• USD 63.88 -0.10
  • EUR 68.16 +0.03
  • BRENT 54.46 +0.95%

Абхазия: жизнь без власти

Утро понедельника 21 ноября в Абхазии официальная хроника начала с опубликования нового списка людей, награжденных разного уровня государственными наградами.

Хотя прошедшие перед этим дни были поистине кровавыми. В продолжающейся череде аварий в Гагре погибли женщина и ее 9-летняя дочь. Несколько раненых в результате других аварий на прошедших выходных. Побег криминального авторитета, бывшего «смотрящего» Очамчирского района из психиатрической лечебницы, куда он был направлен из СИЗО по причине конфликта с другими заключенными. Это все не полный список бед последних дней.

Власть не реагирует. В принципе в Абхазии можно начинать отсчет времени безвластия. Сейчас будет переходный период. Нынешняя, можно уже говорить, номинальная конструкция управления будет искать возможности самосохранения в текущем статусе. Не факт, что это у нее получится, но вполне возможно, что нынешний президент и его ближайшее окружение, пока смогут удержаться.

Между тем все силы власти, и ситуация уже это показывает, будут направлены на борьбу за выживание. Естественно, что в таких условиях говорить о каких-то системных действиях по развитию страны нет смысла.

Все, что будет делаться, будет делаться только ради достижения единственной цели — сохранить себя у власти. С этой точки зрения можно рассматривать и очередные награждения, о которых мы написали в начале статьи как небольшой «комплимент» в надежде на лояльность.

Между тем, безотносительно к тому, как завершится очередной «революционный этап» в новейшей истории Абхазии, сейчас будет очень драматичный период, когда власть перестает быть единым управленческим комплексом, хуже или лучше контролирующим всю систему государственного администрирования. Поясню, что имеется ввиду.

Пока еще сохраняется «нормальная» иерархическая лестница в абхазской системе управления. Несмотря на множество внутренних конфликтов, разных течений, сохраняется общая цельность системы, ее управляемость и подконтрольность, в том числе первому лицу.

Но уже сейчас мы видим первые, не публичные пока симптомы фрагментации, когда разные уровни и в целом исполнительной власти, вплоть до отдельных ведомств, и госструктур будут контролироваться враждующими политико-силовыми группировками.

Когда какая-нибудь, скажем, из силовых структур будет демонстративно не подчиняться не «своему» президенту. Или группировки будут вести борьбу за контроль над Национальным банком, допустим.

Попытки переворота, которые могут быть предприняты в ближайшее время, несомненно, активизируют процесс деградации власти. Но и без этого опасный тренд не остановить.

Как сейчас складывается картина политико-силового влияния в политической среде?

Наверное, стоит отказаться от привычного разделения на «провластные» и «оппозиционные» группировки. Скоро даже такая условная попытка провести какие-то идеологические различия между разными группами сил потеряет смысл.

Описывая текущую ситуацию в борьбе за власть в Абхазии, также нужно отметить, что каких-то абсолютно цельных политико-силовых групп быть не может, среда узкая, взаимовлияние постоянное. Но можно очертить круг сил, которые будут беспрестанно, скорее уже по инерции, бороться за власть, хотя в условиях распада государственного организма в республике обладание властью не имеет прежнего смысла.

Это партия «Амцахара», как некий центр силы. Но внутри нее нестабильная ситуация, есть противоречия и разные фланги. В случае если этой партии удастся в той или иной конфигурации оказаться у власти, там вероятен внутренний конфликт и раскол.

Далее это группа сторонников бывшего президента Александра Анкваба, кстати, может быть более других системно организована, имеющая активистов по стране, имеющая подобие слаженной горизонтальной иерархии.

Возможно, следует выделить в отдельное звено номинального лидера оппозиции Аслана Бжания, бывшего шефа абхазских спецслужб. У него нет собственного значительного веса, это фигура, которая может возглавить тот или иной консенсус.

При этом важно то, что ни у одной из группировок нет такого уровня мощности, чтобы претендовать на власть самостоятельно. Сейчас они выступают в альянсе, преследуя цель организовать переворот. Но быть единой, монолитной системой во власти они не смогут — это совершенно разные силы, у которых не может быть постоянного общего.

Отдельно надо отметить группу сил, которую называют «ардзинбовцами», их возможностей достаточно для того, чтобы быть на плаву в любой ситуации, но не хватает для того, чтобы подобно тому как было лет 15 назад, вернуть всю власть в свои руки.

Не важно как сложатся те или иные сценарии развития событий, влиять на политическую ситуацию сможет и группа соратников нынешнего президента Рауля Хаджимба.

Есть группы сил, которые объединены вокруг людей, традиционно имеющих вес в абхазской политике — это бывший министр обороны Мираб Кишмария, бывшие министры внутренних дел Леонид Дзяпшба и Рауль Лолуа и ряд других фигур.

Есть группы сил, которые за последние годы утвердились вокруг немногочисленных рентабельных сфер в экономике и конкретных предприятий. Им придется хуже всего. Понятно, что вся эта борьба за власть, по сути, свара за контроль над очень скудными работающими ресурсами в условиях углубляющегося экономического кризиса.

Поэтому неизбежно на каком-то этапе одни, вторые, третьи и так далее будут пытаться что-то отжимать у кого-то, кто держит это под своим контролем сегодня.

Но вместе с тем ситуация, возникающая в абхазской политике, — принципиально новая, поскольку не осталось пространства для формирования постоянных альянсов, хотя бы на первый этап времени после прихода к власти.

Некоторая идеологизация и четкое разделение на политические фланги способствовали прежде формированию традиционных для современной политики управленческих команд, которые хотя бы недолго, в условиях постоянных конфликтов, но аккумулировали власть в своих руках. Теперь этого не будет.

Даже если обойдется без революций, борьба за ресурс размоет довольно скоро сравнительную стабильность управленческой системы, а по мере «выбивания» под себя пространства крупными группами сил, такими как «Амцахара», возникнет еще более катастрофическая для будущего страны реальность, когда те или иные госструктуры, консолидирующие бюджет, будут находиться под контролем конкретных группировок, а бесконечная борьба за передел влияния между ними и будет абхазской политикой.

Но поскольку никаких предпосылок для развития нет, то ресурс будет неизбежно сокращаться. А поскольку уже и сейчас конкуренция крайне острая, претендентов на «куски» намного больше, чем кусков, то легко предсказать, как будут развиваться события в ближайшие годы. Можно спорить только о том, когда стрельба начнет быть постоянным спутником абхазской политики — через несколько месяцев или, если повезет, через несколько лет.

Антон Кривенюк, специально для EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/11/21/abhaziya-zhizn-bez-vlasti
Опубликовано 21 ноября 2016 в 21:23
Все новости

03.12.2016

Загрузить ещё
Аналитика
ВКонтакте
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами