• USD 57.50 -0.40
  • EUR 68.66 -0.49
  • BRENT 56.86 +0.76%

Татары Мордовии — заложники амбиций Казанского кремля: мнение

Школьницы села Белозерье. Фото: youtube.com

В Казанском кремле решили продолжить стратегическое наступление на федеральный центр, которое началось в декабре с громких жалоб президента республики Рустама Минниханова — он предположил, что Москва в 2017 году будет «раскулачивать» Татарстан в пользу менее успешных регионов. На сей раз тактика Казани изменилась — «воевать с Москвой» решили в соседней Мордовии, которая Татарстану ничего плохого не сделала.

На днях рупор татарской этнократии, «деловая газета» «Бизнес-Online» опубликовала материал о репрессиях властей Мордовии по отношению к татарам из села Белозерье, расположенного в 26 км. к северу от Саранска. «В татарском селе Белозерье, где находится 8 мечетей и 90% населения читает пятикратный намаз… руководство региона потребовало от учителей и учениц местной школы снять мусульманские платки. Те отказались, посчитав приказ унижением и нарушением Конституции», — говорится в статье, автором которой является Гульназ Бадретдин, хорошо известная своими национал-сепаратистскими взглядами (соавтор Алексей Лучников указан, вероятно, из соображений политкорректности).

Далее Бадретдин вводит читателя в мрачные подробности инициированных Саранском (читаем, Москвой) репрессий против целого татарского села.

Ужасы одного маленького хиджаба

По словам авторов текста, прелюдией к «хрустальной ночи» в Белозерье стало то, что власти Мордовии накануне 2017 года усилили антитеррористические профилактические меры в регионе. Столица Мордовии Саранск претендует на принятие в 2018 году чемпионата мира по футболу, и превентивные действия против терроризма — необходимое требование.

23 декабря в администрации Ромодановского района, куда относится татарское село Белозерье, прошло выездное совещание республиканской антитеррористической комиссии и оперативного штаба. «Участники заседания обсудили, в частности, комплекс мероприятий по противодействию угрозам радикализации мусульман региона. Особое внимание было обращено на необходимость более предметной работы по профилактике радикализма в образовательных учреждениях республики», — описывают Бадретдин&Лучников ход совещания в мордовском НАК. Журналисты подводят читателя к мысли, что необходимое для безопасности и престижа региона мероприятие было чем-то вроде Ванзейской конференции января 1942 (на совещании руководителей СС и чиновников НСДАП в пригороде Берлина Ванзее, проходившем под председательством шефа РСХА Рейнхардта Гейдриха, было решено уничтожить всех евреев Европы — EADaily), где в роли евреев выступили местные татары. В тон высказался мордовский адвокат Марат Ашимов: «Хотелось бы отметить, что не имелось ни одного случая радикализма, экстремизма и прочих подобных моментов в образовательных учреждениях Мордовии, в том числе и в Белозерье». Ашимов навязывает аудитории нелепое для правоведа умозаключение: если где-то за месяц или полгода не было ни одного убийства, значит там совсем не нужна полиция. Несколько ниже мы поясним, что господин Ашимов говорил непозволительные для юриста глупости не просто так.

Вернемся к тому, что «Бизнес-Online» окрестила массовыми репрессиями российских властей против татар Мордовии на почве аурата. Несмотря на то, что, по словам Ашимова, в школах Ромодановского района ранее не было ни одного эпизода по статьям исламистской направленности, в школу татарского села Белозерье «как бы случайно» выехала комиссия Минобразования Мордовии, во главе с замами министра Галиной Явкиной и Людмилой Солдатовой. Вице-министры собрали в школе всех учителей и потребовали у педагогов-татарок, носящих из соображений религии платки, чтобы те «разоблачались».

Тут и начались настоящие «репрессии», такие, перед которыми бледнеют кошмары Холокоста. Исполнителем их стала Вера Липатова, не столь давно назначенная директором Белозерской школы. К вящему ужасу «Бизнес-Online», Липатова не заступилась за своих коллег-татарок, а подписала приказ, вносящий изменения в правила внутреннего распорядка учебного заведения. Головной платок (точнее сказать, хиджаб) был квалифицирован согласно статьям циркуляров Министерства образования и науки Российской Федерации как одежда неустановленного образца, носить которую в российских школах запрещено. И посему ношение ученицами и учительницами хиджаба в рабочее время приказом директора Веры Липатовой запрещалось под угрозой штрафа. Кошмар, заслуживающий, в лучшем случае, громкого судебного иска в Международный уголовный суд.

Все ли так благополучно в богатом татарском селе?

В тексте статьи есть косвенное указание на то, почему в мордовском ведомстве просвещения обеспокоились хиджабами в школьных коридорах Белозерья. «Учительский коллектив был назван виновником радикализации молодежи и объявлен чуть ли не ячейкой экстремизма в селе, — говорится в статье. — Женщин продержали более четырех часов, не выпускали из кабинета, не давали даже высказаться». Ни для кого уже не секрет, что Мордовию в последнее время в журналистских и экспертных публикациях именуют не иначе как «Мордовским халифатом», «столица» которого как раз татарское село Белозерье. Зажиточным татарским селом, которое странным образом «поднялось» в нулевых годах, фактически заправляют бизнесмен-ваххабит Айса Батраков и его собрат по вере и бизнесу Касым Баймашев — депутат Ромодановского муниципального собрания и по совместительству человек, авторитетный в криминальных кругах. Фирма по производству жареных семечек и корма для животных «Карпай», записанная на племянников Баймашева, в мае прошлого года стала фигурантом уголовного дела по хищению из государственной казны значительных государственных средств. Следственный комитет тогда насчитал 1,5 млн украденных рублей. Учитывая, что следствие по «Карпаю» до сих пор идет, вероятно, что фирма благочестивого салафита Баймашева увела намного больше федеральных денег. Впрочем, для небогатой Мордовии и 1,5 млн рублей это очень большая сумма, крайне нужная региону в кризисный период.

Финансовые схемы ваххабитов рождаются для того, чтобы готовить и вооружать террористов. Только по официальным данным, сейчас в Сирии воюют около 20 уроженцев Белозерья. И, по словам жителей села, один из них, 50-летний Фярит Янгличев, уже нашел там свою смерть. В ноябре прошлого года Ленинский районный суд Саранска заочно арестовал сразу трех уроженцев села, объявленных в международный розыск. 21-летние Раиль Бикмаев и Фаиль Янгличев, а также 20-летний Раис Янгаев обвиняются в участии в деятельности террористической организации — то есть запрещенной в России террористической организации ДАИШ («Исламское государство», ИГ, ИГИЛ). Имам села Белозерье Равиль Абдулов до сих пор является героем для проваххабитских и национал-сепаратистских сайтов. В марте 2015 года Абдулов был арестован в ходе рейда ФСБ по подозрению в терроризме. Выяснилось, что духовный наставник большого татарского села в течение нескольких лет занимался проповедью идей запрещенных в России террористических организаций и отправкой в ДАИШ боевиков из числа своих последователей. Весьма любопытно, что проповедник терроризма спокойно и без тревог служил в Белозерье много лет, выезжал на мусульманские конференции, давал интервью разным СМИ, где уверял читателей, что борется с ваххабизмом в родном селе. К слову, мордовский проповедник ДАИШ до джихадизма был татарским национал-сепаратистом, близко дружит с небезызвестной «бабушкой татарского национализма», неоднократно судимой за разжигание межнациональной вражды Фаузией Байрамовой.

С такими имамами как Абдулов татары Белозерья были просто приговорены пропитаться джихадизмом. Как видим, саранский адвокат Марат Ашимов, уверяющий читателей «Бизнес-Online» в том, что в Белозерье никаких ваххабитов никогда не было, откровенно лжет. Цель этой лжи понятна: создать общественный фон, на котором чиновники и силовики Мордовии предстанут палачами, а ваххабитские главари из Белозерья — пламенными защитниками ислама. Татарскому социуму села, накачиваемому из года в год джихадизмом, в этом раскладе уделялась роль необходимых «делу истинного ислама» жертвенных овечек.

Появившаяся в социальных сетях фактологическая конкретика с мест иллюстрирует, что по части «репрессий» против хиджабов в Белозерье наврала и уважаемая редакция «Бизнес-Online».

Как все было в школе на самом деле

По сути дела, фактическая база обвинения против властей и силовиков Мордовии, которую в оперативном режиме сшили авторы нашумевшей статьи-«бомбы», стоит на аудио- и видеозаписях с угрозами директора школы и чиновников Минобразования Мордовии в адрес части коллектива, который якобы предпочел лучше иметь проблемы с законом, чем «предать предписания ислама». На Youtube висит видеозапись слов директора Веры Липатовой о том, что если мусульманки не покорятся, то будут иметь удовольствие общения с ФСБ.

Что же в самом деле произошло в школе татарского села? Реальность такова, что в школе восприняли визит чиновников и некоторых полицейских как обычный рабочий момент. Как к заурядному факту отнеслись и «защитницы хиджабов». Белозерье — село с многолетним ваххабитским стажем, и к антитеррористическим рейдам там привычны. Более того, опасные игры с законом начинают надоедать и многим жителям, которые в той или иной степени разделяют идеи «чистого ислама». Когда директор школы огласила приказ о запрете ношения хиджабов, часть ваххабитского женского джамаата школы предпочла согласиться с приказом. Но только часть. Наиболее деструктивная группа начала провоцировать скандал. «Диалог быстро превратился в базар, — пишет очевидец в соцсетях. — „Вооружившись“ звукозаписывающей техникой, два молодых педагога, решившие поначалу уволиться, зашли в кабинет директора и заявили, что передумали увольняться. Затем последовал неконструктивный диалог, после которого взволнованные женщины вышли из кабинета к своим сторонникам и поделились новостью, что на место происшествия зачем-то приедут полицейские и даже сотрудники ФСБ».

К слову, рейды ФСБ — непременная часть антитеррористической деятельности в тех местах, которые считаются спецслужбами России источниками опасности. Вследствие антитеррористической работы, которая активизировалась сейчас в Мордовии, силовики имеют в Белозерье право льготного пребывания, и понятно, что могут прийти без препятствий и в школу, и в мечеть. Так что дирекция школы, если даже упоминала ФСБ в беседе с провокаторами, ничего криминального не сделала. В последние дни декабря провокаторы устроили в селе стихийный митинг. Когда в селе начали готовиться к Новому году, главари провокаторов использовали предпраздничную шумиху как отвлекающий маневр для своей пиар-кампании. На ангажированных ресурсах вроде «Голоса ислама», «Ансар.Ру» вскоре появились душераздирающие статьи о том, что в Мордовии попирают святые чувства татарок-мусульманок, в том числе, невинных девочек, для которых хиджаб — единственное оружие для защиты своей чистоты. Районные и республиканские чиновники, силовики, и особенно директор школы — русская женщина представали в этих материалах наследниками германских нацистов. Одним из людей, которые стояли за этим геббельсовским «шедевром» дезинформации, был… уже известный нам адвокат из Саранска Марат Ашимов.

Вспоминая Фридриха Паулюса

Наиболее удивляет в этом не очень увлекательном детективе позиция властей Татарстана. Совершенно очевидно, что статья в «Бизнес-Online» о «хиджабном скандале» в Мордовии — это заказ из Казанского кремля. Сейчас в структурах администрации Рустама Минниханова стоит важнейший вопрос — как сохранить прежние позиции, позволявшие Казани внаглую торговаться с Москвой, как в «старые добрые» девяностые? Решения Москвы о взимании «сверхприбылей» Татарстана в федеральную казну в пользу дотационных регионов — признак того, что в Москве решили кончать с исключительностью поволжской республики. Не могут не видеть в Москве и того, что большие деньги Татарстану впрок не идут. У самой благополучной республики (фразеология Казанского кремля) — третье место по государственному долгу по России — 94 млрд 408,5 млн рублей.

Следует отметить, что финансовая ситуация в Татарстане за последнее время резко ухудшилась: после того, как Банк России отключил системообразующий «Татфондбанк» (ТФБ) от системы банковских электронных срочных платежей и ввел мораторий на удовлетворение требований кредиторов, в республике начался банковский кризис. Вслед за ТФБ проблемы возникли у других местных банков — вкладчики выстаивают огромные очереди, пытаясь получить деньги. Самый благополучный регион, где рекламщики и пиарщики — наиболее высокооплачиваемые профессии, оказался в ситуации «акча юк». Говоря по-русски, денег нет.

Казань в этой ситуации оказалась в критическом положении. Примерно в таком, в каком 6-я армия Фридриха Паулюса оказалась в январе 1943 года в котле под Сталинградом. Командование вермахта в своем случае решило отодвинуть на передний край своей обороны полевые лазареты, прикрывшись ими как живым щитом (международные правила ведения войны запрещают открывать огонь по символике Красного Креста). В Казанском кремле, как видим, прикрылись соседней Мордовией, решив защищать свой карман двумя путями: 1) путем наглого вторжения в дела соседнего региона; 2) адвокатированием джихадистов, которые пополняют число террористов ДАИШ. Эта тактика — явный знак того, что власти Татарстана теряют чувство реальности.

Муса Ибрагимбеков

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2017/01/13/tatary-mordovii-zhivoy-shchit-dlya-appetitov-kazanskogo-kremlya-mnenie
Опубликовано 13 января 2017 в 09:54
Все новости

23.09.2017

Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами