• USD 62.80 -0.28
  • EUR 70.67 -0.15
  • BRENT 50.19 +0.76%

«Что делать еврейскому государству в компании Ирана, Египта, Турции и России»: Израиль в фокусе

Самех Шукри. Иллюстрация: lawinrussia.ru

Портал 9tv.co.il опубликовал аналитическую статью израильского общественного деятеля и публициста Александра Непомнящего, под заголовком «Каирские пасьянсы на иерусалимской скатерти».

Внезапное, впервые за 9 лет, появление министра иностранных дел Египта Самеха Шукри в Израиле, да ещё и в Иерусалиме, то есть, де факто подчёркивающее право евреев на этот город, совершенно не ординарно для арабского политика, даже с учётом тех особых отношений, которые сложились между лидерами обеих стран в последние годы.
Стоит заметить, что, возможно, внезапным этот визит и не был. Просто в силу чувствительности политических отношений между Израилем и арабским государством, о нём не предупреждали СМИ до самого последнего момента. Глава египетского МИДа встретился 10 июля с премьер-министром Нетанияху даже дважды с перерывом в несколько часов. Вероятно, речь шла о передаче предложения от египетского президента Ас-Сиси и последующем ожидании ответа.

Очевидно, у этого визита должна была быть весомая причина, которая, однако, так и не была озвучена официально, давая повод для самых разнообразных спекуляций в израильских, арабских и других мировых СМИ, заинтригованных неожиданным событием.

Сказанные Шукри общие слова о необходимости возобновления арабо-израильских переговоров, вряд ли годятся в качестве удовлетворительного объяснения. Для того, чтобы сделать подобные рутинные заявления главе египетского МИДа вовсе не обязательно было приезжать в Израиль, а уж тем более в Иерусалим. Как не требовалось этого и для получения прибитых на прошлой неделе к берегу возле Нетании обломков рухнувшего в море весной египетского пассажирского авиалайнера, удерживать которые Израилю у себя нет ни малейшего смысла.

И тесное военное сотрудничество, по меньшей мере, на Синайском полуострове, которое, как стало известно, включает регулярное участие израильских БПЛА в боях с исламскими радикалами с неофициального одобрения египетских властей, развивается теперь в рабочем режиме, очевидно, не нуждаясь в дополнительных встречах на столь высоком политическом уровне. И предположение о том, что этот визит был необходим в рамках подготовки вероятной в ближайшем будущем встречи израильского премьер-министра Нетанияху с египетским президентом Ас-Сиси в Каире, тоже не кажется достаточно убедительным.

Не исключено, что, по крайней мере, часть состоявшегося разговора между Нетанияху и Шукри была связана с возможностью возобновления переговоров между Израилем и главой автономии Махмудом Аббасом. Вместе с тем, трудно поверить в то, что египтяне, у которых сейчас достаточно своих реальных проблем, станут прилагать особые усилия в заведомо бессмысленном предприятии.

На фоне угроз как со стороны ХАМАСа, так и со стороны ИГИЛа создание стабильного арабского государства в Иудее и Самарии сейчас не является реальной возможностью, и это понимают даже самые неистовые его сторонники. Вносить же дополнительную нестабильность в регионе именно сейчас, очевидно не в интересах Египта. Не стоит подозревать Ас-Сиси и его окружение в каких-либо сантиментах к Израилю, но ослаблять едва ли не самого важного своего союзника в борьбе с исламскими радикалами в данный момент, им точно не с руки.

Поэтому активность в направлении возобновления переговоров — не более чем дань общепринятым политическим установкам и влиятельным антиизраильским кругам в Египте: пронасеровской светской интеллектуальной элите и клирикам из университета аль-Азхар, необходимым Ас-Сиси для уравновешивания других исламских радикалов. И те, и другие сопротивляются усилиям египетского лидера, направленным на экономическое сближение с Израилем.

На самом деле потерявший всякую релевантность Аббас никого уже не интересует. Другое дело, что под эгидой якобы возобновления переговорного процесса, объясняющего арабским массам необходимость контактов с Израилем, можно вести настоящие, важные обсуждения по экономическим и стратегическим вопросам, заключая сделки, столь необходимые корчащемуся в судорогах инфраструктурного кризиса Египту.

В политическом диалоге, особенно на Востоке, нюансы крайне существенны. То, что именно Шукри приехал в Израиль, тем более в Иерусалим, а не, скажем, Ицхак Молхо, Дори Голд или кто-то другой из доверенных лиц израильского премьер-министра в Каир, говорит о том, что речь шла об уступке или просьбе со стороны египтян. При этом содержание разговора требовало личной встречи, а не телефонного разговора. И не в силу секретности, обеспечить которую израильтянам и египтянам не представляет проблемы, а потому, что обсуждать подобные вопросы следует глядя в лицо собеседнику.
Существуют, несколько вопросов, которые могут сейчас весьма серьёзно волновать египтян. Настолько, чтобы высокопоставленный египетский чиновник был готов появиться в Иерусалиме и беседовать с глазу на глаз с израильским премьером, подобно тому, как совсем недавно сам Нетанияху отправлялся в Москву, чтобы лично очертить российскому президенту границы израильских интересов в Сирии.

Один из них — это вопрос о том, насколько глубоко будет позволено туркам, влезть в дела сектора Газы. Ас-Сиси ведёт в стране бескомпромиссную войну с «Братьями-мусульманами». ХАМАС и их новый покровитель Эрдоган представляют, по сути, филиалы этого движения. Именно поэтому нынешние отношения египетского лидера как с правящим в секторе Газы ХАМАСом, так и с турецкими властями крайне натянутые. Не исключено, что Каир хочет быть уверенным в том, что, блюдя свои интересы, и, присматривая за турками в Газе, Израиль не забудет и об интересах своего южного соседа.

Вторым, также связанным с турками, является вопрос о продаже израильского газа в Европу через турецкий газопровод. У Египта, чьи энергетические потребности колоссальны, а инфраструктура уничтожена гражданской войной, есть свои виды на израильский газ. Да и вообще сближение Израиля с Турцией как таковое беспокоит Каир.

Наконец, третьей, ещё более чувствительной темой является для египтян строительство гигантской дамбы на Голубом Ниле, которое ведут эфиопы. Как и тысячи лет назад, Нил по-прежнему является источником жизни для разбухающего от неуправляемой демографии нищего Египта. Предполагаемое сокращение объёма нильской воды, которая станет достигать Египта после завершения дамбы, способное, по мнению египтян, привести к нехватке питьевой и необходимой для сельского хозяйства воды, а также к сокращению выработки электроэнергии на Асуанской плотине, вызывает в Каире очень серьёзные опасения.

Вообще, в Египте и раньше крайне ревниво и настороженно относились к контактам Израиля в Восточной Африке. Но если в 50-е и 60-е годы у них не было возможности напрямую обратиться к Израилю, то теперь, они хотят быть уверенными, что израильтяне, развивающие бурную политическую, дипломатическую и экономическую деятельность у них на заднем дворе, не ущемят египетские интересы.

Все три указанные выше темы, с точки зрения израильтян, обеспечивают набор козырей, пригодных для использования в политических и дипломатических контактах с Египтом.

Вместе с тем, есть ещё один вопрос, который мог быть затронут на встрече. И вот он является крайне проблематичным именно для израильтян. Надо полагать, Махмуд Аббас больше не рассматривается главами арабских государств, как перспективный лидер арабов в Иудее и Самарии, способный к принятию осмысленных решений. Его уход — исключительно вопрос времени. В Саудовской Аравии и её сателлитах-союзниках в первую очередь ОАЕ, Египте и Иордании подыскивают кандидатов на замену Аббасу. Одним из них пытается стать один из бывших молодёжных руководителей ФАТХа Мухаммад Дахлан, оттирающий пороги властных резиденций в ОАЕ и Каире. В качестве альтернативы, возможно, там рассматривают и главу террористической группировки «Танзим» Маруана Барагути, отбывающего пожизненное заключение (5 пожизненных сроков и ещё 40 лет) в израильской тюрьме за организацию терактов и убийств.

Идея превратить Баргути в «палестинского Манделу» крутится в определённых кругах уже давно. Отсюда и попытки обеспечить отвратительного террориста Нобелевской премией мира. Для Египта внедрение Баргути вместо Аббаса может быть интересным проектом, предполагающим в перспективе постепенное и контролируемое Каиром ослабление еврейского государства.

Однако у Израиля нет ни малейших интересов повторить злосчастную судьбу ЮАР, тем более что по сравнению с Баргути, друг Арафата Мандела, был просто пацифистом и душкой. Другими словами, шансов, что воцарение выпущенного Израилем из тюрьмы Маруана Баргути в Иудее и Самарии в итоге не закончится повторением террора начала 2000-х или даже более кровавым сценарием, просто нет.

Нет сомнений, что это понятно и нынешнему правительству Израиля. Поэтому, следует надеяться что, лавируя между внешними и внутренними усилиями развалить еврейское государство, лидеры страны не станут рассматривать самоубийственные инициативы вроде освобождения Маруана Баргути из тюрьмы в качестве реалистических сценариев. (9tv.co.il)

Портал mignews.com опубликовал аналитическую статью публициста Ирины Петровой под заголовком «Другая Турция».

Попытка переворота в Турции заставила все соседние страны испуганно вздрогнуть и задуматься, что это означает для них.
Как известно, вечером 15 июля военные захватили здание Генштаба в Стамбуле, перекрыли крупные мосты и ввели комендантский час. Но часть армии не поддержала мятежников, народ по призыву Эрдогана вышел на улицы и к утру бунт был подавлен, хотя скептики говорят, что противостояние еще не закончилось.

Все западные страны выразили поддержку Эрдогану и осудили попытку переворота. Присоединился к ним и Израиль, выразив надежду, что процесс восстановления между Иерусалимом и Анкарой будет продолжаться. Собственно, никакого другого варианта дипломатической реакции не могло быть. Да и надежда на дальнейшее сближение должна оправдаться, поскольку инициировал этот процесс тот же Эрдоган, который в последние дни решил наладить отношения не только с Израилем, но и с Россией, Египтом и Ираном.

Эксперты согласны, что международная политика Анкары в ближайшее время не изменится. На фоне нескончаемых войн в соседних странах — Сирии и Ираке, Турции нужны партнеры, прежде всего экономические. Обнищание населения, нестабильность, потери туристического бизнеса сказываются на рейтинге президента, которому важно быть отцом нации. И хотя нация во время путча продемонстрировала верность своему лидеру, это не повод снова ввергать ее в нищету — до поры до времени.

Зато в отношении внутренней политики Эрдоган получил карт-бланш. Запад напрасно утешает себя иллюзиями, что турки вышли на улицу, защищая демократию от силового захвата власти. Истинные сторонники демократии не стали бы дожидаться призыва президента. Тот факт, что переворот не поддержало ни общество, ни большая часть армии, говорит о том, что Турция — за Эрдогана, с его идеями дальнейшей исламизации страны, отторжения западных ценностей и восстановления Османской империи.

Разумеется, в турецком обществе еще остались несогласные, но новая реальность позволяет расправиться с ними достаточно жестко. Правительство собирается вернуть смертную казнь, отмененную в 2004 году, когда Турция делала первые попытки вступить в Евросоюз. Очевидно, будут введены и другие меры, ограничивающие гражданские права и свободы, в стране будет расти авторитаризм и влияние ислама, власть президента станет практически неограниченной.

Отразится ли это на Израиле? На первом этапе, скорее всего, нет — Эрдоган будет бороться с внутренними врагами, а Турция останется нашим вновь обретенным союзником. Но сама Турция будет все больше меняться в сторону исламского фундаментализма и антисемитизма, османских амбиций, «флотилий Свободы», исков против израильских солдат. Не исключено, что для победившего ислама сам Эрдоган окажется недостаточно хорош, и более радикальные силы сместят его вполне демократическим путем, как это сделали в Египте «Братья-мусульмане» во главе с Мурси. Впрочем, сам Эрдоган не скрывает своих симпатий к «Братьям-мусульманам» и другим экстремистским группировкам. Известна его поддержка ХАМАСа, и хамасовские лидеры не случайно в числе первых поздравили президента с подавлением мятежа.

Эрдоган может и сам в любой момент развернуть внешнеполитический курс на 180 градусов и обвинить Израиль в агрессии и оккупации. Такой поворот уже происходил, и застал наших лидеров врасплох. Сейчас они склонны считать несколько лет охлаждения между нашими странами временным недоразумением, но не исключено, что «временное недоразумение», с точки зрения нынешней Турции — это недавнее примирение с Израилем.

Возвращение смертной казни будет означать, что Эрдогану в долгосрочной перспективе уже не интересен Евросоюз и Запад в целом. Об этом свидетельствуют и нападки на США, которые Анкара обвиняет в укрывательстве лидера турецкой оппозиции Фетхуллы Гюлена, якобы организовавшего путч. Это звучит странно, поскольку военные выступали против исламизации Турции, а Гюлен еще больший сторонник исламизма, чем Эрдоган. Кроме того, президент упомянул «американских кураторов» мятежа, открыто бросая вызов США. Все это выглядит так, будто Турция собирается сформировать вокруг себя новый геополитический блок, куда наверное не прочь включить и Израиль, по крайней мере, на первом этапе. Но что делать еврейскому государству в компании Ирана, Египта, Турции и России? Как строить отношения со своим главным союзником — Вашингтоном, если США будут объявлены идейным противником этого блока? А если Израиль в итоге в этот блок не попадет — что вероятнее всего, — то будет не слишком приятно иметь его под боком.

Хотя Эрдоган представляет провал путча как результат единства народа и власти, на самом деле ситуация в стране крайне не стабильна. Мятеж продемонстрировал раскол в армии; этот раскол несомненно существует и в самом обществе, где не все согласны с курсом правительства. Да, Эрдоган будет выжигать инакомыслие каленым железом, но диктаторские меры могут вызвать новые бунты. Не следует забывать, что Турция сидит на пороховой бочке, которая называется «курдский вопрос». Если курды выступят против президента, в стране начнется гражданская война и одной горячей точкой в регионе станет больше.

Было бы лучше для Израиля, если бы переворот закончился победой? Военные в Турции всегда представляли наиболее здравомыслящую, секулярную и прозападную прослойку населения, и, возможно, с ними было бы проще иметь дело. Пример тому — сотрудничество Израиля с армией Египта, которое не прекращалось даже в темные времена «Братьев-мусульман». Но реакция общества показала, что не только другим странам, но и новому правительству, если бы оно добилось власти, пришлось бы иметь дело с той Турцией, которая не хочет идти по западному пути. Гражданская война и в этом случае была бы более чем реальна.

Пока неясно, чем закончатся события. Но иллюзии рассеялись: перед нами другая Турция, и такой она стала не 15 июля, а много раньше. (mignews.com)

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/07/19/chto-delat-evreyskomu-gosudarstvu-v-kompanii-irana-egipta-turcii-i-rossii-izrail-v-fokuse
Опубликовано 19 июля 2016 в 18:13
Все новости

30.09.2016

Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами