• USD 62.49 -0.79
  • EUR 66.05 -1.11
  • BRENT 54.33 +0.81%

«Так больше жить нельзя»: бунт полицейских во Франции

Иллюстрация: ipress.ua

Уже две недели, как в больших городах Франции каждый вечер собираются на демонстрации полицейские. Почти невозможное случилось: последний раз полицейские выходили на улицы в далёком 2001 году. И теперь они бастуют против правительства, а также полицейских и профсоюзных руководителей, под простым лозунгом: «Так больше жить нельзя».

Всё началось с незаурядного проишествия под Парижем. Вот уже десять лет, как на перекрёстке между двумя весьма неблагополучными кварталами в Вири-Шатийон, в 23 км на юго-востоке от Парижа, местная братва грабит автомобилистов, которые ждут зелёного света. Перекрёсток переделать нельзя: здесь проходит федеральная трасса, которая соединяет между собой крупные пригороды на юге от Парижа. Ежедневно, на этом перекрёстке десятки тысяч машин находятся буквально под прицелом: братва, состоящая преимущественно из выходцев соседних кварталов, взламывает стёкла машин и забирает барсетки, а то и вовсе, угоняет машины. Чтобы как-то остановить криминал, поставили камеру слежения. Но наркодилеры из соседних кварталов невзлюбили это всевидящее око, которое мешает их бойкой «работе». Камеру попытались спилить, спалить, а то и вовсе взорвать. Когда она наконец почила в бозе усилиями местных энтузиастов, власти поставили новую. И — верх абсурда — машину с четырьмя полицейскими, чтобы за ней следить. Эту машину и атаковали, 8 октября, десяток местных бандитов, вооружёнными коктейлями Молотова и битами. Полицейские горели заживо в машине посреди квартала, где и днём неместным хода нет. Двое попали в госпиталь с тяжелейшими ожогами. После этого громкого дела, полицейских атаковали уже в неблагополучных кварталах Мант-ля-Жоли (в 60 км на западе от Парижа) и под Лионом.

Выражение солидарности полицейских своим парижским коллегам сменилось гневом. И не только против правительства: они не одни развалили систему права до такой степени, что матёрые бандиты живут на воле даже после тридцати арестов за грабежи или продажу наркотиков. Полицейские решили сказать народу всё, что они думают. И вышли на улицы. Массовые протесты прокатились по городам Франции. Каждый вечер на площадях — и на Елисейских полях в Париже — полицейские выходили в формах, а то и на своих машинах, чтобы выразить гнев и разочарование. Наконец, 26 октября, марш протеста прошёл сразу в 80 городах Франции. Корреспондент EADaily прошелся в протестной колонне с полицейскими от центрального полицейского управления до префектуры Нанта, крупнейшего города на западе Франции.

«Нас отправляют на бойню, и мы больше не можем»

На этот раз, полицейские прошлись по городу, но в штатской одежде. Из 350 демонстрантов подавляющее большинство составляли именно блюстители закона. Тони (*) объясняет, почему он пришёл: «нам всё осточертело: вечная нехватка ресурсов, в том числе трудовых, никакого признания, все правительства поголовно сокращают число полицейских, хотя криминальность неуклонно растёт, и в довесок, когда мы арестовываем дилеров или домушников, которые отравляют здесь всем жизнь, то судьи их выпускают сразу же, так как дескать, тюрьмы переполнены».

Что кстати верно: в СИЗО Нанта более 70 матрасов на полу в камерах и больше сажать людей некуда. В других тюрьмах региона и страны ситуация не лучше: французские тюрьмы исторически переполнены, а так как с начала правления Франсуа Олланда, в 2012, аннулировали программу постройки 10 тысяч тюремных мест, то ситуация усугубилась. И теперь французские судьи стараются, по мере возможного, сажать людей как можно меньше.

Жиль (*) работает опером. «В нашем отделе, каждый полицейский имеет, одновременно, от 100 до 200 дел. В специализированных бригадах по финансовым делам, кражам и по делам несовершеннолетних ситуация близка к коллапсу, каждый опер должен заниматься одновременно буквально 200 делами. Всё сделать нельзя, особенно, что всегда есть дела поважнее, например с телесными повреждениями, или когда несовершеннолетний в опасности, так что некоторые дела идут прямиком в долгий ящик, их не рассматривают вообще. А другими занимаются наспех. А как иначе?«

Мишель работает в бригаде по борьбе с преступностью. Мускулистый, рослый парень с трудом сдерживает нецензурные выражения: «блин, наша работа — быть днём и ночью в неблагополучных кварталах [Нант не Париж, но их здесь тоже хватает. Самый криминальный, Бельвю, простирается аж на 7,2 квадратных километра, что для Франции очень много. Прим. автора] и бороться со сбытом наркотиков. Также, после терактов в Париже, нам дали боевое оружие и научили им пользоваться, чтобы дать отпор вооружённому до зубов террористу. А наши руководители, чёрт бы их побрал, нас отправляют арестовывать клиентов проституток, чтобы статистика лучше была. У них с этого премии идут. В Нанте продают гашиш прямо в центре города [на площади Коммерс, то есть именно Торговли — исторического динамичного бретонского портового города, со стоящей до сих пор Биржей, прим. автора], у нас помповики в машинах на случай терракта, а мы кружим по местам скопления уличных проституток…«

Для Жака (*), «этот протест очень нужен. Во первых, потому что нас бросили политики, наши руководители — которые наживаются на нашем труде, им идут премии, а нам шиш — и руководители профсоюзов, которые теоретически сильны, а на практике занимаются только тем, что находят своим приближённым места потеплее. Нас бросили органы юстиции: судьи выпускают бандитов, как только мы их арестовываем, но стоит одному полицейскому дать бандиту по морде, если он сопротивляется при аресте или пытается ранить полицейского, или даже наорать на него, то всё — его засудят и руководители, и судьи, и выкинут из органов. Но когда нас бьют, то всем наплевать; 22 февраля 2014 г. в Нанте была демонстрация, которая вылилась в массовые беспорядки», — вспоминает он. «Тогда 129 полицейских получили ранения разной степени тяжести, 95 из них подали в суд на бунтовщиков. Эти заявления до сих пор не были рассмотрены судьями, уже кончается 2016 год. Нам надоело, что убивать полицейских стало обыденным, нам надоело, что нас посылают на бойню, и всем на нас наплевать».

Полицейские профсоюзы: весь бюджетный сектор во Франции в плачевном состоянии

В Нанте профсоюзы полицейских и других бюджетных сфер пытались расширить социальный протест. Соединение профсоюзов Рабочая Сила (FO) пригласило местных журналистов на пресс-конференцию. «Весь бюджетный сектор сейчас в плачевном состоянии», подытожил делегат профсоюза в департаменте Луар-Атлантик, который включает город Нант. «Государство с 2012 года подарило 100 миллиардов евро богатым, эту же сумму отобрав у госсектора».

Во всём госсекторе годами идут сокращения. Не хватает средств на полицейских, судей, тюремщиков. Переполнены тюрьмы, запружены трибуналы и запущено образование. Вследствие чего «сейчас структуры государственности во Франции потихоньку разлагаются». Вилльям Козик работает в тюрьме для несовершеннолетних в пригороде Нанта. Он также является делегатом FO от тюремщиков в Нанте: «для заключённых, тюрьма — это отель „всё включено“. Они приходят на каникулы, им и спорт, и телик, и развлечения, и ещё они могут бить тюремщиков почти безнаказанно, на нас тоже видимо правительтву наплевать. В 2015 году, если верить официальной статистике, в тюрьмах Франции 11 тюремщиков подверглись физической агрессии со стороны заключенных. А оскорбления в свой адрес мы вообще больше не считаем».

Всё это разложение уже выражается в характере криминала: молодые берутся за оружие всё раньше и раньше и по-любому поводу. На днях, в некогда тихом Нанте, двое молодых человек, одному из которых 16 лет, ограбили Романа Баррэ, выходящего навеселе из ночного заведения, истязали его и выкинули ещё живым в реку Луара. Потерпевший скончался, а его убийцы объяснили, что они хотели украсть его машину.

Правительство пошло на уступки, но гнев полицейских не утихает

Олланд сам боится, что история повторится. В 2001 году протест полицейских привёл к провалу президентской кампании социалиста Жоспэна, хотя экономика процветала и безработица уменьшалась. В 2017 у Олланда такого преимущества нет — экономика в тупике, число безработных приближается к 3,5 млн, недовольство растёт во всех сферах общества. И всё же президент собирается выдвинуть свою кандидатуру, чтобы его переизбрали. Несмотря на то, что только… 4% французов отзываются о нём положительно, если верить последним соцопросам.

Вечером, 26 октября, делегаты от профсоюзов полиции встречались с Олландом. Тот пошёл на некоторые уступки, чтобы попытаться «купить» перемирие: 250 миллионов евро будут разблокированы, чтобы сделать капитальные ремонты в самых запущенных полицейских участках, выдать 21 700 бронежилетов, которые могут остановить боеприпасы от Калашникова (пока что такие бронежилеты есть только у полицейских, состоящих в убойных отделах, в некоторых отделах по борьбе с наркопреступностью и в спец-подразделениях), 3080 новых полицейских машин и 8000 новых касок. Профсоюзы остались довольны шагами правительства.

Но полицейские не собираются останавливаться на достигнутом. В ряде городов они продолжают собираться на площадях: «наши профсоюзы нас опять предали за тёплые местечки и привилегии. Нам всё надоело, мы продоложаем. Проблема не в касках и не в бронежилетах, а в том что нас убивают, и нам надоело, что это стало обыденным фактом», — объясняет Мари, работающая в опергруппе неблагополучного парижского пригорода. «Сейчас президентская кампания, в стране действует чрезвычайное положение, так что мы, может быть, достучимся до кандидатов, и тот, кто придёт в 2017 году, будет обязан сделать так, чтобы мы смогли работать, а бандиты были там, где должны: за решёткой».

(*) имена полицейских-собеседников измененыЛуи-Бено Грефф

Луи-Бенуа Грефф, специально для EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/10/30/tak-bolshe-zhit-nelzya-bunt-policeyskih-vo-francii
Опубликовано 30 октября 2016 в 15:47
Все новости

10.12.2016

Загрузить ещё
Аналитика
Twitter
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами