• USD 63.85 -0.21
  • EUR 71.80 -0.13
  • BRENT 47.25 +1.63%

«Ливийский узел» имени Барака Обамы: почему бомбежки США не приводят к миру

Ливийский город Сирт после демократизации.

Из Сирта исчезли черные знамена

Выступая на телеканале «Мисурата», представитель правительства Национального единства Ливии (GNA) Мохамед аль-Гассри заявил, что боевики «Исламского государства», запрещенного в России, выбиты из последних удерживаемых ими в Сирте укрепленных пунктов. Правительственные войска захватили превращенный в крепость конференц-центр Уагадугу, в котором джихадисты разбили свой штаб, и расположенную рядом больницу. Это значит, торжественно закончил аль-Гассри, что хотя отдельные перестрелки в центре города еще продолжаются, в целом боевики ИГ из Сирта выбиты. Освобождение родины Маумара Каддафи от «черных знамен джихада» стоило жизни более чем 350 правительственным солдатам, более полутора тысяч получили ранения.

Взятие Сирта, важного порта на западе Ливии, расположенного поблизости от так называемого «нефтяного полумесяца» Ливии в 350 км от Триполи, стало финальным аккордом решающего штурма, начатого две недели назад состоящими в т. ч. и из милиции Мисураты войсками, которые поддерживают GNA. Наступление правительственных войск на Сирт, главную базу отрядов ИГ в Ливии, началось еще в мае. В середине июня войска вошли в город, однако там их продвижение сильно замедлилось из-за плотного огня снайперов джихадистов и проверенной тактики использования самоубийц и начиненных взрывчаткой машин. Последний рывок стал возможен благодаря поддержке американской авиации, которая по просьбе GNA с 1 августа бомбит позиции «Исламского государства» как в самом городе, так и в его окрестностях. Всего, заявил представитель американского командования, ВВС США по состоянию на 8 августа нанесли 28 ракетно-бомбовых ударов по джихадистам. Сама же операция, предположительно, продлится месяц, до конца лета.

Новый театр боевых действий

По мере того, как численность боевиков «Исламского государства» сокращается в Сирии и Ираке, в Ливии она растет. Постепенная переориентация ИГ на Ливию началась еще в прошлом году. По мере успехов правительственных войск в Сирии и Ираке и помогающих им ВКС РФ и авиации США, а также их союзников по антиджихадистской коалиции, статус Ливии для ИГ меняется: от «плацдарма для нападений на Европу» до «главного театра боевых действий». Не удивительно, что сейчас все больше специалистов и политологов особенно в Америке и Европе считают, что передовой фронт борьбы с международным терроризмом плавно переходит с Ближнего Востока на север Африки.

О ливийском отделении ИГ впервые заговорили осенью 2014 года. Первой базой джихадистов в этой североафриканской стране стал восточный город Дерна, расположенный недалеко от границы с Египтом. Сотни молодых жителей Дерны воевали в свое время на стороне ИГ, тогда еще ИГИЛ, в Сирии и Ираке. В конце 14-го года часть из них вернулась домой. Они организовали первое отделение ИГ в Ливии и присягнули на верность халифу Ибрагиму, как себя называет лидер джихадистов Абу Бакр аль-Багдади.

В июле 2015 г. боевиков ИГ из Дерны вытеснили, но к тому времени они уже успели захватить Сирт. Город, где родился Муамар Каддафи, целый год был их главной базой в Ливии. После захвата города они также взяли под контроль прибрежную полосу с городами Бен-Джавад, Нофалия, Сидр и Рас-Лануф, где находятся крупнейшие в стране нефтяные терминалы.
Укрепившись в мае 2015 года в Сирте, джихадисты начали совершать нападения на нефтяные месторождения. В январе этого года они, к примеру, изрешетили из крупнокалиберных пулеметов резервуары с нефтью в Сидре. Пожар, начавшийся после взрывов, был таким сильным, что его было хорошо видно из космоса.

По данным американской разведки, численность боевиков в черном в Ливии за последний год удвоилась. Сейчас в этой стране находится, по разным данным, от 4 до 6 тыс. джихадистов. Все больше свидетельств того, что львиную долю пополнения составляют члены ИГ, приезжающие из Сирии и Ирака.

Особенность ливийского отделения «Исламского государства» состоит в том, что иностранцев в нем намного больше, чем ливийцев. В результате большинство жителей Ливии относится к ним как к чужакам и незваным гостям. Этим, кстати, в значительной мере объясняется то странное, на первый взгляд обстоятельство, что удары американских ВВС по Сирту не вызвали бурных протестов ливийцев, обычно очень остро реагирующих на всякое сообщение о присутствии и действиях иностранных военных на территории своей страны. Тем не менее, глава GNA, премьер-министр Файез Серрадж поспешил заявить 1 августа, что военная поддержка извне будет строго ограниченной.

От процветания до хаоса один маленький шаг

3 августа Италия сообщила о «положительной реакции» на просьбу Вашингтона воспользоваться итальянскими военно-воздушными базами для нанесения ракетно-бомбовых ударов по позициям джихадистов на территории Ливии. Политологи считают эти бомбежки, защищающие, по словам президента Обамы, «жизненно важные национальные интересы Соединенных Штатов», первым этапом в очередном военном вмешательстве западных держав во внутренние дела Ливии. Сейчас его цель — борьба с «Исламским государством».

В отличие от натовской интервенции 2011 года, в которой были задействованы в основном военно-воздушные силы европейских государств, ракетно-бомбовые удары в августе этого года нанесены американскими самолетами. ВВС США, к слову, не первый раз в этом году бомбят территорию Ливии. Можно вспомнить, например, обстрел в начале года тренировочного лагеря ИГ в районе Сабраты на северо-западе страны.

Августовские бомбежки свидетельствуют также об усилении поддержки Западом нового правительства Ливии. Конечно, GNA нуждается в помощи. Правительству национального единства едва ли удастся справиться собственными силами с «Исламским государством», не говоря уже об анархии, царящей в стране после свержения режима Каддафи.

Всего каких-то пять-шесть лет назад Ливия была одной из самых богатых и стабильных стран Африки. Ее более четырех десятилетий возглавлял полковник Каддафи, захвативший власть в результате переворота в 1969 году. Благодаря доходам от продажи нефти и газа Каддафи построил в Ливии «арабский социализм» и обеспечил шести миллионам ливийцев безбедную жизнь. «Арабская весна» не без помощи западных держав, главным образом, европейских, свергла полковника Каддафи и повергла Ливию в продолжающийся до сих пор хаос. До недавнего времени в Ливии было два правительства, которые воевали как друг с другом, так и с многочисленными милициями, вооруженными формированиями, боровшимися против режима Каддафи и с тех пор отказывающимися разоружиться и вернуться к мирной жизни.

Признанный международным сообществом парламент — Палата представителей размещается в Тобруке и контролирует лишь часть восточной области Киренаики. В Бенгази и других городах Киренаики его плохо вооруженная и подготовленная «Ливийская национальная армия» (NLA) без особых успехов уже не первый год воюет с отрядами джихадистской милиции. Командующий NLA генерал Халифа Хафтар мечтает стать новым диктатором Ливии, но не может взять под контроль даже Бенгази, где расположен его штаб.

Правительству и парламенту в Тобруке противостоит исламистское правительство с парламентом в Триполи — Новый Всеобщий национальный конгресс (НВНК). Захват столицы исламистами и объявление единственным законодательным органом НВНК, где большинство мест принадлежит «Братьям-мусульманам», фактически и стали началом гражданской войны.

По словам старшего аналитика Европейского совета по международным отношениям Маттиа Тоальдо, Ливия фактически раскололась на несколько частей, похожих на средневековые города-государства. Объединить их вновь в единое целое сейчас пытается третье правительство — правительство национального единства во главе с Файезом аль-Сарраджем, признанное ООН и Западом, но не признанное двумя другими ливийскими правительствами.

Проблема безопасности для Ливии — ключевая. Даже в Вашингтоне и столицах западноевропейских государств сейчас соглашаются с тем, что политика Запада в этой североафриканской стране потерпела полный провал. Не удивительно, что Барак Обама считает самой большой ошибкой своего восьмилетнего президентства то, что Запад не сумел спланировать и обеспечить развитие Ливии по демократическому пути после свержения Муамара Каддафи.

«Черное золото» Ливии

В Триполи считают, что стабилизация обстановки невозможна без восстановления добычи нефти. Главное богатство Ливии, по мнению CNA, должно помочь ливийской экономике восстановиться после бурных событий последних пяти лет. На нефть и газ, напомним, приходится 95% экспорта Ливии и 98% валютных поступлений.

По запасам нефти — 47 млрд баррелей — Ливия лидирует на Черном континенте. При Каддафи она входила в первую десятку нефтедобывающих стран. К примеру, в 2010 г. ливийские нефтяники добывали 1,65 млн баррелей «черного золота» в сутки. Сейчас добыча снизилась почти в пять раз до 360 тыс. бар. Между тем, для более-менее нормального функционирования правительства необходима добыча на уровне не менее 800 тыс. бар./сутки.

31 июля государственная нефтяная компания National Oil Corporation (NOC) объявила о подписании соглашения с отрядами «Гвардии защиты нефтяных объектов» (PFG) об открытии ряда блокированных «гвардейцами» полтора года назад нефтяных портов-терминалов. В первую очередь речь идет о Рас-Лануфе, Сидре и Зуэйтине, способных пропускать до 600 тыс. баррелей в сутки.

«Гвардия» — полугосударственная военизированная структура под командованием Ибрагима аль-Джадрана, которая тяготеет к НВНК. Если эта милиция будет выполнять сделку, то, как считают в NOC, добыча нефти уже к середине августа может вырасти на 150 тыс. бар./сутки. К концу года NOC надеется довести добычу нефти до 900 тыс. бар., а в 2017 г. — вернуться к довоенному уровню.

Однако сейчас, после захвата Сирта, эпицентр гражданской войны может переместиться в Зуэйтину. По поступающим из Ливии сообщениям, этот порт явно хотят атаковать вооруженные отряды из восточной Ливии, отказывающиеся признавать правительство нацединства. Нападение на Зуэйтину, говорится в совместном заявлении Франции, Великобритании, Италии, ФРГ и США, не только еще больше обострит и без сложную обстановку в Ливии, но и может сорвать усилия GNA по возобновлению добычи и экспорта нефти, а следовательно восстановления ливийской государственности.

В Европе боятся мигрантов из Ливии

С Ливией у Европы связана еще одна очень крупная проблема. Это, конечно, беженцы, тысячами переправляющиеся на утлых суденышках и лодках через Средиземное море в Италию. По данным Международной организации по миграции (IOM), почти полмиллиона ливийцев (425 250 человек) в результате гражданской войны были вынуждены покинуть свои дома. Для страны с 6-миллионным населением это, конечно, очень высокая цифра.

В последние полгода всеобщее внимание было приковано к соглашению между ЕС и Турцией по беженцам. С момента его заключения поток мигрантов, направляющихся в Европу через Турцию, действительно значительно снизился. Однако после попытки переворота в Турции отношения между Анкарой и Брюсселем резко обострились. Турецкая сторона шантажирует европейцев срывом соглашения, если ЕС откажет туркам в обещанном безвизовом режиме. Сейчас в Европе вновь вспомнили о ливийских беженцах, о которых, впрочем, никогда и не забывали в Италии. По данным итальянской береговой охраны, только за первую неделю августа у берегов Сицилии были спасены свыше 8 тыс. мигрантов из Ливии.
Главная причина, заставляющая Европу с таким вниманием относиться к проблеме беженцев, состоит даже не столько в их численности, сколько в уровне смертности. Согласно данным IOM, из каждых 20 мигрантов из Ливии в среднем приблизительно один погибает в море. Для сравнения: уровень смертности на «балканском» маршруте между Турцией и Грецией — примерно, одна жертва на тысячу.

Те же плюс американцы

«Исламское государство» — скорее симптом ливийской нестабильности, чем ее причина. Появление его в Ливии облегчил вакуум власти. Борьба за власть или, если угодно — гражданская война, началась летом 2014 г. после появления двух разных парламентов и правительств.

GNA обратилось к США за военной помощью, когда наступление на Сирт остановилось. Присутствие спецназовцев западных стран и в первую очередь США в Ливии уже давно секрет полишинеля. Например, недавно, после гибели трех военнослужащих на сбитом около Бенгази вертолете, наличие своих спецназовцев в Ливии была вынуждена признать Франция. В Париже утверждают, что они не воюют, а только собирают информацию.

Вся сложность ситуации в Ливии, считает питтсбургское издание Post-Gazette, заключается в том, что ни удары с воздуха, ни поддержка наступления правительственных войск сотнями американских спецназовцев не соответствуют целям, которые преследует Вашингтон в Ливии.

Главной целью политики США и ЕС в Ливии является не установление мира на многострадальной ливийской земле, что США с союзниками недвусмысленно демонстрировали все пять лет после свержения Муамара Каддафи, а намерение помешать «Исламскому государству» превратить эту североафриканскую страну в плацдарм для дальнейших атак на Европу, до которой из Ливии рукой подать. Ливию и Сицилию разделяют немногим более 100 км Средиземного моря. «Последнее, что нам сейчас нужно, — заявил госсекретарь США Джон Керри на заседании Глобальной коалиции по борьбе с „Исламским государством“, которое прошло в первых числах февраля в Риме, — это образование нового халифата в Ливии, который будет иметь доступ к миллиардам нефтедолларов».

Однако весь год, до волны терактов, прокатившейся по Европе этим летом, Запад наблюдал за происходящим в Ливии со ставшими для него привычными в последние годы спокойствием и безучастностью. Между тем, справиться с ИГ будет нелегко. В этом американцы уже могли бы убедиться на примере Сирии и Ирака. Они с союзниками не могут захватить ни Мосул, ни Ракку несмотря на то, что, по последним данным американской разведки, численность боевиков «Исламского государства» на Ближнем Востоке уменьшилась на 45 тыс. и сейчас составляет не больше 15−20 тыс. человек.

Джихадистов так давно бомбят в Сирии и Ираке, что они неплохо научились прятаться от бомб и ракет и сейчас применяют эти навыки в Африке. Удары с воздуха, а также захват правительственными силами Сирта приводят не к уничтожению боевой силы ИГ, а к рассеиванию ее по другим населенным пунктам и позициям.

Следует иметь в виду, что «рабочей», так сказать, территорией в Ливии является средиземноморское побережье и узкая полоса земли, прилегающая к морю. Основную же часть страны занимает пустыня. На этой территории, куда, скорее всего, отступят выбитые из Сирта боевики в черном, крайне трудно вести боевые действия. Это наглядно показали в годы Второй мировой войны немецкие и британские войска.

Еще одна фундаментальная проблема, которая почти сводит на нет вмешательство США в гражданскую войну в Ливии, заключается в том, что политика Белого дома никак не затрагивает главную внутреннюю проблему, а именно существование, кроме GNA, двух других правительств, отказывающихся признавать его власть.

Вашингтон вместе с западными союзниками признает правительство национального единства, но на всякий случай заигрывает и с правительством в Тобруке, которое Белый дом поддерживал до образования GNA. Согласно недавно опубликованным распечаткам телефонных разговоров, сообщает журнал National Interest, западные страны, включая США, собираются помогать с воздуха воевать с исламистами и генералу Хафтеру, который является ярым противником GNA.
Барак Обама говорит, что США помогут GNA «закончить дело» и захватить Сирт. Сирт в целом уже взят, но с джихадистами в Ливии еще не покончено. Если десятилетие войны на Ближнем Востоке чему-то научило Белый дом, то там должны понимать, что захват территории это еще не окончание дела, а только начало.

Борьба предстоит долгая и тяжелая.

Сергей Мануков, специально для EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/08/12/liviyskiy-uzel-imeni-baraka-obamy-pochemu-bombezhki-ssha-ne-privodyat-k-miru
Опубликовано 12 августа 2016 в 17:25
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами