• USD 63.23 -0.64
  • EUR 68.08 -0.36
  • BRENT 53.03

Ближний Восток встречает 45-го президента США неоднозначными ожиданиями

Иллюстрация: AFP

Исход президентских выборов в США для ряда стран Ближнего Востока стал не только неожиданным. Некоторые ключевые государства региона открыто ставили на Хиллари Клинтон, связывая с ней надежды на предсказуемый характер отношений с мировой державой в предстоящие четыре года. Приход же Дональда Трампа в Белый дом смешал многим ближневосточным игрокам карты. Эффект неожиданности для них усиливается далеко неоднозначными перспективами выстраивания связей с новой американской администрацией.

Больше других озадачены арабские монархии Персидского залива, которые в период американской избирательной кампании всецело поддерживали кандидатуру экс-госсекретаря США. Теперь в песок ушли не только выделенные аравийцами деньги в предвыборный фонд Клинтон. Саудовская Аравия и входящие в её орбиту влияния страны Залива строили планы выравнивания отношений с США при хорошо просчитываемом для них американском президенте. А получили то, чего больше всего опасались: непредсказуемость в лице лидера, который даже для маститых вашингтонских экспертов и политических функционеров во многом остаётся «загадкой».

Симпатии семьи Аль-Сауд были на стороне Клинтон, ибо она на всех этапах своей политической карьеры оставалась приверженной учёту интересов «союзника № 1» США в Персидском заливе. Немаловажный момент из серии явной предпочтительности для саудовцев бывшей главы Госдепартамента, помимо прочего, имел ещё одну подоплёку. Барак Обама наложил вето на принятый 9 сентября Конгрессом закон, позволяющий родственникам жертв терактов 11 сентября 2001 года подавать в суд на Саудовскую Аравию. У Эр-Рияда были все основания надеяться на то, что Клинтон продолжит линию своего предшественника-однопартийца на сдерживание антисаудовских инициатив на Капитолийском холме. Увы, для Эр-Рияда не сложилось, «карта» Клинтон оказалась бита Трампом.

Предпочтения не всех арабских государств почти со 100-процентной поддержкой были на стороне Клинтон. Своей позицией выделялась крупнейшая арабская республика. Египет стал одним из исключений на пространстве Ближнего Востока и Северной Африке, приняв избрание Трампа с мало скрываемым восторгом. Египетские СМИ 9 ноября утверждали, что президент АРЕ Абдель Фаттах ас-Сиси первым из иностранных лидеров поздравил Трампа с победой. Вместе с поздравлениями избранный президент США получил и приглашение посетить Египет с визитом.

В Каире все последние годы помнили о роли «фаворита» на прошедших в Америке выборах в провоцировании «арабской весны». Египет продолжает ощущать её последствия до сих пор, в 2013 году едва сумев свернуть с пути, на котором «спотыкнулись» власти Сирии, Ирака, Йемена. Несмотря на тесные партнёрские узы с той же Саудовской Аравией, которые, впрочем, с недавнего времени заметно охладились, египетское руководство придерживалось противоположного мнения в вопросе «Клинтон или Трамп».

В случае с Каиром нашёл своё наглядное проявление свойственный и другим государствам мира феномен «антиКлинтон», то есть подход «кто угодно, только ни она». Многое в данном восприятии Клинтон под призмой возможного президентства одного из инициаторов «арабской весны», а с ней и хаоса на Ближнем Востоке, объединяло Египет с Россией. Несмотря на миллиардные кредиты от Эр-Рияда и нефтяные контракты с саудовцами (1), нынешние египетские власти не поддались на уговоры занять «солидарную позицию» арабского мира. Крупнейшая арабская монархия добивалась солидарности и продолжает это делать особенно в вопросе Сирии. Но Египет резонно счёл для себя зазорным быть придатком к внешнеполитическому курсу страны, от которой он пусть и крепко зависит в финансовом и энергетическом плане.

Саудовцы обиделись на египтян большей частью из-за Сирии, когда представитель АРЕ при голосовании в начале прошлого месяца в Совете Безопасности ООН поддержал российскую резолюцию. Провалившаяся на выборах Клинтон не заслуживает того, чтобы две ключевые арабские силы портили отношения. В этом отдают себе отчёт и в Эр-Рияде, и в Каире. Египетско-саудовская размолвка — временное явление. Королевство сейчас не в той региональной диспозиции, чтобы надолго отворачиваться от мощного партнёра, в которого уже вложены внушительные политические и экономические инвестиции.

Монаршую семью аль-Сауд на порядок больше беспокоят перспективы американо-иранских отношений при «непредсказуемом» хозяине Белого дома. Именно здесь сходятся интересы многих ближневосточных государств, испытывающих к Ирану не самые добрые чувства. Не все из них следовали саудовскому тренду на явную поддержку Клинтон. Но их всех объединяет подход фронтального сдерживания Ирана на любом ближневосточном направлении. Пока то, что слышат в Израиле, Саудовской Аравии, Турции и в том же Египте (у Каира не так много поводов враждовать с Тегераном, чем у указанных стран, но они всё же есть) из Вашингтона по иранской теме перед заселением Трампа в Белый дом, их, скорее, обнадёживает.

По мере приближения к 20 января, когда Трамп после инаугурационной речи приступит к исполнению президентских полномочий, риторика между ним и Тегераном ужесточается. Будучи кандидатом в президенты Трамп упоминал возможность пересмотра положений ядерной сделки с Ираном, заключённой 14 июля 2015 года. В какой-то момент он высказывался весьма жёстко по поводу проявленной Обамой «уступчивости» перед иранцами, даже называл соглашение с Тегераном «позором США». Однако ближе к развязке в избирательной гонке его критика ядерной сделки значительно смягчилась. Тем не менее, после избрания Трампа из круга его ближайших советников прозвучали открытые предупреждения о намерении 45-го президента США внести в Конгресс «видоизменённый текст» действующего соглашения по ядерной программе Ирана.

Что это может означать в условиях не раз озвученных предупреждений уже с иранской стороны о неприемлемости для неё любых «поправок» в договор с шестью государствами мира, можно легко предугадать. Во весь рост встанет угроза разрыва ядерной сделки, отката американо-иранских отношений на годы назад. Материализация подобного сценария стала бы крупным призом для Израиля и Саудовской Аравии — двух самых яростных геополитических противников Ирана.

Между тем для негласного антииранского альянса Эр-Рияда и Тель-Авива не всё столь очевидно в случае, если расширить рамки возможных точек сближения Вашингтона и Тегерана при республиканской администрации в Белом доме. По сирийскому досье Трамп пока остаётся верен своим предыдущим заявлениям о нежелании вступать в конфронтацию с силами, поддерживающими президента Сирии Башара Асада. Безусловно, здесь главную сдерживающую роль для Трампа играет Россия, а не Иран. Но и он может с выгодой для себя воспользоваться ожидаемой принципиальной воздержанностью Трампа от антиасадовских действий в Сирии.

Саудовцы уже приступили к калькуляции собственных потерь на сирийском направлении, на котором из Вашингтона им дали понять, что планируют уменьшить или вовсе отказаться, например, от финансирования «непонятных сирийских умеренных оппозиционеров». В одном из своих недавних интервью новоизбранный Трамп так и сказал, что ему до сих пор непонятно, что из себя представляют «умеренные боевики» в Сирии.

Возникает вопрос, смогут ли аравийцы, при возможном подключении «ресурсов влияния» Израиля на умы и настроения формируемой американской администрации, в ближайшие месяцы переубедить Трампа «не сдавать» вооружённую сирийскую оппозицию. Думается, на этом пути их ждет скорее разочарование, чем успех, ибо позиция Трампа предельно ясна и, в отличие от его «невнятного» предшественника, отличается чётким видением ситуации. Трамп говорит, что врагом Америки в Сирии является не Асад, а ДАИШ (террористическая организация «Исламское государство», ИГ, ИГИЛ, ДАИШ, запрещена в РФ). И разбираться с этим врагом он готов вместе с Россией и её союзниками в Сирии. Остальные сюжеты, педалируемые Саудовской Аравией и Турцией по части «диктатора Асада», от которого надо избавиться прежде всего, Трампа мало интересуют.

Ситуация на промежутке перехода от одной администрации в США к другой весьма динамична. Трамп ещё может изменить своё мнение после прихода в Белый дом и по ядерной сделке с Ираном, и по приоритетам в Сирии. Сейчас важно тем же иранцам не настраивать 45-го президента против себя, а попытаться срезать острые углы, изыскивая общие темы для разговора. Это в идеале, который, как это обычно бывает, никогда и ни в чём не наступает. Особенно, если дело касается ближневосточных хитросплетений.

Период смены караула в Вашингтоне иранские власти пока используют в свойственной им манере, зачастую накаляя ситуацию, а не разряжая её в пику Саудовской Аравии и Израилю. Из Тегерана в адрес Трампа звучат предостережения по принципу «не брать на себя слишком много». Так, на днях, начальник Генштаба ВС Ирана подверг избранного президента США критике за его высказывания в ходе предвыборной кампании. Генерал Мохаммад Хосейн Багери назвал попытки угрожать Ирану в акватории Персидского залива «шуткой», добавив, что ранее озвученные Трампом по этому поводу заявления «выше его головы». Напомним, в сентябре тогда ещё кандидат в президенты Трамп сказал, что если иранские боевые корабли и впредь будут провоцировать США, то «их выбьют из вод (Персидского залива)».

Пробившемуся со столь ошеломительным триумфом на самый верх большой политики Трампу ещё предстоит привлечь на свою сторону многих видных деятелей Республиканской партии, которые некогда отвернулись от него. Значительная коррекция ближневосточного курса США может стать одной из платформ завоевания Трампом доверия среди однопартийцев. Во внешних делах те привыкли в последние годы ориентироваться, например, на таких лидеров республиканского большинства в Конгрессе, как сенаторы Джон Маккейн и Боб Коркер. Первый не раз называл действия администрации Обамы на Ближнем Востоке «провальными», а самого президента-демократа винил в стремлении «отвернуться от проблем одного из наиболее стратегически важных регионов мира».

Трамп от Ближнего Востока отворачиваться не намерен. Более того, продуманная стратегия Вашингтона на пространстве от Синайского полуострова до Персидского залива для многих в американском истеблишменте станет определённым тестом на «профпригодность» нового лидера нации. Тот же Маккейн и его единомышленники готовы принять даже сближение с Россией в строго очерченных рамках совместной борьбы с терроризмом, лишь бы избавиться от «страусиной политики» Обамы.

К Ирану у американских республиканцев всегда было предвзятое отношение, десятилетиями выработанный у них стереотип о недостижимости мира с «режимом мулл» в Тегеране не представляется возможным преодолеть в обозримой перспективе. Здесь у Трампа будет меньше простора для маневра, от него будут ждать жёсткости действий на иранском направлении. Подобным шансом, конечно, не преминут воспользоваться заклятые враги Ирана на Ближнем Востоке.

А пока саудовцы собирают под знамёна борьбы с «иранской экспансией» на Ближнем Востоке кого только возможно. Тем самым в Вашингтон посылается сигнал, что Королевство в состоянии окружить себя региональными союзниками, когда это необходимо, и выступать от лица целой коалиции стран. Кстати, несмотря на раздор в отношениях, Эр-Рияду удалось привлечь к последней антииранской инициативе на «общеарабской платформе» и Каир. Одиннадцать арабских стран на днях направили в ООН письмо, которым они выразили обеспокоенность в связи с «продолжающейся экспансией Ирана» в ближневосточном регионе. Странами-подписантами послания на имя председателя Генассамблеи ООН стали шесть членов Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (Саудовская Аравия, Бахрейн, Катар, Кувейт, Оман и ОАЭ), а также Египет, Иордания, Марокко, Судан и Йемен. В письме осуждается роль Ирана в йеменском кризисе, поддержка Тегераном повстанцев-хуситов, в том числе поставками оружия. Авторы письменного обращения в ООН обвиняют Иран в «спонсировании терроризма» в Ливане, Сирии и Йемене, в поддержке «террористического подполья» в Бахрейне, Ираке, Саудовской Аравии, Кувейте и других странах региона.

(1) Саудовская государственная нефтяная компания Aramco за день до выборов в США без объяснения причин объявила о прекращении поставок топлива в Египет. Оттуда ответили взаимностью: административный суд при государственном совете АРЕ поддержал 8 ноября прежний вердикт о признании недействительным соглашения властей страны с Саудовской Аравией о делимитации морской границы. Согласно подписанному ранее межгосударственному договору, Египет передавал Королевству суверенитет над островами Тиран и Санафир в Красном море.

Ближневосточная редакция EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/11/15/blizhniy-vostok-vstrechaet-45-go-prezidenta-ssha-neodnoznachnymi-ozhidaniyami
Опубликовано 15 ноября 2016 в 19:37
Все новости

07.12.2016

Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
ВКонтакте
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами