• USD 63.23 -0.64
  • EUR 68.08 -0.36
  • BRENT 53.02

Проблема Эдуарда Кокойты не отказ Кремля, а его провалы — Маркедонов

Если искать основания для скептицизма по поводу перспектив Эдуарда Кокойты, который заявил о намерении вновь стать президентом Южной Осетии, то они не в отсутствии поддержки Кремля, а в его провалах. Об этом заявил доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики Российского государственного гуманитарного университета Сергей Маркедонов.

«Это и попытки провести операцию „преемник“ таким образом, чтобы политик, сменяющий самого Кокойты, был бы ограничен в своем маневре, зависим от него. Такие игры оттолкнули от второго президента республики не только его критиков, но и представителей управленческого корпуса. Это и разыгрывание „грузинской карты“ в отношениях с оппонентами. В этом же ряду и эксплуатация российского ресурса в собственных целях, злоупотребление им. Впрочем, все обозначенные выше провалы могли бы иметь меньшие последствия, будь московские „кураторы“ Южной Осетии более искушенными и готовыми к тому, чтобы ставить общегосударственный интерес выше сиюминутной аппаратной конъюнктуры», — пишет Маркедонов в статье на Политком.ru.

Как уже сообщало EADaily, 7 ноября стало известно, что экс-президент Южной Осетии Эдуард Кокойты намерен бороться за президентский пост в третий раз. Об этом в Facebook сообщила член Народной партии Южной Осетии Таира Гаглоева по итогам встречи Кокойты с активом партии. «Я хочу довести до общества, что никого из предполагаемых кандидатов не буду поддерживать, а сам буду баллотироваться. Я с народом РЮО», — цитирует Кокойты Гаглоева.

Как отмечает Маркедонов, дополнительную интригу придает тот факт, что сам потенциальный выдвиженец пока воздерживается от комментариев на данную тему. Не исключено, по его мнению, что с помощью информационного «вброса» он проверяет реакцию как возможных сторонников и оппонентов, так и Москвы — гаранта нынешнего статуса Южной Осетии.

Фигура Кокойты вызывает неоднозначную, подчас полярную реакцию и в самой республике, и за ее пределами. С одной стороны, с его именем связывают признание югоосетинской независимости со стороны России и еще нескольких государств Латинской Америки и Океании, а также четырехлетний период жесткого противостояния с Тбилиси во время «разморозки конфликта» в 2004—2008 годах. Но с другой стороны, его обвиняют в установлении режима личной власти, скандалах с распределением российских финансов, выделяемых на восстановление Южной Осетии. Особая статья — роль Кокойты в истории президентских выборов 2011 года и его попытки остаться, уходя

Эдуард Кокойты, напоминает Маркедонов, стремительно ворвался в югоосетинскую политику 15 лет назад. Тогда он был избран президентом Южной Осетии. Выборы 2001 года были второй избирательной кампанией после учреждения поста главы республики в 1996 году. Ее итоги во многом стали сюрпризом. Не только для жителей республики, но и для Владикавказа с Москвой. Административная поддержка, была на стороне Людвига Чибирова, тогдашнего президента.

До 2001 года Кокойты не принадлежал к первому ряду политиков Южной Осетии. По известности он уступал многим политическим деятелям республики, а также «московским» и «владикавказским» осетинам. По мнению российского кавказоведа Александра Скакова, успех этого кандидата в 2001 году стал возможным благодаря использованию «фактора третьей силы». «Население республики устало от противостояния между президентом и парламентом, который в массовом сознании отождествлялся и с Компартией. В итоге запрос на „свежего лидера“ привел к неожиданной победе», — отмечает Маркедонов.

«В отличие от своего предшественника Эдуард Кокойты занял более жесткую позицию по отношению к Тбилиси, — пишет эксперт. — Впоследствии этот политик, начинавший свой путь, как критик властей, сумел заручиться поддержкой Москвы и позиционировать себя в качестве самого преданного проводника российской политики на Южном Кавказе. Оппоненты президента Южной Осетии связывают с его именем сворачивание конкурентного политического процесса в республике. Однако такое обвинение верно лишь отчасти. Во-первых, подобные попытки предпринимали и предшественники Кокойты. И само появление фигуры второго президента Южной Осетии стало реакцией избирателей на неумение различных политических сил республики договариваться и достигать компромиссов. Во-вторых, начиная с 2004 года, практически единственным вопросом югоосетинской повестки дня стала безопасность и политическое выживание. Все лидеры республики консолидировались вокруг фигуры ее президента Эдуарда Кокойты, который постепенно стал приобретать черты авторитарного правителя. Те выгоды, которая республика имела в течение 12 лет (сохранение полиэтничности) с началом „разморозки“, обернулись против нее. Грузинские анклавы на территории бывшей Юго-Осетинской автономии стали де-факто военно-политическими плацдармами Тбилиси. Все это обеспечило Кокойты практически безальтернативное переизбрание в ноябре 2006 года. По сути, те президентские выборы были плебисцитом о доверии югоосетинскому руководству, поставленному в жесткие условия противостояния с грузинскими властями».

Пик карьеры Кокойты, по мнению Маркедонова, пришелся на август 2008 года. «Пятидневная война» на какое-то время сделала Южную Осетию одной из центральных тем международной повестки дня. Москва пошла на признание независимости республики (что в иных условиях выглядело проблематичным). «И этот событие будет связано с личностью второго югоосетинского лидера вне зависимости от оценки его личного вклада. Кокойты, конечно же, не был демиургом действительности, но и недооценивать роль этого лидера, рассматривая его лишь, как „марионетку Кремля“ не представляется возможным», — отмечает Маркедонов.

«Однако пик Кокойты — политика одновременно стал и началом его спада. С признанием Южной Осетии Россия превратилась в патрона и гаранта безопасности этой республики. Грузинский фактор для Цхинвали стал стремительно „терять в весе“. Объяснять все внутренние проблемы происками Тбилиси стало более невозможно, в то время, как на первый план выдвинулась проблема качества нового статуса. И в этом контексте приоритетом становился процесс восстановления. Но Кокойты оказался не готовым к новой повестке дня. „Головокружение от успехов“ августа 2008 года не позволило ему адекватно оценить и собственную роль, и доверие Москвы, и общественно-политическую ситуации внутри республики. Между тем, сами жители Южной Осетии далеко не однозначно оценивали поведение своего президента в августовские дни. Многие, в том числе и в разговорах с автором настоящей статьи отмечали нерешительность Кокойты во время „пятидневной войны“, а также его стремление во всем полагаться исключительно на Москву. Не добавляло популярности второму президенту и его стремление сохранять авторитарный стиль в новых условиях. Его единоначалие были готовы терпеть в условиях конфликта в Тбилиси. Но после признания независимости со стороны Москвы это становилось обременительным», — пишет Маркедонов.

Избирательная кампания 2011 года обострила имеющиеся противоречия и претензии. Сегодня, оценивая шансы второго главы Южной Осетии, политологи, близкие к Администрации президента РФ, говорят о том, что он скорее всего не получит поддержки Кремля. С этим тезисом, по словам Маркедонова, можно было бы согласиться, если бы не некоторые нюансы: «Данный вывод принижает самостоятельное значение югоосетинской внутриполитической повестки. Между тем, кандидаты, не имевшие поддержки Москвы, не раз преподносили политические сюрпризы. Так было с тем же Кокойты в 2001 году, и с Аллой Джиоевой в 2011 году. И хотя главная возмутительница спокойствия кампании-2011 так и не стала в итоге президентом, ее неожиданный успех был крайне важным. И не только потому, что ускорил отставку Кокойты. Он показал, что критика действующей власти вовсе не обязательно означает отказ от пророссийского выбора (а именно эту идею весьма активно продвигала команда Кокойты и ее московские кураторы)».

«События пятилетней давности также четко зафиксировали опасения внутри югоосетинского общества по поводу возможного раскола, как и готовность к компромиссу ради недопущения гражданского противостояния. И если где-то и искать основания для скептицизма по поводу перспектив Кокойты, так они не в наличии или отсутствии больших московских кошельков и покровителей Кремля и Старой площади, а в его провалах», — считает Макредонов.

Эдуарда Кокойты можно не допустить до участия в выборах и по формальным основаниям. Речь о так называемом «цензе оседлости». Второй югоосетинский президент после своего ухода в отставку постоянно проживает на территории РФ. В свое время именно Кокойты был активным сторонником введения ценза, а сегодня сам может оказаться жертвой этой нормы. «Однако проблема не в допуске или запрете для того или иного претендента. Проблемы Южной Осетии требуют системного решения. Они не могут бесконечно оставаться пиар-продуктами, а также обсуждаться почти исключительно в формате „примут — не примут в Россию“. Югоосетинский проект мог бы превратиться в пример эффективности пророссийского выбора на постсоветском пространстве», — заявил Маркедонов.

По его мнению, на югоосетинском направлении нужна новая повестка дня, не связанная исключительно с большой геополитикой. «Не та, которая будет обращаться к „грузинской опасности“ (по большей части неактуальной сегодня), а к тем проблемным узлам, которые имеются сейчас, начиная от качества расходования бюджетных средств из РФ и заканчивая проблемами восстановления республики. Следует переходить, как можно, скорее от парадигмы конфликта и восстановления к парадигме поступательного развития. Как минимум, поисков инструментов для этого», — заключил эксперт.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/11/17/problema-eduarda-kokoyty-ne-otkaz-kremlya-a-ego-provaly-markedonov
Опубликовано 17 ноября 2016 в 13:24
Все новости

07.12.2016

Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
ВКонтакте
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами