• USD 62.80 -0.27
  • EUR 70.67 -0.15
  • BRENT 50.19 +0.76%

Додавила ли Белоруссия «Газпром»?

25 августа стало известно, что газовый конфликт между Белоруссией и ПАО «Газпром» вышел на финишную прямую. И, как отмечают многие, в этот раз именно белорусы могут праздновать победу, так как российский монополист якобы пошел на серьезные уступки. Однако, если внимательно посмотреть на имеющуюся сегодня информацию, то ситуация не выглядит столь однозначно, в первую очередь, для белорусской стороны.

Следует напомнить, что проблемы вокруг ценообразования на газ, после многолетней тишины, вызванной весьма комфортными для белорусов условиями поставок, начались еще в прошлом году, когда Минск стал настойчиво требовать пересмотра формулы цены на голубое топливо. На настоящий момент она закреплена трехлетним соглашением от 2014 года и рассчитывается исходя из стоимости газа в Ямало-Ненецком АО, к которой прибавляются расходы по доставке до границы с республикой (на сегодня цена составляет официально около $ 132 за тыс. кубометров). Как известно, «Газпром» был против пересмотра, так как мог потерять часть своих доходов из-за резкой девальвации российского рубля, а расчеты с белорусами, как известно, ведутся в твердой валюте. Не сумев добиться согласия, с начала нынешнего года белорусская сторона в одностороннем порядке стала оплачивать газ по той цене, которую в Минске посчитали «справедливой» — в районе $ 70−80 за тысячу кубометров, что привело к образованию задолженности в $ 300 млн. Правда, белорусы оказались не так просты, так как недоплачивали не «Газпрому» напрямую, а его белорусской дочке ОАО «Газпром трансгаз Беларусь», из-за чего российский монополист был вынужден судиться в Белоруссии практически сам с собой без какой-либо надежды выиграть тяжбу в рамках белоруской системы правосудия. Усложняло ситуацию и то, что в нее официально не было вовлечено высшее руководство России и Белоруссии, которое формально отстранилось от проблемы, назвав ее «делом хозяйствующих субъектов». Хотя, конечно, газовый вопрос неоднократно проскальзывал в двухсторонних беседах, но официально никогда не политизировался, что можно было объяснить нежеланием Кремля нагнетать обстановку вокруг партнера по ЕАЭС в и так непростой для России ситуации. Хотя абсолютно очевидно, что в Кремле следили за происходящим, что подтверждается ответными мерами в виде сокращения поставок в Белоруссию нефти, которая не менее важна для местной экономики, чем газ. И при этом российская сторона продолжала держать свою жесткую позицию — пока не закончится предыдущий контракт, ни о каких скидках речи быть не может.

И вот сегодня, оказалось, что «Газпром» все-таки решил уступить. По имеющейся информации, после многочисленных переговоров между сторонами, новая формула ценообразования в конце концов была выработана. Теперь предполагается, что вместо долларовой формулы будет применяться только рублевая на основе средней цены на газ в России с повышающим коэффициентом. При этом сообщается, что повышающий коэффициент будет постепенно уменьшаться, и к моменту создания в ЕАЭС единого газового рынка в 2025 году станет равен единице. Дополнительно к этому, чтобы в будущем не возникало оснований для споров, особенно с белорусской стороны, решено изъять из прежнего межправительственного соглашения пункт о переходе России на равнодоходные цены на газ. Тем более что даже в российской столице на сегодняшний день четко не могут сказать, когда это произойдет (ранее предполагалось, что переход состоится в 2015, а затем в 2017—2018 годах). Если подобное соглашение будет утверждено руководством России, то это будет означать, что Минск сможет получать газ по цене приблизительно на 30% дешевле, чем сегодня — где-то около 6 тыс. росс. руб. за тысячу кубометров.

Действительно, может показаться, что новые договоренности являются своеобразной победой Минска, который все-таки додавил «Газпром» и выбил для себя серьезные уступки. Теперь, формально, белорусские предприятия и электростанции будут практически в равных ценовых условиях с российскими (на практике из-за внутренней экономической политики, это далеко не так), что должно помочь им остаться конкурентоспособными на рынке восточного соседа. Однако необходимо учитывать, что нынешние условия все-таки являются компромиссом между двумя сторонами, а в некоторых случаях выгода белорусов и вовсе выглядит сомнительно.

Во-первых, Минск будет обязан погасить все накопившиеся с начала года долги и пеню по ним, что вполне логично, исходя их договоренностей, закрепленных ранее на бумаге. А это, напомним, $ 300 млн, взять которые сегодня белорусам неоткуда. Вполне вероятно, что весь второй транш Евразийского фонда стабилизации и развития (это $ 300 млн.), полученный Минском месяц назад, или третий (планируется в октябре в сумме $ 500 млн) — пойдут на уплату долгов. Это будет еще одним ударом по разваливающейся экономике страны. Во-вторых, помимо необходимости выплаты долга, краткосрочная выгода белорусов будет небольшой ещё и потому, что до окончания старого контракта остается всего четыре месяца. Если бы подобное соглашение было подписано зимой, как того хотели в Минке, то тогда, действительно, можно было говорить о победе белорусов. Сегодня же это выглядит в большей степени как тактическая победа «Газпрома», который дотянул ситуацию до осени и сумел минимизировать свои потери. В-третьих, нельзя забывать и о том, что называемые сегодня цены и формулы расчета вполне могут снова стать невыгодными для белорусов, но изменить их уже не будет никакой возможности. Например, предполагается, что для оставшихся месяцев 2016 года будет установлена твердая цена в 6,3 тыс. руб. за тысячу кубометров, а после применения соответствующего коэффициента в 2017 году она будет колебаться около 6 тыс. руб. за тысячу кубометров. Однако, в случае роста цены на нефть и укреплении российского рубля, ситуация может коренным образом измениться, и вся выгода белорусов будут снова нивелирована. Что же касается «Газпрома», то хоть рынок Белоруссии и имеет определенную роль для компании, он вряд ли рассматривается ей в качестве основного источника дохода, а значит и нынешние уступки не сильно ударят по кошельку монополиста.

Исходя из всего вышесказанного, можно сделать вывод, что ничего сверхъестественного в белорусско-российских переговорах по газу не произошло. То, что спор рано или поздно будет урегулирован, не вызывало ни у кого сомнения, и чем ближе подходил срок окончания прежних договоренностей между сторонами, тем очевиднее это становилось. Однако весьма спорные выгоды белорусов и минимальные потери «Газпрома», если нынешние договоренности будут утверждены, свидетельствуют о том, что решение российской стороны было обусловлено не только экономическими, но и политическими мотивами: стремление сохранить процесс постсоветской интеграции, а также создать дополнительные условия дальнейшего включения остатков белорусской экономики в российскую. Вполне возможно, что окончательное решение вопроса будет вынесено на уровень руководства двух стран, где Минску еще раз напомнят о многолетних обещаниях начать приватизацию госсобственности и углубление производственной кооперации с Россией. И от того, предоставит ли белорусская сторона гарантии выполнения взятых на себя обязательств и будет зависеть, вступят ли нынешние соглашения в силу, или нет. Пока же, как заявил пресс-секретарь премьер-министра Белоруссии Владислав Сычевич, «переговоры по цене на газ продолжаются».

Павел Юринцев

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/08/26/dodavila-li-belorussiya-gazprom
Опубликовано 26 августа 2016 в 12:51
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами