• USD 63.23 -0.64
  • EUR 68.08 -0.36
  • BRENT 53.05

Украина, Польша, Прибалтика: прочный союз или ситуативное союзничество?

Фото: pubex.pro

Ключевой технологией управления социумом остается античная концепция «хлеба и зрелищ». С «хлебом» (можно и без кавычек) на Украине после «майдана» явные трудности, потому власть имущие все больше переключают внимание общества на разного рода зрелища и пропагандистские симулякры, в том числе — изображая бурную активность на международной арене.

Прежде всего Киев «наводит мосты» с государствами, разделяющими идеологию «осажденной крепости, ожидающей российскую (гибридную) агрессию» — Польшей и Прибалтикой. Фактически, Польша и Прибалтика, чьи элиты, равно как и сегодняшние украинские, связаны системой персональной лояльности с США, стали последними союзниками Киева в Европе.

Так, парламенты Украины и Польши 20 октября приняли так называемую совместную Декларацию памяти и солидарности. В ней киевские и варшавские парламентарии осудили Советский Союз, Третий Рейх и Российскую Федерацию за нарушение международного права, развязывание войн, оккупацию территорий и проведение репрессий. Кроме того, сказано, что «невыполнение Кремлем международных соглашений и ведение гибридной информационной войны представляют угрозу для мира и безопасности всей Европы».

Это уже далеко не первый совместный антироссийский выпад властей Украины и Польши. Несколько ранее, в ходе празднования 25-летия независимости Украины, президент Польши Анджей Дуда и Петр Порошенко подписали декларацию, где потребовали от международного сообщества ужесточить санкции против Москвы. В подобном ключе высказывались и делегаты майского заседания польско-литовско-украинской Парламентской ассамблеи. Кратко подвел итоги заседания спикер Сената Польши Станислав Карчевский, заявивший, что «лучший рецепт против агрессивной политики России — это устрашение и сдерживание».

В целом, приоритеты сотрудничества Польши и Украины следующие:

1) военная сфера — с 2016 начала функционировать литовско-польско-украинская бригада (4500 солдат и офицеров) со штабом в Люблине. Кроме того, есть ряд свидетельств о поставках Варшавой советской военной техники (времен Варшавского блока) Киеву в течение 2014−2015 и участии польских частных военных компаний в боевых действиях на Донбассе.

Почему Польша заинтересована в поддержании конфликта на Донбассе, объяснил в прошлом году польский политолог Якуб Корейба в эфире российского ТВ: «С точки зрения Польши, конфликт, который сталкивает между собой две очень опасные для нас силы — российский экспансионизм и украинский национализм — причем, в 2000 км от наших границ, Польше очень выгоден. Поэтому мы смотрим на это, с одной стороны, с человеческой точки зрения, а с другой — с политической точки зрения».

2) Информационно-санкционная — включает в себя требования ко «всему прогрессивному человечеству» ввести максимально жесткие санкции против РФ, заблокировать строительство газопровода «Северный поток-2», а также, в перспективе, призывы созвать трибуналы по крушениям Ту-154 под Смоленском и «Boeing-777» на Донбассе.

Стоит упомянуть, что украинские ультранационалисты, несмотря на определенные идеологические разногласия с Варшавой, позитивно относятся к идее создания Бато-Черноморского союза, впервые озвученной военно-политической верхушкой Польши в 1920-е годы. Говорить о создании подобного союза, этакого антироссийского «санитарного кордона», и его перспективах пока не приходится, однако не стоит недооценивать замыслы элит Восточной Европы и стоящего за ними Вашингтона.

Вышеуказанные тезисы относятся и к уже упоминавшейся Литве. Пожалуй, официальный Вильнюс настроен даже более радикально, чем Варшава, по отношению к Москве. К слову, в Вильнюсе в середине октября прошел так называемый Форум свободной России, где маргинальная российская оппозиция размышляла над «сценариями выхода России из политического, экономического и цивилизационного кризиса». Впрочем, не будем отвлекаться от темы.

Литва стала единственным государством в мире, открыто осуществляющим поставки летального оружия и боеприпасов киевскому правительству, вопреки конвенциям ООН и принципам ОБСЕ о недопустимости подобных поставок в страны, где существует внутригосударственный вооруженный конфликт. Из последнего можно отметить сентябрьскую передачу Киеву 150 тонн боеприпасов к стрелковому оружию, «закрывших» потребности ВСУ и добровольческих нацбатов в данном компоненте (единственный патронный завод Украины остался в Луганске). Вильнюс выступает главным лоббистом Киева на международной арене, в частности, в течение 2016 и 2017 годов Литва сохранит за собою функции контактной дипломатической миссии НАТО на Украине.

Вместе с тем, литовские (как и польские) военные инструкторы обучают личный состав ВСУ и Нацгвардии, а ряд офицеров ультранационалистических батальонов проходят обучение в Литовской военной академии имени генерала Йонаса Жямайтиса (накануне «майдана» эти «офицеры» проходили подготовку в тренировочных лагерях Прибалтики и Польши). Эта же академия в 2016 году издала книгу под названием «Гибридная война России: опыт Украины для стран Балтии» авторства одного из представителей печально известного батальона «Айдар», обвинявшегося в многочисленных уголовных и военных преступлениях как украинской властью, так и международными правозащитными организациями. Содержание данного опуса предельно очевидно и не нуждается в дополнительных пояснениях.

Налаживает Киев контакты и с Эстонией. В начале октября глава Минобороны Украины Степан Полторак посетил Таллин, где в ходе встречи со своим коллегой Ханнесом Хансо попросил помощи в борьбе с «агрессией России». На сегодняшний день Эстония сотрудничает с Украиной в военной сфере по следующим направлениям — лечение участников так называемой «АТО» в Центре здоровья Сил обороны Эстонии, обучение украинских военных медиков и волонтеров, а также ведется подготовка ВСУ эстонскими инструкторами.

Уделяется также внимание информационной сфере. В октябре в Эстонии при поддержке штаб-квартиры НАТО прошла осенняя школа для русскоязычной молодежи Resilience League 2016, где участники из Польши, Украины, Прибалтики обучались методам противостояния «российской пропаганде». Официально заявленная цель школы — «обучать молодых профессионалов практическим навыкам и инструментам против гибридных угроз». Фактически — готовить солдат информационно-пропагандистского фронта.

Во всем этом примечательно, что отсутствует малейший экономический базис сотрудничества Украины, Польши, Прибалтики — за исключением, пожалуй, того, что после «майдана» Киев начал активный экспорт рабочей силы в соседнюю Польшу. В принципе, в отсутствии экономической подоплеки сотрудничества нет ничего удивительного, так как деиндустриализация и массовый отток трудовых ресурсов стал отличительной чертой вышеуказанных стран.

Пока что никакой позитивной повестки сотрудничества Украина, Польша и Прибалтика не выработали. Данные государства выступают скорее ситуативными союзниками, объединенные возможностью извлекать политические и экономические дивиденды из нагнетания ситуации вокруг «российской угрозы». Достаточно сказать, что существуют серьезные противоречия между Польшей и Украиной — по вопросу оценки исторических событий ХХ века и героизации представителей украинского националистического движения, а также между Польшей и Литвой, что связано с гуманитарными правами польского нацменьшинства в Литве. Так что вероятность дезинтеграции условного союза Украины, Польши, Прибалитки куда выше, чем шансы на его превращение в мощный антироссийский блок.

Денис Гаевский, Киев

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/11/01/ukraina-polsha-pribaltika-prochnyy-soyuz-ili-situativnoe-soyuznichestvo
Опубликовано 1 ноября 2016 в 13:06
Все новости

07.12.2016

Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
ВКонтакте
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами