• USD 58.80 +0.04
  • EUR 69.17 -0.13
  • BRENT 63.23

В Дербенте открыли памятник-менору в память о евреях, воевавших в Великую Отечественную

Фото: stmegi.com

На еврейском кладбище Дербента открыт мемориал «Бессмертный полк» — памятник погибшим во время Великой Отечественной войны фронтовикам — дербентским евреям.

Центральный памятник мемориала выполнен в виде меноры — золотого семисвечника, символа еврейской религии и еврейского народа, также изображенного на гербе Израиля. В центре каменной меноры — список дербентских евреев, ушедших на борьбу с немецко-фашистскими захватчиками и не доживших до Победы.

Председатель правления Дербентской иудейской религиозной общины Роберт Илишаев на открытии мемориала сказал: «Это дань памяти фронтовикам-дербентцам, положивших свои жизни за лучшее будущее своей страны от благодарных потомков».

От имени главы Дагестана Рамазана Абдулатипова выступил первый зампред республиканского госкомитета по делам религии Харбил Харбилов. «Сегодня, по истечении 70 лет после победы в самой кровопролитной войне в истории человечества, все чаще дают о себе знать потомки тех, кто развязал эту катастрофу. Мы должны быть бдительны, стоять на страже мира и защиты Победы, доставшейся безмерной ценой», — сказал Харбилов.

В памятном мероприятии приняли участие представители еврейской общины Дербента, ныне проживающие в Москве, Твери, Нью-Йорке. Открыл памятник последний ныне живущий дербентский еврей-участник войны Якуб Рувинов. Всего, по данным историков Великой Отечественной войны, на фронт было призвано более 2000 дербентских евреев. В 2012 году было подсчитано, что из них погибли на фронте или пропали без вести 913 человек. В последующие годы цифра по потерям и исчезновению без вести возросла. На памятнике-меноре, открытом сегодня в Дербенте, значится 1723 имени, но, как утверждают в еврейской общине города, этот список неполный.

Многие евреи Дербента по разным обстоятельствам не подлежали призыву, но отказались от брони и шли на фронт добровольцами. Главной причиной, как вспоминают современники, были свидетельства советской прессы о зверствах нацистов по отношению к евреям. «Помню, как уходил на фронт мой папа — Азарья Гуршумович Гуршумов, — вспоминала жительница Дербента Мария Гуршумова. —  В то время 37-летних мужчин еще не призывали. Никто бы его не забрал и потому, что нас ведь было у него шестеро детей. Но однажды он пришел домой с газетой в руках и стал читать нам о том, как фашисты живьем закапывают евреев в землю. Он еще не сказал, что решил идти на фронт добровольцем, а мама только развела руками и вполголоса задумчиво спросила сама у себя: „А как же я с детьми?“ В 1942 году папа пропал без вести под Сталинградом».

Похожую историю рассказал в 2013 году корреспонденту EADaily старейшина еврейской общины Махачкалы Шими Дибияев, участник Великой Отечественной войны. Его отца, уроженца Кайтагского района Дагестана Мигира Дибияева призвали на фронт в Дербенте в 1941 году. «Вскоре его убили на войне, мне тогда было 16, — вспоминал Дибияев. —  Я просился на фронт, а мне отказывали. В конце концов я добился того, чтобы меня призвали добровольцем. Пришел и сказал: „Моего отца убили фашисты, не могу тут сидеть в тылу“. Я бы мог получить „бронь“, потому что был из „блатной“ семьи. Один мой дядя был секретарем Буйнакского райкома ВКП (б), другой — председателем Дагпротребсоюза. В военкомате мне сказали: „Нечего тебе делать на фронте“. А я не послушался их. Забрался на крышу товарного вагона, доехал до Грозного. В Чечне меня ссадили и под конвоем вернули в Дагестан. Я пришел к дяде — секретарю райкома и сказал: „Оставьте меня. Мое место — на фронте, а не в тылу“. Отправили меня все же на фронт. Воевал, был ранен, вернулся на родину после Победы. Не скажу, что ранение было легкое. Однако выжил, вопреки всему выжил. Четыре раза оперировали потом, и потом еще много раз. С тех пор понял: судьба человека зависит только от Бога».

После демобилизации Шими Дибияев занялся восстановлением религиозной жизни евреев Дагестана. «Я помню с детства, что с шести лет ходил в синагогу вместе с отцом, — рассказал еврейский патриарх Махачкалы. —  Отец был очень религиозный, и меня приучил к этому. Потом, как повзрослел, и дома молился, и в синагогу ходил. Но Никита Сергеевич Хрущев вскоре пообещал показать по телевизору последнего попа. В одной Махачкале у нас было семь синагог! Все потом отобрали. И ни одной до сих пор не вернули». По словам Дибияева, возвращению евреям Махачкалы их синагоги долго препятствовал экс-мэр города Саид Амиров.

В 2013 году историк дербентского еврейства Ирина Михайлова издала книгу «Евреи Дербента в Великой Отечественной войне», выпущенную в Москве при содействии международного комитета «Джойнт» и просветительского еврейского центра «Сефер». В книгу Михайловой включены списки призванных, погибших и пропавших без вести солдат и офицеров, сведения о сынах полков, о воевавших семьях, о деятелях культуры, о евреях Дербента, оказавшихся в нацистском плену и ставших узниками концлагерей. Также в книгу включены статьи о дербентских евреях — тружениках тыла.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2016/07/13/v-derbente-otkryli-pamyatnik-menoru-v-pamyat-o-evreyah-voevavshih-v-velikuyu-otechestvennuyu
Опубликовано 13 июля 2016 в 17:22
Все новости

15.12.2017

Загрузить ещё
Аналитика
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами