• USD 64.06 +0.36
  • EUR 71.93 +0.56
  • BRENT 45.89

Мифы и реальность белорусской многопартийности

В сентябре в Белоруссии должны состояться парламентские выборы, которые, по сравнению с предыдущей избирательной кампанией, предполагают некоторую интригу. Уже много лет двухпалатное Национальное собрание Белоруссии состоит из лояльных власти деятелей и фактически является структурой, выполняющей формальные функции. Для жителей Белоруссии, которые прекрасно понимают, что вся власть сосредоточена в руках Александра Лукашенко, такая ситуация стала привычной. Фамилии большинства членов Национального собрания, иногда мелькающих по телевизору, едва ли знакомы зрителям, как, впрочем, и их лица. В формально законодательном органе никаких дебатов обычно не проходит, а решения, в духе советских времен, принимаются единогласно и всегда совпадают с волей президента.

Однако в этот раз белорусские власти заинтересованы в том, чтобы вернуть себе расположение ЕС и США, отношения с которыми в последнее время не случайно идут на поправку. 14 августа вице-президент Парламентской Ассамблеи ОБСЕ Кент Харстед заявил, что выборы значат очень много для стран ОБСЕ, и будут даже более важными для образа Белоруссии, чем президентские выборы. Выборы в Палату представителей состоятся 11 сентября, кандидаты будут бороться за 110 мест в нижней палате. Формирование верхней палаты — Совета Республики, состоится также в сентябре, но без всеобщего и прямого голосования.

О необычайной для Белоруссии интенсивности избирательной кампании говорит тот факт, что зарегистрировано 522 кандидата в депутаты, тогда как в прошлый раз было зарегистрировано лишь 363 кандидата. По большому счёту, количество зарегистрированных кандидатов никак не отражалось на «стерильности» палат Национального собрания. За все годы своего существования в НС не было ни единого случая демонстрации нелояльности к Администрации президента. Даже когда в 2007 году шла речь об отмене льгот ветеранам, то «представители ветеранских организаций» дружно голосовали «за» и «воздержался».

Ныне перед руководством республики стоит непростая задача, состоящая в том, чтобы продемонстрировать Западу не только честность, открытость и соответствие выборов демократическим стандартам, но и каким-то образом показать наличие в Белоруссии реальной политической жизни, независимой от государства. Поэтому в процессе формирования нового состава ППНС белорусские чиновники решили вспомнить о существовании почти забытых политических партий, даже названия основной массы которых почти ничего не говорят большинству рядовых граждан.

Стихийная многопартийность буйным цветом расцвела в Белоруссии еще в начале 90-х, выстраиваясь на наивных и далеких от реальности книжных представлениях о европейских партиях или даже давно исчезнувших примерах политического плюрализма Российской империи начала ХХ века. Белорусские политические партии с 1990 года появлялись стремительно и столь же быстро исчезали без следа. Тем не менее, к 1999 году в Белоруссии было официально зарегистрировано 43 партии, среди которых ведущую роль, как и в других бывших республиках СССР, играли националистические объединения.

На сегодняшний день в республике официально зарегистрировано 15 политических партий, о которых обычно вспоминают лишь чиновники и вузовские преподаватели социально-политических дисциплин. Тем не менее, даже формальное существование такого количества партий в «спящем режиме» дает властям возможность при необходимости извлекать их на свет и демонстрировать элементы демократии внешним наблюдателям. Сложная задача имитации демократических президентских выборов уже была решена в прошлом году, когда против Александра Лукашенко был выставлен оппозиционный кандидат. Это формально удовлетворило западных наблюдателей, которые в этот раз не отличались особой взыскательностью, будучи заинтересованы в положительной оценке президентских выборов и улучшении отношений с Белоруссией.

О том, что партийная система жива и реальна, напомнила 7 августа председатель Центризбиркома Лидия Ермошина, которая отметила увеличение количества кандидатов от партий и заявила, что «партии не умерли, они функционируют, и даже те, которые мы привыкли считать „диванными“ (то есть их почти не слышно между выборами), они все равно попытались и какое-то количество кандидатов выдвинули». Правда, сама речь председателя Центризбиркома содержит невольные оговорки, выдающие существование серьезных проблем со свободой и плюрализмом в Белоруссии, политический строй которой по конституции считается демократическим — признается, что партии являются «диванными», но, к счастью, пока еще «не умерли». Учитывая обстановку, которая существует внутри постсоветской республики уже 20 лет, есть повод действительно удивляться, что партии еще не умерли. В отношении же некоторых уместен вопрос о том, были ли они когда-нибудь живы, так как возникновение и развитие партий в Белоруссии не только изначально носило искусственный и подражательный характер, но и происходило при полном отсутствии реальных традиций политического плюрализма и многопартийности. Кроме того, политические партии к концу ХХ века пришли в упадок по всему миру в связи с целым рядом факторов, включая изменение социальной структуры и массовое распространение аполитичного индивида-потребителя. Поэтому исторически запоздалая попытка партийного строительства в Белоруссии была, по сути, обречена, столкнувшись с неблагоприятными условиями внутри республики и новыми влияниями эпохи глобализации.

Следует отметить, что в начале 90-х в Белоруссии, как, впрочем, и в других частях бывшего СССР бурлила политическая жизнь. Однако это было результатом еще советского политического наследия, в котором основную роль задавали люди с советским воспитанием и образованием. Этот изначальный спонтанный и наивный порыв народной демократии к началу 2000-х захлебнулся и выродился, так и не породив ничего существенного и жизнеспособного. Сохранились партии, проявившие лояльность к власти, а националистическая оппозиция выжила за счет западной финансовой поддержки. Подлинно народных партий, которые, как казалось, должны были бы неизбежно появиться, так и не возникло. Главной причиной этого стало давление со стороны государства, которое установило жесткий авторитарный режим и избавилось от любых ростков реальной политической конкуренции своим структурам. Однако и само белорусское общество оказалось не готово к политическому плюрализму и самоорганизации, без которых невозможно полноценное существование партий.

Данные о численности партий показывают, что количество их членов нередко предельно близко к минимальному показателю в 1000 человек, установленному законом о политических партиях. Все официально существующие сегодня белорусские партии разделяются не столько по идеологической ориентации, сколько по критерию отношения к существующей власти — на провластные и оппозиционные. Естественно, некоторые из партий стремятся уйти от такой жесткой классификации, и представить себя в качестве «третьей силы». Однако здесь уже возникает проблема партийной идеологии, без которой партия лишена индивидуального облика. Если посмотреть на программы белорусских партий, то создается впечатление некой постмодернистской шизофрении, которая лишила смысла любые классические идеологические ориентации.

Так, например, старейшая коммунистическая партия, формально наследующая традиции компартии БССР советского периода, в своей программе использует архаичный лексикон прошлого века («Великий Октябрь», «кризис капитализма», «классовая борьба», «ленинские нормы» и т. д.), клеймит «псевдореформаторов, перерожденцев и капитулянтов», пришедших к власти в последние годы существования СССР и провозглашает «построение социализма» в качестве стратегической цели. При этом белорусская экономическая модель, которая не так давно была объявлена властями «государственным капитализмом», критики не вызывает, как и очевидное уничтожение в Белоруссии дорогого сердцу коммунистов «народовластия». Пункт программы-минимум, предполагающий «не допустить капитализации страны и прихода к власти буржуазии», способен вызвать лишь саркастическую улыбку, так как в Белоруссии уже давно царит «дикий» капитализм с местным колоритом, а вся крупная буржуазия состоит исключительно из приближенных к власти предпринимателей. Тем самым идеология программы предстает лишь как неуклюжая маскировка позиции соглашательства с любыми действиями властей. На нынешних выборах партия, которая на протяжении последних 15 лет имела 6 депутатов в парламенте, выдвинула 52 кандидата, из которых регистрацию прошли 44 человека.

С 1996 года в Белоруссии было целых две коммунистических партии, которые разделились по основному вопросу белорусской политики — отношению к проводимому Лукашенко курсу. В результате инспирированного раскола из оппозиционной «Партии коммунистов Белорусской» (ПКБ, наследница компартии БССР, запрещённой в 1991 году и восстановленной с новым названием) была выделена «Коммунистическая партия Белоруссии» (КПБ). Вскоре, в 2009 году отказавшаяся от цели построения коммунизма «порозовевшая» ПКБ сменила название на «Белорусскую партию левых „Справедливый мир“», сместившись в идеологическом спектре на некую расплывчатую и абстрактную «левую» позицию. Руководителям партии хватило, по крайней мере, смелости признать утрату коммунистической идеологии и сменить название. Бывшим товарищам в КПБ не хватило смелости отказаться от коммунистических идеалов, равно как и отказаться от услужения Администрации президента, что щедро вознаграждалось различными формами «поддержки», в том числе материальной. Однако это не спасло КПБ от таяния рядов — смерть от старости быстро сокращала «актив», «первички» пополнять было некем. Кроме того, часть бывших членов ПКБ и коммунистов по убеждениям образовала «Белорусскую коммунистическую партию трудящихся», которую Минюст категорически отказывается регистрировать. Несмотря на это БКПТ действует, находясь в умеренной оппозиции и привлекая к себе идейных коммунистов, самим фактом своей подпольной деятельности обостряя конкуренцию на левом фланге.

БПЛ «Справедливый мир» полагает, что придерживается «социалистической» идеологии и ставит перед собой цель построения «общества народовластия, социальной справедливости, равенства, солидарности и свободы», которая в действительности является лишь признанием отсутствия цели, скрытого за набором крайне абстрактных и во многом утративших свой смысл лозунгов. Если коммунисты не собираются устанавливать диктатуру пролетариата и строить коммунизм, то нет ничего удивительного и в том, что белорусские социалисты используют преимущественно либеральные принципы, среди которых социалистическое «равенство» выглядит блекло и неубедительно. На выборы партия, не имевшая мест в парламенте с 2000 года, выставила 46 кандидатов, из которых регистрацию прошли 38 человек.

Произвольное смешение и жонглирование элементами правых и левых идеологий, характерно и для программ других белорусских партий. Ведущая «правая» партия — «Партия «Белорусского народного фронта» именует себя «консервативно-либеральной», совмещая любовь к вышиванкам и фантазиям на тему «белорусского» средневековья с признанием абсолютной ценности частной собственности и рыночной экономики. Но ее фирменными отличительными чертами являются русофобия и стремление запретить русский язык, выдающими ультранационалистическую ориентацию. Деятельность БНФ внесла значительный вклад в то, чтобы превратить оппозицию в маргинальное и непопулярное явление, способствуя тем самым укреплению власти Александра Лукашенко. Кроме того, БНФ, будучи заклятым врагом нынешней власти, в последнее время все больше идеологически сближается с официальным курсом государственной «белорусизации», направленной на отдаление от России и вытеснение русского языка из общественной жизни. Поэтому не удивительно, что БНФ, численность которой сократилась до минимума, надеется вернуться в «большую политику». На нынешние выборы партия, которая последние 20 лет не имела представителей в парламенте, выдвинула 60 кандидатов, из которых регистрацию прошли 49.

Помимо БНФ, представленного двумя партиями (существует также секта «Консервативно-христианская партия БНФ» проживающего в США Зенона Позняка), к правому крылу причисляет себя недавно образованная «Правоцентристская коалиция». В данное объединение включены «Объединенная гражданская партия» (ОГП), а также официально незарегистрированная, но находящаяся в процессе регистрации партия «Белорусская христианская демократия» (БХД), и третьим участником коалиции выступает карликовая общественная организация с громким названием «Движение «За свободу». Из программы ОГП можно, например, узнать, что рыночная экономика «освящена Богом» и ознакомиться с обширной программой либеральных реформ в Белоруссии, по своей оторванности от реальности напоминающей литературные утопические проекты XIX века. Помимо выдвижения покрывшихся пылью либеральных лозунгов из далекого прошлого, БХД выступает за интеграцию с ЕС, изоляцию от России и вытеснение русского языка из Белоруссии. Как и в случае «Белорусского народного фронта», реальной идеологией правоцентристов является радикальная русофобия (БХД) или отдаление от России путем сближения с Западом (ОГП). На нынешних выборах эти партии, не имевшие с 2000 года депутатов в парламенте, выдвинули 81 кандидата, из которых регистрацию прошли 67.

Еще более неопределенной идеологией обладает самая многочисленная «Либерально-демократическая партия» (45 970 человек), которая, под вывеской «либеральной демократии» меняет идеологические установки в зависимости от официального курса властей. Так, сегодня на сайте партии можно узнать, что белорусская государственность имеет «минимум десять славных веков прошлого», а ее истоками являются Великое княжество Литовское и Речь Посполитая. Это недавно появившееся идеологическое обновление соответствует новому курсу белорусских властей на отрицание исторической связи Белоруссии с Россией. Лидер партии Сергей Гайдукевич участвовал в качестве кандидата в президентских выборах 2001, 2006 и 2015 годов, содействуя властям в создании видимости политического плюрализма, а также помогал Александру Лукашенко в решении специфических коммерческих и имиджевых вопросов за рубежом. Сама партия, несмотря на многочисленность, в предыдущие годы получала в парламенте скромное символическое представительство в виде одного депутата. На нынешних выборах ЛДП выдвинула больше всех кандидатов (110 человек), из которых регистрацию прошли 77.

Не удивительно, что в глазах рядового индивида все разнообразие белорусской многопартийности сливается в некую бесформенную массу, выделиться из которой можно лишь поддержкой либо отвержением существующей власти. Однако диванный и декоративный характер белорусских партий, судя по всему, начинает беспокоить и белорусские власти. Ведь ситуация с политическим партиями и отсутствием политической жизни внутри республики косвенно указывает и на слабость белорусской государственности, лишний раз подчеркивая отсутствие реальных политических традиций.

На особый характер нынешнего выборного процесса указывает высокая активность кандидатов, так как даже ярые оппозиционеры понимают, что у них есть шанс заявить о себе в ситуации сближения Белоруссии с Западом. Взятый властями курс на «белорусизацию» во внутренней политике и прозападная позиция во внешней политике открывают новые возможности перед националистическими силами, которые долгие годы находились в опале. Это не означает, что президент намерен поделится властью с политическим аутсайдерами. Однако в перспективе постепенное движение Белоруссии по украинскому пути может вдохнуть в местную националистическую оппозицию новые силы. Националистическая переориентация заметна и в программах провластных партий, которые традиционно подстраиваются под официальный курс.

Сегодня перед властями стоит задача, с одной стороны, создать видимость свободных и честных выборов, а с другой — не допустить в парламент слишком большое количество нелояльных власти кандидатов. Заранее можно сказать, что обе задачи, скорее всего, будут решены без особых проблем, ведь принципиально нынешняя парламентская кампания отличается от предыдущих только одним — готовностью Запада признать её итоги. Москва всегда признавала итоги любых выборов в Белоруссии — в отличие от ЕС и США. Также в отличие от них РФ не формировала в Белоруссии пророссийскую фронду. И на этот раз от миссии СНГ не приходится ждать сюрпризов — для Москвы вопрос признания давно решён. Важность для формальных участников и наблюдателей представляет не столько состав палат Национального собрания, сколько решения, которые через него будет проводить Александр Лукашенко.

Артур Григорьев

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/08/25/mify-i-realnost-belorusskoy-mnogopartiynosti
Опубликовано 25 августа 2016 в 00:01
Все новости

24.09.2016

Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами