• USD 62.49 -0.79
  • EUR 66.05 -1.11
  • BRENT 54.33 +0.81%

Белоруссия и белорусы в Российской империи: время расцвета

Подобно многим другим странам бывшего СССР, история в Белоруссии сегодня превратилась в служанку идеологии, фабрикующую мифы об «исконной» и «древней» государственности. Однако если в 90-е годы искажением и ревизионизмом истории занимались только представители маргинальной националистической оппозиции, то с начала 2000-х за дело взялись и представители официальной белорусской науки. Даже по сравнению с идеологизированными временами СССР, нынешняя ситуация поражает масштабами откровенного попрания всяких критериев объективности. В результате формируется не имеющий отношения к реальным фактам политизированный вариант истории белорусского народа, который предсказуемо пропитан антироссийскими установками.

Русофобия проявляется не только в негативных оценках влияния России на белорусов, но и в последовательном замалчивании и исключении упоминаний об изначальном единстве русских (в том числе предков нынешних белорусов и украинцев) в составе Киевской Руси или о важнейшем этапе развития Белоруссии в составе Российской империи. Из официальной истории постепенно вытесняется как слишком связанный с Россией и советский период, уступая место фантазиям на тему мнимого расцвета белорусского народа в составе Великого княжества Литовского и Речи Посполитой. Экскурсоводы Гродно целенаправленно формируют у белорусских школьников и зарубежных гостей представление о Западной Белоруссии как о польско-католическом крае, аналогичные подходы практикуют их коллеги из Могилёва и других городов.

Больше всего, однако, от исторического ревизионизма и идеологизации досталось эпохе развития Белоруссии в составе Российской империи с конца XVIII века по 1917 год. Если судить по сегодняшним официальным белорусским мероприятиям, выставкам и публикациям, то создаётся впечатление, что история белорусов прервалась где-то в конце XVIII века, чтобы затем загадочным образом возродиться в 1991 году. Тем не менее, при всём желании ревизионистов и пропагандистов, период Российской империи в истории белорусского народа исключить или забыть невозможно.

XIX век имел принципиальное значение для всех европейских стран, характеризауясь небывалым подъёмом культуры и науки, экономическим и политическим развитием не только традиционных политических центров, но и отсталых провинций. Объяснение этим очевидным фактом лежит на поверхности: XIX век был эпохой расцвета европейских империй, среди которых крупнейшей и наиболее влиятельной на европейском континенте была Российская империя. Следует напомнить, что территории и народы, участвующие в имперских проектах, получают уникальную возможность культурного взаимодействия и совместного социального и экономического развития в рамках большого политического пространства.

Примером того, как Российская империя повлияла на развитие белорусских территорий, может служить история города Минска, столицы сегодняшней Белоруссии. В 1790 году население Минска, провинциального городка Речи Посполитой, насчитывало всего лишь около 6000 жителей, и это при том, что история города восходит как минимум к XI веку, когда он впервые был упомянут в летописях. Хотя в XII веке Минск стал центром удельного княжества, с XIV века он влачил жалкое существование в составе ВКЛ и Речи Посполитой. Развитию Минска не помогло ни пресловутое магдебургское право, полученное в конце XV века, ни воспеваемая сегодня белорусскими властями исторически малозначительная деятельность польско-литовских князей. За 300 лет магдебургского права и польско-литовского господства в Минске была построена ратуша, открыт иезуитский коллегиум и основан монастырь бернардинцев, а также происходили периодические пожары и разрушения в результате военных действий.

В целом, история белорусских земель этого периода не случайно оставила крайне скудный материал, в котором даже рьяные националисты обнаруживают лишь исключительно курьёзные артефакты вроде «слуцких поясов», изготовлявшихся рабским трудом на потеху одуревшим от роскоши польским магнатам. Можно предположить, что если бы не возвращение в состав России в 1793 году, то Минск и сегодня мог бы оставаться малозаметным провинциальным городком где-нибудь на окраине Польши. Однако история распорядилась по иному — с 1793 года Минск стал центром Минской губернии Российской империи, а через два года было отменено архаичное магдебургское право, так и не принесшее городу счастья и процветания. С этого момента Минск, подобно другим белорусским городам и землям, стал быстро развиваться. Достаточно сказать, что согласно переписи населения 1897 года в Минске проживало уже 91 тысяча человек, то есть население за столетие увеличилось в 15 раз.

Рост населения сопровождался строительством, развитием городской культуры и появлением новых технических достижений цивилизации. В 1871−74 годах были построены Московско-Брестская и Либаво-Роменская железные дороги, проходившие через Минск с общим протяжением в Минской губернии в 495 верст. Вместе с железными дорогами было построено два железнодорожных депо, вокзалы и ремонтные мастерские. Вскоре в городе появились и другие технические новации: в 1874 году — водопровод и первый фонтан, в 1890 — телефон, а в 1894 — первая электростанция. Важным событием стало появление в 1892 году нового вида общественного транспорта — конно-железной дороги, просуществовавшей до 1928 года. В 1836 году открылась первая публичная библиотека, с 1838 года стала печататься газета «Минские губернские ведомости», а к 1914 году в Минске издавалось 24 газеты и журнала. К середине XIX века более половины городских улиц были вымощены булыжником, 25% строений составляли каменные дома. Развитию города не смогли воспрепятствовать ни французская оккупация 1812 года, ни разрушительный пожар 1835 года, ни эпидемия холеры 1848 года, унесшая жизни 1100 человек. О быстром развитии города во второй половине XIX века свидетельствует то, что в период с 1860 по 1897 годы площадь Минска выросла в 10 раз, а население увеличилось с 27 тысяч до 91,5 тысяч жителей.

Экономическое развитие в составе Российской империи превратило Минск в промышленный город, в котором к 1900 году было 58 заводов и фабрик, включая машиностроительные и металлургические предприятия, на которых трудилось 2800 рабочих и 6000 ремесленников. С экономическим подъёмом связано открытие в Минске в последней трети XIX века Минского коммерческого банка, а также отделений Государственного, Азовско-Донского, Петербургско-Азовского и других банков.

Развитие полноценного образования, науки и культуры также стало возможным благодаря Российской империи. Ещё в 1799 году в Минске было создано губернское училище, которое с 1803 года получило статус гимназии. В начале XIX века в Минске также действовали парафиальная приходская школа, православная семинария, римско-католическая семинария и женские пансионы. В 1879 году в Минске были открыты музыкальная школа и 4-хклассное городское училище, в 1880 — реальное училище, а к концу XIX века система образования стала быстро развиваться в соответствии с требованиями времени. Согласно переписи 1897 года Минск по народной грамотности занимал первое место среди городов Российской империи, а уровень грамотности населения Минска достигал 57 процентов. Для дальнейшего повышения уровня образования в 1898 году Минская городская дума представила проект всеобщего обязательного обучения детей в возрасте от 7 до 12 лет.

Показателем развития системы образования стало то, что к 1913 году в минской правительственной гимназии обучались представители всех сословий, включая крестьян и рабочих, а также различных национальностей и вероисповеданий, в том числе евреи и мусульмане. На 1 января 1913 года в Минской губернии было 2731 учебное заведение, среди которых было 1816 начальных школ Министерства народного просвещения. В 1914 году на 100 тысяч населения Минска приходилось 35 средних учебных заведений, включая две мужские и пять женских гимназий, два реальных училища, коммерческое училище, две женские прогимназии и духовную семинарию, в которых обучались около 160 тысяч человек.

С конца XIX века по мере роста города развивалось не только образование, но и другие необходимые элементы полноценной городской жизни, включая больницы, родильные дома, детские ясли, театры и библиотеки. За период нахождения города в составе Российской империи отмечены существенные изменения в этническом составе его населения, в чём немалый вклад Крестьянской реформы 1861 года. По итогам всенародного сбора пожертвований в центре Минске был установлен памятник Александру II Освободителю, разрушенный большевиками и до сих пор не восстановленный, так как Академия наук, городские и республиканские власти выступили категорически против предложения белорусской интеллигенции заново собрать пожертвования и восстановить памятник без обременения бюджета.

Отдельной темой является политическая жизнь на белорусских землях, которая ещё с советских времен представлялась как задавленная и загнанная в подполье самодержавной властью. В действительности, как показывает пример Минска, политическая жизнь в Российской империи была куда более разнообразной, нежели в сегодняшней Белоруссии. В 1821−22 годах в Минске жили некоторые декабристы, а один из их лидеров, Никита Муравьёв, даже написал во время своего пребывания в городе программный документ «Северного общества» — новую либеральную конституцию.

В последующие десятилетия в Минске действовали разнообразные политические организации, включая отличавшиеся радикализмом народнические общества «Чёрный передел» и «Народная воля». С 1880-х появились марксистские кружки и начали проходить регулярные забастовки и стачки рабочих, на которых выдвигались не только экономические, но и политические требования. Так, например, в 1901 году в городе прошли три демонстрации и семь стачек.

В конце XIX — начале XX века в Северо-Западном крае бурлила партийная жизнь и Минск не был исключением. Активно действовал созданный в 1897 году в Вильно с участием минских делегатов БУНД (Всеобщий еврейский рабочий союз в Литве, Польше и России), сыгравший ключевую роль в I съезде РСДРП, состоявшегося в 1898 году в Минске. В начале XX века проявлялась активная деятельность Рабочего союза Литвы и Социал-демократии Королевства Польского, Партии социалистов-революционеров и других левых организаций. Заметны были либералы, прежде всего — Конституционно — демократическая партия и Союз 17 октября. Весьма влиятельны были консерваторы — Союз Русского народа, Русский окраинный союз и Русское окраинное общество, Общество «Крестьянин», Западно-Русское общество, Всероссийский национальный союз и другие. Большое влияние имели православные братства и дворянские собрания, а также профессиональные объединения.

Таким образом, с конца XIX века на территории Белоруссии существовали разнообразные общественно-политические движения на любой вкус, при этом власти активно преследовали лишь откровенно террористические организации, часто закрывая глаза на менее заметные подрывные политические движения. Трудно вообразить себе нечто подобное не только в сегодняшней Белоруссии с её либеральной конституцией, лишь декларирующей красиво звучащие, но не реализуемые на практике права и свободы, но и в развитых западных странах.

Уровень политической жизни в Минске XIX века лишний раз свидетельствует о несостоятельности мифов об отсутствии свободы и политике угнетения народов в Российской империи. Об этом же говорит и то, что на территории Белоруссии без особых проблем развивались националистические движения, пропагандировавшие белорусский язык и идеи отдельного от России белорусского государства. Большинство классиков белорусской литературы, включённых в Белоруссии в школьную программу, получили возможность публиковаться именно в Российской империи, для которой было характерно толерантное отношение к естественному культурному многообразию. Несмотря на то, что белорусский национализм охватывал узкий круг местной интеллигенции и был малозначительным явлением на фоне революционных политических идеологий, в 1913 году на белорусском языке начал выходить журнал «Саха», а в 1914 году — литературный журнал «Лучынка».

Помимо Минска, во времена Российской империи бурно развивались и другие белорусские города, такие как Витебск, Гомель, Брест, Гродно и Могилёв. До возвращения в состав России в конце XVIII века все они представляли собой слаборазвитые городки с небольшим населением, застрявшие в глубоком средневековье. Не вызывает сомнений, что без эпохи Российской империи не было бы ни БССР, ни сегодняшней Белоруссии. Очевидные исторические факты демонстрируют, что на протяжении многовековой истории белорусские земли, оказываясь вне пределов России, приходили в упадок и превращались в отсталые окраины западных соседей. Можно с уверенностью утверждать, что и для современной Белоруссии этот урок истории ничуть не утратил своего значения.

Артур Григорьев, специально для EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/11/28/belorussiya-i-belorusy-v-rossiyskoy-imperii-vremya-rascveta
Опубликовано 28 ноября 2016 в 18:26
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
ВКонтакте
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами