в Литве — однако, она сказала, что сама на похороны не ездила. По словам судей, «о смерти Макутыновича сообщали СМИ, однако если в будущем выяснится, что он все-таки жив, то прокуроры смогут рассмотреть возможность возобновления процесса».

Напомним, что Вильнюсский окружной суд Вильнюса 4 июня 2015 года заочно оправдал Макутыновича и Разводова. Суд постановил, что они не причастны к штурму телецентра в Вильнюсе в январе и расстрелу пограничного КПП Медининкай в июле 1991 г., и что, «согласно международному праву, судить за инкриминируемые им преступления можно было бы в том случае, если бы они были совершены в условиях войны или оккупации». Литва в то время уже провозгласила свой выход из СССР, но в ней ещё были дислоцированы советские войска. Прокуратура обжаловала этот приговор в Литовском апелляционном суде и просила приговорить Макутыновича и Разводова к 12 годам лишения свободы каждого, а также присудить с них возмещение нанесенного ущерба по гражданским искам. Поскольку поступили сведения о смерти Макутыновича, его дело было закрыто.

Отметим, что история вильнюсского ОМОНа берёт свое начало в 1988-м — отряд был создан приказом министра внутренних дел СССР для борьбы с организованной преступностью и массовыми нарушениями общественного порядка. По национальности около половины его состава оказались литовцами. Тем не менее к началу 1991 года, когда в Литве уже был решительно взят курс на выход из СССР, большинство бойцов вильнюсского ОМОНа решили сохранить верность Советскому Союзу. «Отряд, как и вся милиция — это люди, люди разных национальностей, разных убеждений. И то, что происходило в обществе, конечно, имело место и у нас. Часть работников ушла, потому что они были сторонниками независимости Литвы. Советскую платформу приняли почти две трети личного состава… Я с группой офицеров принял решение перевести отряд под союзное подчинение, потому что местные власти хотели нас использовать для подавления антинационалистических выступлений, которые начинали принимать массовый характер. И таким образом в ночь с 11 на 12 января мы захватили полностью базу отряда и стали работать под союзным подчинением», — вспоминал позднее бывший командир отряда, поляк по национальности Болеслав Макутынович. «Мы брали под охрану государственные объекты СССР. Их пытались занять незаконные вооружённые формирования; мы деблокировали таможенные посты, которые росли, как грибы после дождя… На нашем счету было много разных операций, в частности, операции по разоружению незаконных формирований. Мы их успешно проводили, причём не один раз, что, конечно, вызывало ярость у противоборствующей стороны. Ландсбергис (тогдашний председатель Верховного совета Литовской ССР, взявший курс на отделение. — EADaily) призывал население Литвы штурмовать нашу базу», — говорил Макутынович.

После событий августа 1991 года Вильнюсскому ОМОНу был предъявлен ультиматум со стороны литовского МВД: либо отряд разоружается и остаётся на территории республики, либо выводится в Россию. Часть сотрудников осталась, а группа примерно из 60 человек вылетела самолётом в Россию. «Нас разместили на базе дивизии имени Дзержинского. В тот период нашлись светлые головы в МВД СССР и на протяжении двух-трёх недель решили судьбу каждого. Мы были оформлены в органы министерства внутренних дел. Но через несколько месяцев прекратил существование СССР, и в январе 1992 года наши люди практически полностью были выдворены из этих органов. Нам пришлось выкарабкиваться самим…» — делился воспоминаниями бывший командир вильнюсского ОМОНа. Он сожалел: «Я понял, что «никто не даст нам избавленья, ни Бог, ни царь и ни герой…» «А жалею о том, что мы слепо шли за Центром, считали, что им там, в Москве, видней… Надо было поступать по примеру Приднестровья…»

По утверждению Макутыновича и Разводова, в 1991 году они противостояли «сепаратистским движениям», государственному перевороту и не собирались скрывать своей верности данной ими советской присяге. «Самое обидное, что в России до 1998 года я находился в розыске. В Интерполе до сих пор числюсь. Меня периодически задерживали. В очередной раз я был задержан в 1998 году на Ленинградском вокзале. Хорошо, что со мной был человек, который сообщил об этом в Генпрокуратуру, подключил политических деятелей. Мы до сих пор проходим по каким-то оперативным учётам, как якобы «вильнюсская преступная группировка», — сетовал в 2000-м Макутынович в беседе с корреспондентом «Литературной России». Нелегко пришлось и его семье, оставшейся в Литве. «Моя жена Наталья находилась под постоянным контролем. На одиннадцатилетнего сына было совершено покушение. Он получил черепно-мозговую травму и перелом тазобедренного сустава», — рассказывал Болеслав Макутынович.

Он успел поделиться деталями интересного разговора: «Я не так давно разговаривал со своим главным врагом. Он был тут в Москве. Это Аудрюс Буткявичус. Он был министром обороны Литвы с 1991 по 1993 год. Потом он успел посидеть в тюрьме. Его арестовали за махинации и дали пять лет строгого режима. Но в то время он был одной из ключевых фигур. Я с ним встречался в прошлом году здесь, в Москве. Он приезжал по делам. Буткявичус многое понял. Он сказал мне интересные слова: „Болеслав, на самом деле мы и не думали выходить из состава СССР… Нас вытолкнули“». Отвечая на вопрос, кого имел в виду Букявичус, Макутынович сказал: «По существу, Центр. 13 января 1991 года, когда произошли события вокруг телебашни, премьер-министр Литвы сбежал, Ландсбергис тоже пытался скрыться… Испуг был полный. Сегодня мы имеем явные доказательства того, что тринадцать человек и как раз 13 января, как по заказу, были убиты снайперами того же Буткявичуса, потому что они стреляли с окрестных домов. В интервью одной из лондонских газет Буткявичус проговорился. Он сказал, что это была тщательно спланированная операция и что жертвы были неизбежны… А начиналось у нас с того, что по улицам Вильнюса в 1989 году ходила группа умалишённых, выпущенных из психиатрической больницы, где-то двадцать-тридцать человек. Они выкрикивали националистические лозунги, но их никто серьёзно не воспринимал… И движение „Саюдис“, которое возглавлял Ландсбергис, называлось сначала „социалистическим движением за перестройку“ — никак не иначе…»

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2017/01/25/v-litve-zaochno-dali-glave-vilnyusskogo-omona-dvenadcat-let-tyurmy
Опубликовано 25 января 2017 в 17:45
Все новости

24.09.2017

Загрузить ещё
Аналитика
ВКонтакте
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами