• USD 62.49 -0.79
  • EUR 66.05 -1.11
  • BRENT 54.33 +0.81%

Как Белоруссии выйти из экономического кризиса?

Конец года завершается в Белоруссии углублением продолжающегося уже несколько лет затяжного экономического кризиса, выхода из которого пока не предвидится. В ноябре запланировано совещание с участием президента, которое должно подвести итоги работы экономики с января по сентябрь нынешнего года. Но уже сейчас очевидно, что эти итоги неутешительны и далеки от прогнозов правительства, которые давались в начале года.

По данным Национального статистического комитета, с января по сентябрь объём валового внутреннего продукта в Белоруссии сократился на 2,9%, а экспорт товаров и услуг снизился на 12,5% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. За период с января по август реальные доходы населения снизились на 7,1%. Все эти цифры резко отличаются от официальных прогнозов, согласно которым ВВП в 2016 году должен был увеличиться на 0,2%, а реальные доходы — на 0,1%. Планировалось также увеличить экспорт товаров и услуг. Судя по данным Нацбанка Белоруссии, за девять месяцев с начала года экспорт товаров (в ценах ФОБ) упал на 15,8% к уровню аналогичного периода прошлого года, а в целом внешнеторговый оборот товаров и услуг за январь-сентябрь упал на 11,5%.

Один из немногих показателей, который не вышел за рамки официальных прогнозов, является самый низкий за последние пять лет уровень инфляции — 8,3% в период с января по сентябрь. Относительно низкая инфляция (по белорусским меркам, несопоставимым с показателями еврозоны) обусловлена не столько эффективными управленческими решениями правительства, сколько вынужденной тратой сбережений, на которое населению пришлось пойти из-за резкого падения доходов. Очевидно, что подобный временный ресурс сдерживания инфляции может иметь негативные последствия, причём не только экономического, но и социального характера, о чём много и обстоятельно написано в учебниках и исследованиях даже на русском языке. К позитивным показателям правомерно отнести также данные по девальвации белорусского рубля, подвергнутого очередной деноминации с зачёркиванием четырёх нулей. Негативных трендов намного больше: это и рост госдолга на 9,6%, и полная зависимость финансовой системы от непрямой финансовой помощи России, и ряд других факторов, не позволяющих говорить о стабильности или хотя бы стабилизации. Без поддержки Москвы речь давно бы шла не о «непростых временах», а о полномасштабной социально-экономической катастрофе.

В этом году сохраняется тенденция роста количества убыточных предприятий. В первом квартале 2016 года из 7661 субъекта хозяйствования 2400 организаций были нерентабельными, низкую рентабельность (от 0 до 5%) имели 2450 организаций. Убыточными по итогам первого квартала были 2138 организаций, а их количество за год увеличилось на 37,7%.

Согласно данным министерства финансов Белоруссии за первое полугодие список убыточных субъектов хозяйствования возглавляют крупнейшие промышленные предприятия — автомобильный завод МАЗ и производитель азотных соединений и удобрений «Гродно Азот». Среди двадцати пяти самых убыточных предприятий находятся такие промышленные гиганты, как Светлогорский целлюлёзно-картонный комбинат, производитель сельхозтехники «Бобруйскагромаш», крупнейший в СНГ производитель дорожно-строительной, коммунальной, сельскохозяйственной и другой спецтехники «Амкодор», подшипниковый завод «МПЗ», Минский завод отопительного оборудования, производитель стекла «Гомельстекло», производитель общественного электротранспорта «Белкоммунмаш», деревообрабатывающее предприятие «Мостовдрев». Следует учитывать, что все эти предприятия выпускают не ширпотреб, а серьёзную и необходимую продукцию, без которой невозможно представить функционирование ни одной современной экономики. Показательно, что в первой десятке самых убыточных предприятий находятся три прошедших модернизацию на китайские кредиты цементных завода: «Красносельскстройматериалы», «Кричевцементношифер» и Белорусский цементный завод. Следовательно, белорусскую промышленность одолевают не только проблема модернизации, но и проблема сбыта качественной и современной продукции. Но убытки несут не только производители машин, стекла и цемента. В списке 25 самых убыточных предприятий находятся крупные предприятия пищевой промышленности — Борисовский мясокомбинат, Минский мясокомбинат, Бобруйский мясокомбинат и Слуцкий мясокомбинат. Многие из предприятий, которые сегодня несут убытки, ещё недавно были вполне благополучными и имели хорошие перспективы. Ситуация с предприятиями, которые сумели в условиях кризиса сохранить высокую рентабельность, также свидетельствует о наличии существенных экономических проблем. Прибыль 25 наиболее успешных белорусских предприятий за год сократилась на 39,8%.

О том, что проблемы белорусской экономики носят системный характер, свидетельствует и ситуация в сельском хозяйстве. В 2013 году президент Лукашенко заявил, что в сельское хозяйство Белоруссии за предшествующие годы было вложено около $ 50 млрд. Тем не менее, на сегодняшний день и в этом секторе экономики ситуация не внушает оптимизма. По данным официальной статистки, за январь-август 348 предприятий сельского хозяйства или 24,4% от их общего числа были убыточными. Сумма чистого убытка увеличилась на 30,5% к аналогичному периоду прошлого года. Кроме того, 60% рентабельных сельхозпредприятий работало с рентабельностью от 0 до 5%, и лишь 2% имели рентабельность выше 20%. Согласно постановлению правительства от 31 октября 2016 года досудебному оздоровлению подлежат 323 сельхозорганизации, в отношении ста двух предусматривается проведение процедуры банкротства.

На самом деле убыточных предприятий гораздо больше, так как в прибыль записывается «господдержка», поэтому без административных «костылей» банкротство накроет ¾ белорусского агросектора в течение года. Понимая последствия, правительство Белоруссии из последних сил стремится сдержать волну банкротств и миграцию в города. Судя по официальной статистике, трудовые резервы в АПК истощены, эффективность административного ресурса невелика, и надеяться можно только на бюджетные вливания. За последние 20 лет слишком многое было сделано для того, чтобы в сельское хозяйство не пришли вообще никакие инвестиции — ни белорусские, ни российские, ни западные. При этом вопрос отсутствия частной собственности на землю, вопреки мнению экономистов либерального толка, здесь отнюдь не самый главный.

За прошедший год банкротства предприятий стали настолько обычным делом, что уже примелькались в ежедневных новостях. Вместе с банкротствами привычными стали уголовные дела в отношении директоров и владельцев предприятий. Так, например, на грани банкротства находится некогда крупнейший производитель велосипедов и мотоциклов «Мотовело», а его владелец является фигурантом громкого уголовного дела.

Ярким свидетельством проблем, существующих в белорусской экономике, является резкое сокращение объёмов строительства. По сравнению с 2010 годом, когда с государственной поддержкой вводилось 3,2 миллионов квадратных метров жилья, в 2016 году объёмы сократились в четыре раза и составили лишь 0,8 миллиона квадратных метров. Строительная отрасль из лидеров экономики, обеспечивавшей работой 350 тыс человек и приносившей до 8% ВВП, превратилось в аутсайдера. Это во многом объясняет убытки цементных заводов и других промышленных предприятий, занятых производством строительных материалов, которые были в значительной степени востребованы на внутреннем рынке. Кроме того, сокращение жилищного строительства отразилось на уровне инвестиций. В период с января по июль инвестиции в основной капитал снизились более чем на 20% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Не оправдались надежды на иностранные инвестиции, которые занимали значительное место в планах белорусского правительства. За первую половину этого года объем прямых иностранных инвестиций на чистой основе составил $ 912,3 млн, сократившись по сравнению с аналогичным периодом прошлого года почти на треть. Несмотря на то, что основным иностранным инвестором в белорусскую экономику является Россия, Минск в последние годы без особого успеха искал инвесторов в других частях планеты. При этом сотрудничество с Россией, которое могло бы выйти на более высокий уровень, явно замедлилось.

Поскольку белорусская экономическая модель является экспортно-ориентированной, то многие экономические проблемы являются результатом падения экспорта. За последние четыре года наблюдается устойчивая тенденция снижения экспорта товаров и услуг. В 2013 году белорусский экспорт уменьшился на 15,1%, в 2014 — на 1,7%, в 2015 — на 24,2%. За первые девять месяцев нынешнего года экспорт упал на 12,5% по сравнению с аналогичным прошлогодним периодом, а валютные поступления снизились на 14%, или на $ 3,5 млрд.

Решение экономических проблем, как и в предыдущие годы, в значительной степени увязывается сегодня белорусскими властями с получением внешних кредитов. По данным министерства финансов Белоруссии, за девять месяцев 2016 года были привлечены внешние государственные займы на сумму $ 1,543 млрд. Основная часть этих денег связана с Россией и российскими интеграционными проектами: $ 800 млн от Евразийского фонда стабилизации и развития, $ 359,6 млн — правительства и банков России. Остальные заимствования были предоставлены китайскими банками ($ 287 млн), Всемирным банком ($ 95 млн), Европейским банком реконструкции и развития и Северным инвестбанком ($ 1,8 млн). Помимо этого, в течение года белорусские власти продолжали начатые ещё в прошлом году переговоры с МВФ о получении кредита на $ 3 млрд, окончательное решение по которому пока не принято. Валовой внешний долг Белоруссии в 2016 году достиг почти $ 40 млрд, и его обслуживание обходится всё дороже. Внешний госдолг по состоянию на 1 октября составил $ 13,4 млрд, увеличившись с начала года на $ 977,8 млн, или на 7,9%.

По данным Нацбанка Белоруссии, валютные поступления в январе-сентябре составили $ 21,4 млрд — то есть на $ 3,5 млрд, или на 14% меньше аналогичного периода прошлого года. Сократилось промышленное производство и экспорт. Причём сокращение валютных поступлений идёт не только из-за падения цен на внешних рынках, но и за счёт сокращения объёмов поставок. Комплекс проблем мог бы быть не столь масштабным, если бы официальный Минск не сдерживал кооперацию с российскими партнёрами, если бы заявления о промышленной интеграции были бы подкреплены практикой, если бы «Росбелавто» и другие проекты состоялись. И Белоруссия, и Россия могли не допустить возникновения многих проблем, однако «пробуксовка» экономической интеграции и её откровенная политизация со стороны Администрации президента Белоруссии дали основания для подсчёта масштабов упущенной выгоды и прямого ущерба белорусским предприятиям.

Судя по оттоку иностранных инвестиций, а также замораживанию и сворачиванию начатых инвестпроектов, привлекательность Белоруссии для зарубежных капиталовложений в краткосрочной перспективе не актуализируется. На долю России приходится около половины всех зарубежных инвестиций и достаточно большой их объём идёт в реальный сектор экономики Белоруссии — в отличие от инвестиций из Великобритании, Кипра и других стран. В данной связи также немаловажен вопрос об учёте инвестиций в официальной статистике, точнее — о том, что выдаётся за инвестиции в официальных сообщениях для белорусского обывателя. Очевидно, сдерживание промышленной интеграции с Россией негативно сказалось не только на реальном секторе экономики Белоруссии.

Затянувшийся экономический кризис привёл к масштабному падению реальных доходов населения. Согласно официальной статистике, в 64 районах Белоруссии из 118 средняя зарплата составляет меньше $ 300, а больше половины жителей Белоруссии (53,5%) ежемесячно имеют в своем распоряжении не более 3,5 миллиона белорусских рублей (около $ 170) среднедушевых располагаемых ресурсов.

По данным Нацбанка Белоруссии, за январь—октябрь 2016 года физлица продали банкам наличной и безналичной валюты на $ 1,563 млн больше, чем приобрели. По мнению экспертов, в условиях кризиса население «проедает» депозиты и накопления, не желая и далее снижать уровень потребления. На самом деле речь не идёт об отказе от роскоши, люксовых брендов и тому подобном, а о замене в рационе мяса птицы на крупы, о замене фруктов картофелем, о починке старой одежды и летнем отдыхе на даче (если таковая имеется).

Падение зарплат уже привело к сокращению потребительского спроса, который вызвал снижение доходов торговых компаний и сокращение ассортимента товаров в белорусских магазинах. Спрос устремился в сегмент для самых бедных и, чтобы выдерживать конкуренцию, торговые сети «выкручивают руки» поставщикам, а также всячески экономят на оплате труда персонала, беспощадно «оптимизируют» всё и вся. Приход российского ритейла искусственно сдерживается.

В этом году экономический кризис впервые поставил проблему безработицы, которая в ближайшие годы может значительно вырасти. В сентябре в экономике Белоруссии было занято 4 миллиона 386,5 тысячи человек, что на 87,6 тысячи меньше, чем год назад. Пока официальные цифры безработицы являются невысокими — всего около 1% зарегистрированной безработицы, однако за пределами статистики остаётся кратно больший процент скрытой безработицы, связанной с неполной и фиктивной занятостью. Косвенно на её размеры указывают данные по «тунеядцам», однако реальное положение дел на рынке труда скрыто под грифами и не подлежит публикации.

О реальности угрозы масштабной безработицы свидетельствует тот факт, что в 2018 году в Белоруссии планируется ввести страхование по безработице для формирования гарантийного фонда, средства которого будут уходить на поддержку безработных. Часть внезапно оказавшейся «избыточной» рабочей силы, по официальным данным составляющей 5,4% трудоспособного населения, мог бы привлечь российский рынок труда, однако и в России дела идут не лучшим образом. Правительства России и Белоруссии могли усовершенствовать механизмы трудовой миграции ещё до кризиса, однако и в нынешних условиях ничто не мешает уделить данным вопросам больше внимания, чем уже было сделано в формате Союзного государства.

Таким образом, белорусская экономика, которая ещё в 2010 году демонстрировала неплохие результаты, сегодня оказалась в глубоком системном кризисе. Попытки выхода из этого кризиса оказались увязаны с политическими установками многовекторной внешней политики, которую белорусские власти пытаются проводить последние несколько лет для уменьшения зависимости от России. Очевидно, однако, что политическом, культурном и географическом смысле Белоруссия связана не с Западом и не с Китаем, Катаром или Турцией, а с Россией. Из этого вытекает невозможность полноценного решения накопившихся экономических проблем в надежде на преимущества глобализации, которые во многом являются неустойчивыми и иллюзорными. У Белоруссии, как и у любой другой страны, устойчивые экономические связи обусловлены фактом принадлежности к определенному региону, геополитическому пространству, в рамках которого только и могут быть решены экономические проблемы. Поэтому возможность позитивных перемен в экономической ситуации Белоруссии будет определяться способностью республики к более глубокому и эффективному вхождению в российские интеграционные проекты.

Артур Григорьев

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/11/09/kak-belorussii-vyyti-iz-ekonomicheskogo-krizisa
Опубликовано 9 ноября 2016 в 23:47
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами