• USD 63.29 +0.06
  • EUR 67.21 -0.86
  • BRENT 53.93 +1.72%

Перед лицом угроз существованию европейской цивилизации: взгляд из Еревана

Арташес Гегамян. Иллюстрация: panorama.am

1 ноября 2016 г. Центром национальной славы и Фондом Андрея Первозванного совместно с рядом греческих общественных структур, при поддержке Министерства иностранных дел РФ в рамках официальной программы Года России в Греции в Афинах будет проведена Международная общественно-научная конференция «Россия, Греция, Европа: традиции сотрудничества и общность исторических судеб». По персональному приглашению Председателя Попечительского Совета Фонда Андрея Первозванного и Центра национальной славы Владимира Ивановича Якунина в работе конференции примет участие и выступит с докладом «Россия и Европа перед лицом угроз существованию европейской цивилизации. Взгляд из Армении» депутат Национального Собрания Республики Армения от Республиканской партии, председатель партии «Национальное Единение» Арташес Гегамян.

EADaily представляет размышления А. Гегамяна по теме его доклада.

— В наши дни, пожалуй, впервые после Карибского (1962 г.) кризиса центры силы мировой политики единодушны во мнении, что новые угрозы международной безопасности таят в себе опасность перерасти в глобальную войну с катастрофическими для человеческой цивилизации последствиями. В этих условиях исключительно важно использовать любую возможность с тем, чтобы возвестить народам мира о грозящей смертельной опасности, более того, скоординировать усилия всех авторитетных международных организаций для принятия экстренных мер по уменьшению глобального риска, способного спровоцировать окончательный слом системы международной безопасности, в основе которой соблюдение всеми государствами общепризнанных норм и принципов международного права. Именно их соблюдение исключает решение спорных вопросов и разногласий между государствами с помощью силы или угрозы ее применения.

В этой связи, думается, что ни у кого не вызовет сомнений утверждение о том, что для выработки политики, способной обеспечить глобальную безопасность, необходимым условием является выявление истоков проблем, разнонаправленных векторов интересов глобальных игроков, противопоставление которых может стать источником глобального конфликта.

Попытаемся разобраться в сути происходящих в мире процессов, естественно, не претендуя на всеохватность и, тем паче, исчерпанность приводимых далее наблюдений и выводов.

Так, в феврале 2015 года в Вашингтоне администрация Барака Обамы представила на обсуждение Конгресса США вторую по счету Стратегию национальной безопасности США (далее Стратегия). В Стратегии красной нитью проходит идея лидерства США в мировой политике, которое, по мнению ее составителей, будет осуществляться в четырех формах: 1) посредством примера; 2) в союзе с сильными партнерами; 3) посредством применения всех инструментов американской мощи; 4) основываясь на долгосрочном видении процессов мирового развития, имея целью оказать решающее влияние на ключевые процессы. При этом, прежде всего, имея в виду сдвиги в балансе сил на международной арене; рассредоточение американской мощи путем перехода от государств к негосударственным структурам; усиление взаимозависимости главных субъектов мировой политики; дестабилизацию на Ближнем Востоке и в Северной Африке; тревожные изменения на глобальных энергетических рынках.

Было вполне ожидаемо, что Стратегия стала предметом детального изучения со стороны соответствующих структур России. В проведенном Аппаратом Совета Безопасности РФ анализе Стратегии, отмечалось, что в отличие от предыдущей (2010 г.) редакции она имеет явно антироссийскую направленность. В анализе Совета Безопасности РФ, в частности, отмечается, что в Стратегии подчеркивается необходимость сдерживания «агрессии России» прежде всего в отношении Украины, отмечается стремление США приступить к формированию нового глобального экономического порядка. При этом подчеркивается, что особое место в этом порядке должны занять Транстихоокеанское партнерство и Трансатлантическое торгово-инвестиционное партнерство, которые позволят обеспечить США центральные позиции в зонах свободной торговли, охватывающие две трети мировой экономики. Примечательно, что в Стратегии впервые США заявили о намерении соперничать с Китаем с позиции силы, добиваясь соблюдения им норм международного права по широкому кругу вопросов — от обеспечения безопасности морского пространства до торговли и соблюдения прав человека. Там же особо отмечалось, что под пристальным контролем будет продолжать оставаться военная деятельность Китая. Все более широкое распространение для неугодных США политических режимов приобретут усовершенствованные технологии «цветных революций» с высокой вероятностью применения в отношении России. Таковы некоторые выводы Аппарата Совбеза России о Стратегии. Запомним.

Отметим также, что 31 декабря 2015 г. Президент России Владимир Путин подписал Указ, утверждающий Стратегию национальной безопасности Российской Федерации (далее СНБРФ). Как и следовало ожидать в СНБРФ даны жесткие оценки, по мнению России, виновникам беспрецедентного роста международной напряженности. В принятом документе, в частности, отмечается: «Позиция Запада, направленная на противодействие интеграционным процессам и создание очагов напряженности в Евразийском регионе, оказывает негативное влияние на реализацию российских национальных интересов». Далее указывается, что «поддержка США и Европейским Союзом антигосударственного переворота на Украине привела к глубокому расколу в украинском обществе и возникновению вооруженного конфликта… целенаправленному формированию у украинского населения образа врага в лице России…». В СНБРФ отмечается также, что «практика свержения легитимных политических режимов, провоцирование внутригосударственной нестабильности и конфликтов получает все более широкое распространение».

На этом фоне представляется, что вполне естественно проанализировать также и документы, характеризующие видение европейцами вызовов и угроз международной безопасности на современном этапе. В этом плане заслуживает осмысления принятая 29 июня 2016 г. Глобальная стратегия ЕС по внешней политике и политике безопасности (далее Глобальная стратегия). Приведем отдельные выдержки из этого документа: «Мы переживаем экзистенциальный кризис как внутри Европейского Союза, так и за его пределами. Наш Союз под угрозой. Наш европейский проект, принесший с собой беспрецедентный мир, процветание и демократию, ставится под сомнение. К востоку от наших границ была нарушена Европейская система безопасности, в то время как терроризм и насилие являются бедствием для стран Северной Африки и Ближнего Востока, а также для Европы».

Надеюсь, что читатель обратил внимание на хронологию принятия этих основополагающих документом по международной безопасности — Стратегии, СНБРФ и Глобальной стратегии. При более детальном ознакомлении с этими документами бросается в глаза, что в СНБРФ и Глобальной стратегии есть много общих озабоченностей России и Евросоюза по части глобальных рисков и угроз международной безопасности, с одной стороны, равно как и имеющиеся в Стратегии утверждения тезиса об исключительной роли США, американской исключительности. Об этом Президент США Барак Обама открыто заявил в своей речи в Конгрессе при представлении Стратегии, как впрочем и то, что эта идея пронизывает все положения этого документа. Так, там открыто заявляется о том, что: «Мы (США) будем лидировать с позиции силы. После трудного десятилетия Америка становится сильнее день ото дня… Мы будем лидировать, показывая пример… Мы будем лидировать вместе со способными партнерами. В нашем взаимосвязанном мире нет таких глобальных проблем, которые можно было бы решить без США, и очень мало таких проблем, которые США могут решить в одиночку… Мы будем лидировать, используя все инструменты американской мощи. Наше влияние достигает максимума, когда мы сочетаем все наши стратегические преимущества. Наша армия сохранит свою готовность защищать наши непреходящие национальные интересы, обеспечивая важные рычаги влияния нашей дипломатии… Мы будем лидировать, заглядывая в отдаленную перспективу. По всему миру происходят исторические преобразования, которые будут длиться десятилетиями. Благодаря своей стратегии Америка сможет влиять на их траекторию, использовать те возможности, которые они представляют, а также управлять рисками, которые они создают».

Хотелось бы обратить внимание на то, что и в Стратегии, и в Глобальной стратегии и в СНБРФ есть и общие озабоченности. Так во всех этих документах особо отмечается актуальность борьбы с международной террористической угрозой; необходимость противодействия распространению и применению оружия массового поражения и средств его доставки; востребованность принятия действенных мер по снижению риска внутренних вооруженных конфликтов, которые, как правило, становятся базой для распространения терроризма, межнациональной розни, религиозной вражды, других проявлений экстремизма.

Я специально заострил внимание на изложении выдержек из документов, которые характеризуют оценки США, Евросоюза и России сложившемуся крайне напряженному состоянию международной безопасности, а также определяют их видение нарастающих угроз как их национальной, так и международной безопасности, а также указывают на подходы своих стран по снижению накала международной безопасности.

Далее, не вдаваясь в проблемы взаимосвязи политики и экономики, рассмотрим на примере ведущих стран Запада и БРИКС некоторые финансово-экономические показатели, обусловленные глобализацией.

Так, согласно данным ЦРУ США на конец 2015 года, ВВП ведущих стран мира по паритету покупательной способности и отношение государственного долга к ВВП выглядят так:

№№ Страна Валовой внутренний про­­дукт по паритету по­ку­па­тельной способности Отношение государственного долга к ВВП в %*
1 КНР 19 трлн 380 млрд долл 43,9%
2 Европейский Союз 19 трлн 180 млрд долл
3 США 17 рлн 950 млрд долл 105,8%
4 Индия 7 трлн 965 млрд долл 67,2%
5 Япония 4 трлн 830 млрд долл 248,1%
6 ФРГ $ 3 трлн 841 млрд 71%
7 Россия $ 3 трлн 718 млрд 17,7%
8 Бразилия $ 3 трлн 192 млрд 73,7%
9 Великобритания $ 2 трлн 679 млрд 89,3%
10 Франция $ 2 трлн 647 млрд 96,8%
11 Италия $ 2 трлн 171 млрд 132,6%
12 Канада $ 1 трлн 632 млрд 91,5%
13 ЮАР $ 723 млрд 500 млн 50,1%
* Данные Международного валютного фонда (МВФ) за 12 апреля 2016 года, характеризующие Государственный долг стран в процентах от ВВП на конец 2015 года (здесь не учитываются обязательства государства по пенсионному страхованию, медицинскому страхованию, здравоохранению, в том числе и скрытая задолженность).

Отметим также, что в сообщении Министерства финансов США (Департамента казначейства США) на 1 сентября 2016 г. совокупный государственный долг США (общая сумма годовых дефицитов бюджета плюс процентные выплаты) впервые в истории этой страны превысил $ 19,5 трлн, увеличившись с января 2016 года на $ 500 млрд. Примечательно, что в 2009 году — когда пост президента страны занял Барак Обама — объем госдолга составлял $ 10,63 трлн.

Вышеприведенная статистика наводит на тревожные размышления с учетом того, что основное бремя долговой нагрузки приходится на высокоразвитые страны мира, которые одновременно являются эмитентами мировых резервных валют. Так, мировые центральные банки удерживают более $ 10 трлн различными валютами. При этом свыше 62% резервов приходится на доллары США. Второй по сумме резервной валютой считается евро, на долю которого приходится почти 25% мировых банковских резервных фондов. Отметим также, что на британские фунты и японские иены приходится по 4% мирового валютного рынка.

В этих условиях вполне ожидаемо, что эмитенты основных мировых резервных валют (США, Евросоюз, Великобритания и Япония), которые, как было показано выше, имеют колоссальный внешний долг, не могут добровольно отказаться от почетного права печатать мировую валюту. Ведь не секрет, что именно монополия на это право во многом гарантирует сохранение высокого жизненного уровня (в сравнении с реальными возможностями их экономики) населения этих стран. Именно с учетом этих реалий, политические решения, в частности, изложенные в Стратегии и Глобальной политике, нацелены, прежде всего, на сохранение монополии на это право. Вместе с тем, вполне закономерно, что, к примеру, страны БРИКС, будучи потребителями мировых валют, всячески постараются предпринять меры с целью последовательного ослабления своей финансово-экономической зависимости от стран-эмитентов мировых резервных валют.

Естественно, что сам факт существования, к примеру, содружества стран БРИКС, на которые приходится 27% мирового ВВП, которые учредили Банк развития БРИКС, а также по инициативе Китая учредили Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, дополняя друг друга будут укреплять сотрудничество для стимулирования глобального и регионального экономического сотрудничества и реформирования международной системы экономического управления. Это, бесспорно, значительно снизит зависимоть этих стран от доллара и евро, а также от МВФ и Всемирного банка. Учреждение Евразийского экономического союза (ЕАЭС), имеющее целью проведение скоординированной, согласованной или единой политики в отраслях экономики для обеспечения устойчивого экономического роста, свободного движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы, постепенный переход на взаимные расчеты в национальной валюте, в конечном итоге также приведет к ослаблению зависимости экономик государств-членов ЕАЭС от мировых резервных валют. Точно также функционирование Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), которая ставит перед собой, в числе прочих, задачу содействовать всестороннему и сбалансированному экономическому росту, а также координацию подходов при интеграции в мировую экономику, отнюдь не будет способствовать укреплению доллара и евро в качестве мировых резервных валют.

В противовес вышеназванным интеграционным проектам США, Япония и еще десять стран 5 октября 2015 года в Атланте (США) пришли к соглашению о создании крупнейшего в мире торгового союза — Транстихеокеанское партнерство (ТТП). ТТП призвано нейтрализовать экономическое влияние Китая, и будет контролировать 40% глобальной торговли. Как и следовало ожидать, Россию в новом торговом блоке не ждут. Для полного представления сути ТТП приведем цитату президента США Барака Обамы, изложенную The Financial Times: «Когда более 95% потенциальных потребителей нашей продукции живут за границами США, мы не можем позволить странам вроде Китая определять правила мировой экономики. Эти правила должны написать мы, открывая американским товарам новые рынки». Как говорится, комментарии излишни. Наряду с ТТП в настоящее время бушуют страсти вокруг подписания Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства (ТТИП), то есть создания зоны свободной торговли между США и Европейским Союзом. По мнению экспертов, заключение такого соглашения станет реальной угрозой, во-первых, для экономических интересов России. Это соглашение откроет широкие возможности для масштабных поставок в Европу сланцевого газа из США, сжиженного газа из третьих стран (вне ЕС) или же создаст условия для ввода в эксплуатацию мощностей по производству сжиженного газа на побережье самой Европы.

Думается, что представленный отнюдь неполный анализ экономических факторов вполне «оправдывает» (хочется надеяться, что в силу непредсказуемости их последствий, лишь на первый взгляд) наличие таких документов, как Стратегия, СНБРФ и Глобальная стратегия. Не будет излишне, если к этому перечню добавить и «Стратегию коллективной безопасности Организации Договора о коллективной безопасности на период до 2025 года», утвержденную 14 октября 2016 г. в г. Ереване Решением Совета коллективной безопасности Организации Договора о Коллективной безопасности (далее Стратегия ─ 2025 ОДКБ).

Для полноты картины, складывающейся в мире, отметим, что обострение гражданской войны в Сирии и отсутствие видимых перспектив разрешения войны в Ираке и Афганистане (основные страны исхода беженцев), другие конфликты на территории Африки и Ближнего Востока породили небывалые по масштабам потоки беженцев в Европу. Всего только за 2015 год в ЕС прибыло по разным оценкам, от 1 до 1,8 млн. беженцев и нелегальных мигрантов, а за прошедший период 2016 г. их число значительно возросло. При этом следует отметить, что проблема с наплывом беженцев в Европу — не единственный миграционный кризис в мире. Сегодня более 1,2 млн. сирийских беженцев нашли приют в 4-х миллионном Ливане, более 2 млн. беженцев приняла Турция, более 600 тысяч — Иордания.

Весь комплекс вышеприведенных военных, финансово-экономических и демографических факторов свидетельствует о серьезной угрозе международной безопасности в глобальном масштабе. При этом в силу своего географического положения, демографических перемен в наиболее уязвимом положении находится Европа. Существенным доводом в пользу такого утверждения является и тот факт, что в последние годы в Европе на фоне миграционного кризиса правые националистические партии добиваются оглушительных успехов на выборах в парламенты своих стран и в Европарламент. Характерно, что они везде хотят одного: выгнать иностранцев, перекрыть границы. Надо осознать, что в этих условиях наличие в Европе значительного количества беженцев и мигрантов может сдетонировать серьезные внутренние потрясения. Между тем говорить о наибольшей уязвимости в плане безопасности в современном глобализированном мире, можно только чисто условно.

Так, в чем же выход из создавшегося взрывоопасного положения, и есть ли он?

Прежде чем ответить на этот вопрос отметим, что в своей речи 19 марта 2015 г. на Ереванском международном медиафоруме «У подножия Арарата», посвященного 100-летней годовщине Геноцида армян в Османской империи, Президент Республики Армения Серж Саргсян заявил, что внешняя политика Армении постоянно строилась на взаимодополнении различных систем, сопоставлении интересов вовлеченных в регион крупных держав: «Наша страна развивала и развивает стратегические союзнические отношения с РФ… С удовлетворением должен констатировать, что благодаря взаимным усилиям наше (между Арменией и США) партнерство сейчас находится на самом высоком в истории армяно-американских отношений уровне… Армения очень заинтересована в непрерывном развитии межгосударственного сотрудничества, основанного на вековой дружбе и общих ценностях армянского и французского народов… Мы высоко оцениваем взаимовыгодное и многогранное армяно-иранское сотрудничество, которое обусловлено культурно-историческими общностями, взаимными экономическими интересами, общими подходами к ряду региональных проблем… С удовлетворением должен констатировать, что в последние годы заметно активизировались армяно-грузинские контакты высокого уровня. Основанный на традиционной дружбе, соседстве и историческом фундаменте взаимопонимания между нашими народами активный межгосударственный диалог создает серьезные предпосылки для предначертания новых направлений партнерства… Будучи полноправным членом европейской семьи и цивилизации и имея в основе нашего развития принципы европейской системы ценностей, мы прилагаем действенные усилия в деле углубления отношений как с отдельными европейскими странами, так и с ЕС и нашими восточными партнерами». Эти слова Президента Армении дорогого стоят в силу исторической памяти армянского народа, подвергшегося в начале 20-го века Геноциду в Османской империи, когда чудом уцелевшие от турецкого ятагана сотни тысяч армян стали беженцами. Народ, который в 1988—1990 гг. прошел через ужасы резни и погромов, организованных властями Азербайджана в Сумгаите, Баку, Гяндже и в других местах этой страны, где компактно проживали армяне. Народа, более полумиллиона сынов и дочерей, отцов и матерей которого после этих ужасов стали беженцами из Азербайджана.

Я специально несколько подробно остановился на внешнеполитических приоритетах официального Еревана, чтобы особо подчеркнуть глубокую заинтересованность Армении в разрядке международной напряженности, которая исходит из государственных интересов Армении, многочисленной Армянской диаспоры РФ, США, Франции, Ирана, Греции, Грузии, Ливана, Сирии…

Наличие вышеотмеченных факторов обязывает каждого ответственного армянского политика использовать любую возможность с тем, чтобы поделиться своим видением путей упрочения международной безопасности, нейтрализации угроз существованию европейской цивилизации. К большому удовлетворению они содержатся как в Стратегии и Глобальной стратегии, так и в СНБРФ и Стратегии — 2025 ОДКБ.

Так, при представлении Конгрессу США Стратегии Барак Обама заявил: «Независимо от того, насколько мы сильны сейчас или будем сильны в будущем, наши ресурсы и влияние не безграничны. В современном сложном мире, многие проблемы безопасности не поддаются быстрому и легкому решению. Но нам придется делать сложный выбор между различными приоритетами, и мы всегда должны избегать перенапряжения усилий, которое неизбежно возникает, когда мы принимаем решения на основе страха». Из этого делается вывод о необходимости так называемого «стратегического терпения». Призывы к сдержанности и проявлению «стратегического терпения» содержатся и в Глобальной стратегии: «В мире, на который, с одной стороны, воздействуют глобальные вызовы, а, с другой стороны, — локальное противодействие, на первый план выходит региональное сотрудничество. Добровольные формы регионального управления дают государствам и народам возможность лучше справляться с угрозами безопасности, пожинать экономические плоды глобализации, проявлять в полной мере культуру и идентичность и оказывать влияние на международные дела. Это основной принцип для поддержания мира и развития ЕС в 21-м веке, и причина, по которой мы будем поддерживать открытые к сотрудничеству региональные объединения во всем мире». В этой связи хотелось бы привести выдержки и из СНБРФ: «Российская Федерация выступает за укрепление взаимовыгодного сотрудничества с европейскими государствами, Европейским союзом, за гармонизацию интеграционных процессов в Европе и на постсоветском пространстве, формирование в евроатлантическом регионе открытой системы коллективной безопасности на четкой договорно-правовой основе.

Российская Федерация заинтересована в выстраивании полноценного партнерства с Соединенными Штатами Америки на основе совпадающих интересов, в том числе в экономической сфере, и с учетом ключевого влияния российско-американских отношений на состояние международной обстановки в целом".

Думается, наполнение практическими делами вышеприведенных положений из Стратегии, Глобальной стратегии и СНБ РФ, придание им необратимости, формирование у политических элит стран мира твердой убежденности в безальтернативности этого пути послужит делу укрепления международной безопасности, ликвидации угроз существованию европейской цивилизации.

Арташес Гегамян, депутат Национального Собрания РА от Республиканской партии, руководитель делегации НС РА в Парламентской Ассамблее ОБСЕ, председатель партии «Национальное Единение».

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/10/24/pered-licom-ugroz-sushchestvovaniyu-evropeyskoy-civilizacii-vzglyad-iz-erevana
Опубликовано 24 октября 2016 в 13:07
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
ВКонтакте
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами