• USD 57.48 +0.21
  • EUR 67.74 -0.17
  • BRENT 57.75 +0.90%

Царство безответственности: навстречу латвийским муниципальным выборам

В Латвии постепенно начинает уже ощущаться приближение очередных муниципальных выборов, назначенных на самое начало июня 2017 года. Каждые несколько лет в республике возобновляется свирепый предвыборный карнавал: муниципальные выборы чередуются с парламентскими. Если «пробежаться» по латвийским порталам, то можно невольно сморщить нос: штатные дерьмомёты уже открыли сезон «бомбардировок», топя в помоях «вражеских» кандидатов и напропалую выхваляя «своих». Привычная картина, однако наиболее любознательных беспокоит вопрос: почему с каждым разом интерес населения к выборам все уменьшается? Что раз за разом мешает латвийцам делегировать во власть самых умных, честных и ответственных?

Общество спектакля во всей красе

Коллективное предвыборное ралли в Латвии, как и везде, представляет нечто среднее между карнавалом, религиозным действом и бессовестным подкупом потенциальных избирателей. Произносятся громкие речи, целуются младенцы, пожимаются руки, кандидаты врут с три короба, всеми силами пытаясь создать себе престижнейший имидж в средствах массовой информации, и клеймят позором конкурентов. Налицо описанные французским философом Ги Дебором процессы «общества спектакля», когда основным продуктом жизнедеятельности политической системы становится производство показухи, фиктивно-демонстративного продукта. Не составляет секрета и довод, которым оперируют соперничающие партии — дескать, голосуйте за нас, потому что остальные ещё хуже! На кону стоит многое: доступ к самоуправленческим бюджетам и деньгам, исправно поступающим, минуя центральную власть, из европейских структурных фондов. Оппозиционный публицист Руслан Ефимов отмечает: «В стране возобновились процессы политической турбулентности. Они обычны в предвыборный период, когда близится очередная смена декораций. Шарманка заиграла, куклы задвигались…»

Автор этих строк знает немало людей, добровольно устранившихся от участия в выборах. Например, политолог, издатель латгальского делового журнала «Капитал & Регион» Артём Губерман не скрывает, что, будучи негражданином, он не торопится натурализоваться. Объясняет это тем, что не видит особого смысла в том, чтобы ходить к урне и опускать в неё бумажку с чьими-то именами. «Наша избирательная система в её нынешнем виде заключается в том, чтобы обеспечить политической элите любых уровней полную безнаказанность и безответственность. Это воплощённая мечта партаппаратчика времен Никиты Хрущева: руководить всем и при этом не отвечать ни за что. Единственная разница в том, что у нас не одна партия, а куда больше. На выборах мы голосуем за некие партийные списки, которые обычно состоят из двух-трех имеющих популярность личностей — «локомотивов «, тянущих за собой «паровозиком» ещё целую шеренгу разных «котов в мешке». В результате в политические структуры продвигаются не только те люди, которых поддерживает избиратель, но и те, кого желают видеть разного рода «спонсоры». Да, можно вычеркивать в бюллетенях имена тех, кто не нравится избирателю. Но если очень нужно, то уже победившие кандидаты отказываются от мандатов, уступая свои места «тёмным лошадкам», набравшим минусов или вообще плетшимся в самом хвосте списка. И уже на следующий день после выборов победившие партии полностью снимают с себя всякую ответственность перед избирателями…», — объясняет Губерман.

В этих словах есть резон: ведь, как правило, интересы партии и её спонсоров ставятся выше нужд электората. После победы идёт торг за места и портфели с учётом интересов тех же партийных спонсоров. А механизмы электорального контроля за «народными избранниками» в латвийской системе власти отсутствуют, по мнению эксперта, как таковые. В итоге, сложилась ситуация, когда вся реальная власть принадлежит даже не столько партиям, сколько стоящим за ними политико-экономическим группировкам. Причём, обычно только лидеры партий знают, откуда поступает финансирование их организаций. Именно данные группировки определяют состав предвыборных списков и проплачивают прессу, трамбующую мозги обывателя пропагандистским катком. Делается это с конкретными целями.

«Когда видишь, как, скажем, у нас сплошь и рядом оформляются госзаказы на строительство различных объектов по цене, втрое-вчетверо превышающей реальную, то понимаешь, насколько всё в мире взаимосвязано. И никто за это не отвечает, что характерно! Та же пресса лопается от коррупционных разоблачений — разоблачаются, естественно, конкуренты сил, оплачивающих то или иное конкретное СМИ! — но за два десятка лет к ответственности привлекли мало кого. Практика пропорционального представительства выработала у избирателя негативный стереотип. Проще говоря, в народе считают, что если человек лезет в политику, то тут один из двух вариантов — либо это уже законченный мошенник и плут, либо тот, кто мечтает таковым стать. Что ж, стереотип сей не так уж далек от реальности, ибо наша политическая система сконструирована под своеобразный отрицательный отбор. Можно быть хорошим человеком, но выберут тебя в депутаты только в том случае, если ты войдешь в какой-либо партийный список. Будут „раскручивать“, вкладывая в эту самую „раскрутку“ солидные деньги. В случае успеха — попадание во власть. Причастность к ней приносит самые разные привилегии и бонусы. Ну, а если ещё и угодить в „правящее большинство“… Власть вообще часто развращает, но власть без ответственности развращает моментально. И вот уже попавший в депутаты голосует „согласно партийной дисциплине“ за решения, выгодные тем, „кому надо“. А что — он уже „такой, как все“. Как-то даже и совесть не беспокоит…», — считает Губерман.

Время разочарованных

С другой стороны, именно избирателя в Латвии принято ругать: дескать, какие идиоты, раз за разом приводят к власти плутов и мошенников. Но на самом деле избиратель со временем начинает очень хорошо понимать, что его «разводят». В итоге, представители электората растерянно разводят руками: мы не знаем, за кого нам голосовать! Все партии успели себя дискредитировать и вымазаться в грязи по макушку. У всех на совести висят многочисленные грехи и грешки. Некоторые «избранники» протирают штаны в Сейме и самоуправлениях в течение нескольких созывов, так и не сделав ничего по-настоящему хорошего для искусившихся на их обещания.

«Я знавал одну энергичную дамочку. „Активную жизненную позицию“ она стала показывать ещё со скамьи в Даугавпилсском университете. Устраивала студенческие митинги, обвиняя преподавателей во всевозможных грехах. Потом заделалась профсоюзным лидером и постоянно занималась организацией акций протеста: против нечестных работодателей, против коррупции, против недобросовестных коммунальных служб, против повышения налогов, против тюрьмы в центре города, против солнца и луны… „Перспективного кадра“ заметили в одной из партий — и „подсадили“ в отдел по молодежным делам при Гордуме Даугавпилса, послуживший для неутомимой девушки „трамплином“ в кресло депутата Сейма. Когда героиня победила на выборах, все затаили дыхание: ну, она сейчас всем там в парламенте покажет, задаст жару! И что же? Ставши депутатом, расторопная девушка несколько лет сидела там, как мышь. А при первом удобном случае оставила до срока место в Сейме — ради высокооплачиваемого поста в богатой частной фирме. Видать, сказались полезные связи, наработанные за годы игры в политику. Сейчас эта дама изредка постит в соцсетях фотки с отдыха в экзотических местах планеты и, надо полагать, шлет горячие „чмоки“ бывшим своим простодушным избирателям», — отмечает представитель «Русской общины Латвии» Валерий Ощенков.

Насмотревшись на подобные ситуации, электорат часто готов плюнуть на свой гражданский долг, и походу к урне предпочитает выезд на отдых в деревню. Количество голосующих с каждым разом уменьшается. Например, в том же Даугавпилсе на парламентских выборах двухгодичной давности проголосовало 27 505 избирателей (45% от общего их числа). На состоявшиеся годом раньше, в 2013-м, муниципальные выборы и вообще прибрели только 23 433 человека (38%) — на 15% меньше, чем на выборах 2009 года. Столь плачевные результаты объясняются анекдотической ситуацией, сложившейся в латвийских муниципалитетах. Ведь чтобы попасть в число депутатов самоуправления, человек обязательно должен идти от какого-то партийного списка. В результате, новые региональные партейки-однодневки растут, как грибы после дождя — как правило, они потом закрываются, но на их место приходят новые. Муниципальные депутаты, вместо того, чтобы посвящать рабочее время обсуждению вопросов улучшения коммунальных услуг, ремонта тротуаров, очистки канализации, вывоза мусора и т. д., отчаянно интригуют друг против друга, заключают союзы и контрсоюзы, ожесточенно торгуются за должности, переназначают и свергают мэров. Жестокость этой подковерной борьбы нарастает по мере того, как муниципалитеты всё больше становятся средоточием реальных денег — ведь они получают немалые средства из еврофондов напрямую, минуя центральную власть. В результате, например, только в Даугавпилсе за последние тринадцать лет было четыре случая, когда мэр города не смог досидеть на своём посту весь положенный срок.

«Вся беда заключается, в ком именно люди, идущие во власть, видят силу, на которую они могут опереться в достижении своей цели. А замечают они её только в представителях олигархии. Лишь с ними они пытаются договориться и только их поддержкой стараются заручиться. Политики не видят силу, мощь, на которую они могли бы опереться, в народе. Поэтому они доверяют ведение своих предвыборных кампаний политтехнологам и СМИ, а сами серьёзно разговаривает только с „авторитетами“, с элитами. Только с ними наши политики готовы идти на компромиссы, заключать договора, на мнение же народа им глубоко наплевать. Когда в ходе выборов появляются многочисленные „разоблачители“, то они, в сущности, всего лишь призывают к ротации у корыта с хряпой… Если человек напоказ „борется с ворами“ — ещё не значит, что он за народ. Когда люди выступают под лозунгами „борьбы с коррупцией“, но по факту ничего не хотят менять, это означает, что они желают сесть на место разоблачаемых ими воров. Когда нам предлагают что-то „менять к лучшему“ путём выборов, не верьте — это развод», — подчеркивает Ефимов.

Впрочем, разочарование электората ничего не значит. В латвийском законодательстве прописано, что даже если на выборы придут полторы калеки, они считаются состоявшимися. Политиков это вполне устраивает — пассивность избирателя им на руку. Как правило, при упоминании возможности введения какой-либо реальной ответственности за действия политиков представители разных партий проявляют трогательное единодушие — что так называемые «правые», что условные «левые» (о реальной идеологической принадлежности современных латвийских партий надо говорить именно с большой долей условности), что «латыши», что «русские». Лет пять назад в Сейме рассматривалась инициатива поправок к закону о самоуправлениях, предусматривающих возможность для жителей досрочно распускать депутатов, избранных в муниципалитеты. Надо ли говорить, что большинство парламентариев проголосовали против данных предложений?

«С моей точки зрения, единственный выход — это переход на мажоритарную систему. При ней избранными считаются кандидаты, получившие большинство голосов в конкретном территориальном округе. Главное тут именно в том, что кандидат избирается не от списка, а от территории. С одной стороны, при подобной системе больше шансов на попадание в парламент действительно достойных личностей, выслуживших, что называется, популярность „горбом“. С другой — выбранные таким образом депутаты отчитываются лишь непосредственно перед избирателями, а не перед партийным начальством. Если избранный депутат не справляется со своими обязанностями, то должен быть прописан механизм его досрочного отзыва. Чтобы можно было, собрав определенный процент подписей от избирателей выдвинувшего его округа, уволить нерадивого политикана. Таким образом, депутатам придется постоянно „контачить“ с электоратом face to face и отчитываться о проделанной работе — именно перед ними, а не перед разными „третьими лицами“. Есть мнение, что именно подобная система наилучшим образом подходит государству, переживающему период политического кризиса. Она возвратит политиков в рамки действительной ответственности перед народом», — утверждает Губерман.

Рижская интрига

Что касается конкретики предстоящих выборов, то основная интрига, конечно, ожидается в столице, с её почти пополам поделенным на общины населением. Нынешний «господин ПэЖэ» Нил Ушаков («Согласие») — фигура, что и говорить, противоречивая. Его постоянно критикуют: одни за небезупречную экономическую политику, постоянное содействие «камарилье» друзей, подмявших под себя многие доходные сферы муниципального хозяйства. Другие выражают недовольство действиями Ушакова в национальных делах — причем, что интересно, и русские, и латыши. Первые часто готовы углядеть в нем едва ли не капитулянта, готового принести интересы общины ради возможности удержаться у власти. Вторые, напротив, любят рисовать Нила Валерьевича в своих масс-медиа в роли эдакого свирепого русского националиста, коим тот, конечно, ни разу не является. А всё почему? Сам выходец из медиа-среды, Нил Валерьевич блестяще владеет искусством самопиара, он небезуспешно стремится нравиться и тем, и другим, мастерски лавируя между «титульными» и «оккупантами». Ну и, неудивительно, что шишки в него тоже летят с обеих сторон.

Впрочем, даже злейшие враги не могут отрицать, что Ушаков — личность яркая и харизматичная. В Риге он воплощает практику «малых дел», активно раздает горожанам разного рода социальные подачки, постоянно светится в телевизоре на фоне какого-нибудь очередного отремонтированного или благоустроенного объекта. Пенсионеры, в частности, просто в восторге от благовоспитанного, спортивного и привлекательного на лицо мэра.

А что, тем временем, делают противники Ушакова? Нечто непонятное, мягко говоря. Ожесточенно критикуя Нила Валерьевича, более того, бросаясь заявлениями о необходимости «вернуть Ригу латышам», они как в 2013-м не смогли договориться о создании единого списка, так и, похоже, не сумеют сколотить его и в этот раз. Ну не желают представители «латышских партий» садиться за один стол, выясняя, кому достанется первое, а кому второе место! Впрочем, даже свои собственные отдельные списки они, зачастую, не способны снабдить достаточно привлекательными «лицами». В этом плане характерно, что в 2013 году во главе команды партии «Единство» утвердили экс-министра культуры Сармите Элерте, ярую националистку, да ещё и не блещущую внешними данными. Её в 2011 году даже сами латыши прокатили мимо Сейма — что уж говорить о русских рижанах?!

В общем, иногда создается впечатление, что соперники «Согласия» решили сыграть с ним в Риге в поддавки. Отчего, почему? Точки зрения тут разнятся. Одни видят в происходящем «хитрый план» правящих: мол, те в обмен на столицу выторговали у «согласистов» их готовность особо не рыпаться из-за хронического невключения в правительственную коалицию. Другие не лезут в конспирологические джунгли, объясняя всё банальным соперничеством латышских партий и их неумением договариваться. Тут стоит заметить и то, что русский избиратель в Риге является более консолидированным — хотя бы потому, что выбор у него, в общем-то, почти отсутствует. Если латышам ещё нужно подумать, кому отдать голос, то у русского есть лишь два варианта: либо поддержать «Согласие» (и, одновременно, идущую с ним в одной команде региональную партию «Честь служить Риге»), либо — возглавляемый Татьяной Жданок «Русский союз Латвии». И то, лишь в том случае, если РСЛ решится выставить свой отдельный список. Люди Жданок могут рассчитывать на голоса наиболее радикально настроенных граждан, уставших от «капитулянтства» «Согласия». Правда, это не мешает вождям «согласистов» внушать русскому электорату, что они являются его единственным, сваренным крест-накрест, заслоном от власти «нациков»…

Наберет ли список «Согласия"/ЧСР достаточное количество голосов, чтобы усадить своих депутатов в 31 из 60 кресел Рижской Думы — что гарантирует за ним сохранение власти? Мнения экспертов, политологов, пиарщиков, профессиональных гадателей на кофейной гуще на этот счет, опять же, расходятся. Соответственно, интрига сохраняется… Что Латвия получит на выходе, когда 3 июня 2017 года останется за спиной? Скорее всего, ничего особого. Просто проказница-мартышка, осел, козел и косолапый мишка усядутся по-новому. Возможно, кого-то заменит хитрая лисица или проголодавшийся волк. За исключением же этого, все останется по-прежнему.

Вячеслав Самойлов

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/10/12/carstvo-bezotvetstvennosti-navstrechu-latviyskim-municipalnym-vyboram
Опубликовано 12 октября 2016 в 13:33
Все новости

21.10.2017

Загрузить ещё
Аналитика
ВКонтакте
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами